Cпецпроект «Город в городе» рассказывает об архитектуре и инфраструктуре Олимпийского парка — технополиса, в котором державная романтика встретилась с технологиями цифровой эры. Каждый материал — это гид по одному кварталу олимпийского города и рассказ о жизни его обитателей, часто от первого лица. В очередном материале — обзор пресс-центров и медиатехнологий.

 

 

  

Олимпиаду в Сочи освещало около 11-ти тысяч представителей телерадиокомпаний и около четырёх тысяч журналистов и фотографов. Учитывая, что спортсменов в Сочи было втрое меньше, понятно, что все мы уже отражаемся в «чёрном зеркале».

  

 

 


Основными рабочими местами корреспондентов, помимо полевых пресс-центров, расположенных на каждом олимпийском стадионе, стали медиацентры. Самый большой из них расположен в Прибрежном кластере и похож на офисное здание где-нибудь на Цветном бульваре. Во время зимних Игр (которые, кстати, ещё продолжаются) он работает круглосуточно. Главный медиацентр вмещает до 6500 человек одновременно, и внутри него есть не только фуд‑корт, но и застеклённая прогулочная улица. В медиацентре «Горки», тоже круглосуточно открытом, но расположенном в Красной Поляне, решили обойтись без архитектурных вау‑излишеств и оставили визуальные эффекты на совести краснодарской природы. Главная особенность медиацентра в Горном кластере — открыточные панорамы. Телестудии и позиции для прямого включения обустроены на крыше центра с видами на заснеженные вершины Кавказа.

 

 

Организаторам удалось разместить большинство журналистов по соседству с их рабочими местами и наладить автобусное сообщение между ними и олимпийскими объектами. В прибрежном кластере представителям медиа отвели самую нарядную с виду гостиницу. Правда, мест в ней хватило не всем — кого-то поселили в квартале малоэтажных новостроек неподалёку. Видимо, чтобы было не так обидно, эти кварталы назвали именами, ласкающими слух и вызывающими в памяти образ ещё безусого Михалкова: «Александровский сад» и «Чистые пруды».

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 1.

 

 

За насмешливыми твитами и обоюдоострыми комментариями журналисты забыли о доброй и лучшей части инфраструктуры Олимпийской деревни — в шаговой доступности от гостиницы исправно работают супермаркеты, аптеки, химчистки, отделения почты, рестораны, интернет-кафе, а также офис поддержки банковских карт, нотариальная контора и поликлиника. Это в порядке вещей для Ванкувера или Солт-Лейк-Сити, но не для окраины Сочи, ещё пару лет назад забытой всеми богами, кроме тех, что присматривают за старообрядцами.

 

 

Журналисты, работающие в Горном кластере, живут в двух частях «Горки Города» на высоте 540 и 960 метров. С пресс-центром эти места соединяют канатка и автомобильная дорога. Последняя заканчивается в Олимпийской деревне парковкой на 700 мест. Верхний мир Олимпийского города имеет более ясные перспективы, чем Нижний, где на месте стадионов после Игр появятся не то цирковые арены, не то торговые центры. Поэтому инфраструктура в горах имеет на себе буржуазный налёт — помимо необходимого, здесь есть магазины одежды и сувенирные лавки, кинотеатры, спа-центр и даже аквапарк.

 

 


Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 3.

Корреспондент телеканала NBC,
Нью-Йорк (пожелал остаться неназванным)

 

Я приехал в Сочи 29 января и поселился в гостинице «Азимут» — потрясающее место, к нему нет никаких претензий. Конечно, отель новый, и было видно, что не всё успели доделать к Олимпиаде, но чувствовалось, что персонал старался: завтраки отличные, сервис в порядке. Когда мой номер залило, меня сразу переселили в другой. Вернувшись туда в один из дней, я обнаружил корзину с фруктами, шоколадку, бутылку вина и извинительную записку. Так что «Азимут» можно смело вычеркнуть из моего личного шит-листа.

Я был на арене «Шайба», на самой вершине «Розы Хутор» и в комплексе «Русские горки». Не могу назвать себя специалистом в вопросе спортивных сооружений, но, с моей точки зрения, там всё выглядело неплохо и было организовано так, как должно быть.

Я работал в медиацентре, изнутри он напоминает терминал какого-нибудь гигантского аэропорта — потолки там, наверное, метров 60. В рабочих помещениях нет окон, так что журналисты чувствуют себя отшельниками. У нашего канала было, кажется, самое большое помещение — если быть точным, 7469 м2. В нём даже есть свой собственный «Старбакс» — кстати, единственный в Сочи. Медиацентр вряд ли можно назвать уютным, и, мне кажется, этого и не предусматривалось. Внутри очень холодно, интерьер довольно невзрачный — в основном из-за того, что в здании слишком много временных объектов, а пол в главном зале уже начал разрушаться.

Ужасно, что городские власти спрятали в округе всё, что показалось им или кому-то выше уродливым — повсюду стены, на которых изображены фальшивые фасады. Но даже самый краткий визит в Адлер, провинциальный российский город, в котором трудно поверить, что совсем рядом проходят Олимпийские игры, не производит гнетущего впечатления и развеивает все иллюзии о русской провинции.

Кроме того, я был поражён, насколько много простых людей среди российских болельщиков. Путин и его окружение много говорили о том, что хотят превратить Сочи в альтернативу Турции — такой курорт для среднего класса. И, судя по тому, что я видел, у них это получилось. Основная масса людей с русскими флагами на трибунах — это действительно средний класс и те, кто стремится в него попасть: своеобразная одежда, причёски, спортивные костюмы, немного хамоватое поведение, «the тётки». То есть совсем не та среда, к которой я привык, живя и работая в Москве.

 

 


Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 4.

Игорь Айрапетов,
корреспондент НТВ+

 

Мы приехали 3 февраля и разместились в Горном кластере, в одном из корпусов комплекса «Горки Город», специально построенном для прессы. На фоне привычного русского пейзажа «Горки» кажутся чужеродным элементом. Складывается ощущение, что кто-то перепутал и вместо Альп построил кварталы шале на Кавказе.

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 5.

Когда мы зашли в номер, то как будто попали на стройплощадку — вся обстановка была покрыта строительной пылью. Но так как я готовил себя к разного рода сложностям, это не испортило моего настроения. Отели в «Горки Город» строились и обслуживались турками, так что персонал не говорил ни на русском, ни на любом другом популярном языке. Первые несколько дней их вообще не было видно. Прежде чем выполнить любую просьбу, с которой мы обращались на ресепшен, они записывали номер и фамилию обращавшегося. Зарплату всему персоналу выдавали каждый вечер, поэтому после заката территория вокруг «Горок» превращалась в торговую улицу Стамбула.

Год назад я делал сюжеты с соревнований в Горном кластере и могу сказать, что все бытовые проблемы были очевидны ещё тогда, но за год выводы не были сделаны. При этом к разрухе в сортирах добавилась разруха в головах. Волонтёрам нельзя отказать в старательности, но эффект от неё порой был нулевым. Они редко могли дать нужную информацию, и за всё это время я так и не нашёл у них кнопку переключения с режима робота на режим человека. Во время прошлогодней поездки мне запомнилось, что в Красной Поляне жили люди, которых не хотелось бы в тёмное время суток встретить на улице. В этот раз все они, кажется, стали сотрудниками службы безопасности. Их работа вызывала массу вопросов. В какой-то день тебя могли заставить раздеться чуть не до трусов, а в другой ты мог пронести на территорию всё что угодно.

В итоге к открытию Олимпиады 8 февраля мой панцирь объективности стал понемногу трескаться. Для меня это была первая Олимпиада, но коллеги рассказывали, что подобные настроения в порядке вещей и они чувствовали то же самое и в Лондоне, и в Ванкувере.

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 10.

На самих соревнованиях всё было в порядке и с точки зрения организации, и с точки зрения удачи, и спортивной борьбы, и травм. Но это нельзя считать заслугой организаторов — так устроена любая Олимпиада вообще. Мы с коллегами как раз пытались донести до зрителей этот олимпийский дух — не материальную, а метафизическую составляющую Игр. В комплексе «Лаура» мы очень много говорили с болельщиками — большинство из них оказалось очень искренними людьми, и, как мне кажется, они поняли наш посыл.

 

 

 

 

 


Мобильные приложения

 

По Олимпиадам одного порядка можно отмерять развитие информационного общества — обратного зума на четыре года как раз достаточно, чтобы удивиться, как быстро меняется наша повседневность. Никогда до сих пор Олимпиада не множилась по стольким мобильным устройствам и не отзывалась десятками мобильных приложений. Самые интересные из них стоит скачать и сохранить для коллекции — уж во всяком случае они принесут больше пользы, чем сизая сторублёвка со сноубордистом.

 

X
X

Лучший листинг

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 17.
«Яндекс.Медали»

 

Эстетически приятное приложение для тех, кто следил не за процессом, а за результатами Игр. Пожалуй, единственный его недостаток заключался в том, что представительство национальных сборных исчерпывалось Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном.

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 18.

 

 

 

 

 

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 23.

Иван Семёнов, ведущий дизайнер «Яндекса»

Приложение «Яндекс.Медали» делалось в дополнение к основному проекту «Яндекса» про Олимпиаду. На самом деле большинство людей во время таких соревнований интересует только один вопрос — как там наши. Им интересны победы, количество медалей и место в основном зачёте. Мы решили сконцентрироваться на этом — сделать очень простое и красивое приложение, которое бы помогало всегда быть в курсе. Потом появилась идея сопричастности. Все болельщики узнают «своих» по цветам, атрибутике или каким-то деталям. Всегда приятно встретиться взглядом со «своим» в метро или на улице и понять, что вас объединяют одни интересы. Так появилась идея об оригинальном звуке прикатившейся медальки, который был бы очень узнаваем. Когда наша сборная выигрывала, всем приходило пуш-уведомление с одним и тем же звуком. Как будто всем пришло SMS о зарплате. Со временем этот звук стал узнаваемым, и я сам видел, как попутчики и прохожие улыбались друг другу, получив очередное уведомление о победе России.

 o 

 

X
X

Лучший фан-клуб

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 24.
Olympic Athletes’ Hub

 

Оригинальное приложение Международного олимпийского комитета, собравшее в одном месте всю социальную активность спортсменов, будь то Facebook, Twitter или Instagram. Подписку можно ограничить только интересными атлетами, командами или видами спорта.

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 25.

X
X

Лучший сейв

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 30.
«Сочи+»

 

Тот факт, что крупнейшее российское онлайн-издание о спорте Sports.ru не получило аккредитацию в Сочи из-за происков конкурентов, никак не отразился на масштабе освещения Олимпиады. Мало того, что редакторы Sports.ru успешно освещали Игры на пионерском расстоянии, команда Юрия Дудя добавила в копилку олимпийских приложений своё «Сочи+» — с блогами болельщиков и историей всех прошедших Игр.

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 31.

X
X

Самое популярное приложение

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 35.
«Гид Сочи 2014»

 

Официальное приложение Оргкомитета «Гид по Сочи 2014» предсказуемо побило все рекорды по скачиваниям — до закрытия Олимпиады его загрузило более 4,5 миллионов пользователей. Несмотря на родственные связи с талисманами Сочи-2014, приложение выглядит неплохо, а также дружелюбно к пользователям — при первом включении вся главная информация сохраняется в памяти телефона, так что узнать расписание соревнований на следующий день или проложить маршрут до соседнего стадиона можно было без соединения с интернетом.

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 36.

X
X

Лучшее зарубежное приложение

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 41.
Sochi: The Calvert
Journal City Guide

 

Для тех, кто самостоятельно разобрался в устройстве Олимпийского города и научился со стопроцентной вероятностью раскидывать карты на прибытие автобуса до дома, британский Calvert Journal выпустил свой гид по Сочи. Путеводитель посвящён не столько территории Олимпиады, сколько неочевидным городским достопримечательностям. В нём сошлись эстетика приморского курорта в несезон, послевкусие былого великолепия советских пансионатов и кубанская эклектика, дополненные полезным списком лучших ресторанов Сочи, Адлера и Красной Поляны. Приложение стало первым в серии путеводителей издания по городам России — следом обещают выпустить аналогичные гиды по Петербургу и Москве.

 

 

 

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 42.

Оля Корсун, Лондон, visual producer

Я пробыла в Сочи почти три недели и из олимпийских объектов успела посмотреть Прибрежный кластер и комплекс «Роза Хутор». Мне понравилась «Айсберг-арена», потому что там магически блестит лед, и стадион «Фишт» — он очень красиво переливается на солнце. «Роза Хутор» немного смутил своей приторной нарядностью, но горы, прекрасные горы перекрывают всё. В целом, от Сочи осталось приятное чувство на душе, хочется вернуться и прокатиться ещё раз на «Ласточке».

 o 

 

 Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 43.

 

Мы были в Сочи неделю и должны были сделать свежий гид по городу, поэтому ориентировались на собственные ощущения и интересы. На выходе оказалось, что олимпийских объектов и Красной Поляны в гиде практически нет. Нас манили старые здравницы, советские санатории в стиле сталинского неоклассицизма. Самое большое впечатление произвели территория действующего детского санатория (бывшего пионерлагеря), тисо-самшитовая роща и санаторий «Металлург». Их очарование объяснялось нетронутостью, даже некоторой запущенностью на контрасте с новыми постройками из стекла, пластика и бетона. После объявления о проведении Олимпиады кто-то написал, что это классная возможность рассказать о существовании Сочи туристам со всего мира. Но мне кажется, что с этим судорожным строительством инфраструктуры ландшафт города необратимо изменился, потеряв свое лицо.

 o 

 

 

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 46.

Женя Онегина, Москва, visual producer

X
X

Лучший «второй экран»

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 47.
«Смотри+»

 

Наиболее популярное приложение, позволявшее следить за трансляциями зимних Игр в прямом и отложенном эфире. По статистике, максимальное число подключений пришлось на хоккейный матч сборных России и Словакии и церемонию закрытия — последнюю пользователи «Смотри+» увидели в режиссёрской версии, трансляция в приложении началась на час раньше телевизионной. Через несколько часов после финиша или объявления победителей в приложение загружалась искусная нарезка лучших моментов прошедшего соревнования.

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 48.

 

 

 

 

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 50.

Андрей Кушнарёв, руководитель направления «Контент и медиа» компании «МегаЛабс»

Олимпиада — информационно насыщенное мероприятие, и мы поставили перед собой задачу дать пользователям приложения возможность не пропустить ни одного события, финиша, гола. Мы хотели, чтобы олимпийские соревнования можно было смотреть в любом месте и в любое время. У МегаФона уже была готовая инфраструктура — самый быстрый мобильный интернет, и нам оставалось только добавить сервис и контент. По нашему замыслу, ничто не должно было отвлекать от просмотра, поэтому в первую очередь мы сосредоточились на навигации по трансляциям. Их объединили в расписание, в котором пользователь мог выбрать любое событие, поставить напоминание на будущее или посмотреть видео в режиме реального времени или в записи. Даже сегодня в нашем приложении можно посмотреть лучшие моменты, которые сгруппированы по темам (голы, падения, выступления сборной и так далее). В общем, мы постарались понять потребности пользователя и предвосхитить его поведение в рамках приложения. Всего «Смотри+» скачали более 600 тысяч пользователей Android- и iOS-устройств. В пиковые моменты приложением пользовалось одновременно более 70 тысяч человек.

 o 

 

 



Медиаискусство в этом году засветилось на многих государственных празднованиях и центральных городских улицах. Организаторы Сочи-2014, конечно, не остались в стороне и превратили вечерний Олимпийский парк в волшебный фонарь, который виден из космоса. Но, как оказалось, монументальность — не аргумент в мире айфонов. Скромный минималистичный павильон архитектора Асифа Хана и Скотта Итона, мастера по визуальным эффектам в фильмах «Капитан Америка» и «Война миров Z», привлёк не меньше внимания, чем экран «Большого», размером в 1200 соток.

 

Асиф Хан о проекте MegaFaces

 

В большинстве своих работ я соединяю архитектуру и новейшие цифровые технологии. У истоков проекта в Сочи лежат принципы современного общения. В наш цифровой век аватары и селфи стали универсальными инструментами коммуникации — мы даже не задумываемся, используя их в повседневной жизни. Я хотел выразить эту мысль и попробовать сделать повседневное эпическим. Для меня павильон MegaFaces — это не просто архитектурное произведение, а цифровая платформа для выражения эмоций.

 

 

Лента Мёбиуса: Кто создаёт медиашум вокруг Олимпиады. Изображение № 51.

 

 

Как автор проекта, я принимал самое непосредственное участие в постройке павильона. От первых эскизов до испытаний готовой системы в Олимпийском парке прошло всего 14 месяцев — это очень мало для проекта такого масштаба. Сложность заключалась в том, что павильон MegaFaces — международный проект. Наше дизайн-бюро находится в Лондоне, бюро iart, которое создавало компьютерное оснащение — в Швейцарии, заказчиком выступала российская компания МегаФон, а маркетингом проекта занималось российское агентство Axis, которое тоже находится в Москве. Но наши опасения о трудностях перевода не подтвердились. Работа была выполнена чётко и слаженно, и мы пришли именно к тому результату, который ожидали увидеть.

 

 

На данный момент планов делать новые проекты в России у меня нет, но я с удовольствием воспользуюсь первой же возможностью приехать сюда снова, например, с выставкой.