Накануне, 3 сентября, в восемь утра зона платной парковки, запуск которой неоднократно переносили, наконец-то начала работать. Улицы в границах зоны резко опустели: Восстания, участки Кирочной и Некрасова выглядят так, будто там снимают кино про начало 2000-х. Зато местные дворы и приграничные улицы оказались буквально погребены под огромным количеством машин. Редактор The Village прогулялась с автомобилисткой, проживающей в одном из домов в зоне платной парковки, чтобы понять, как на деле работает зона. 

«Машина — херня»

— А вы сами как относитесь к платной парковке? — сразу задаёт лакмусовый вопрос Светлана Углова, жительница одного из домов в пилотной зоне, когда мы созваниваемся с ней накануне запуска проекта. Я дипломатично мямлю: мне, мол, не понять — не живу в центре, не являюсь автомобилистом. Кажется, весь город разделился на тех, кто за, и тех, кто против платной парковки. 

— Я — за, — сразу предупреждает Светлана. — Центр перегружен, ни проехать ни пройти. Здесь работает огромное количество людей, машин очень много. Я и живу в центре, и работаю — на соседней улице. В какой-то момент вообще хотела продать машину — всё равно в основном хожу пешком. 

Мы встречаемся во дворе дома 17 на Кирочной улице. Крошечная площадка заставлена машинами так, что протиснуться к подъезду сложно, не протерев предварительно джинсами чей-то внедорожник. Несколько лет назад под автомассивом просел асфальт, тогда часть двора отгородили элементами малой архитектуры — бетонными вазонами, в которых давно не водилось ничего эстетически прекрасного. Да так и оставили.

В границах пилотной зоны платной парковки:

Проживают 10 тысяч человек 

Ежедневно паркуются 6 500 автомобилей

Организовано 2 895 парковочных мест

Установлено 100 паркоматов*

На зоне: Как изменилась жизнь в центре после запуска платной парковки . Изображение № 1.

 

Светлана живёт здесь лет десять и ещё помнит ворота, которые закрывали посторонним въезд во двор. В 2005-м их забрали на ремонт и не вернули. В принципе, жильцы могут сами поставить ворота — это стоит около 200 тысяч рублей. Но скидываться никто не хочет: «Здесь большая часть квартир — коммуналки, — поясняет Светлана. — Плюс много заведений: химчистка, фотоателье, зоомагазин, два продуктовых. Во дворе разве что свадьбы не гуляют. А так — женятся, разводятся. Справляют нужду». С вводом платной парковки в таких — незакрытых — дворах машин заметно прибавится. Несмотря на это, Светлана продолжает настаивать, она — за: «Когда-то же эта ситуация закончится, и станет только лучше».

Позже, кстати, стало известно, что жильцам другого дома в пилотной зоне — на Литейном, 46 —пришли квитанции с дополнительным 300-рублёвым сбором. Местное ТСЖ объяснило, что это оплата стоянки во дворе в связи с открытием зоны платной парковки.

Мы тем временем пытаемся выехать на автомобиле Светланы на Кирочную — на это уходит около получаса. Машина наглухо заперта в дальнем конце двора. Привычный для Светланы ритуал: обзвонить владельцев авто (все привыкли оставлять на лобовом стекле записки с телефонными номерами), выслушать в ответ раздражённое «да что вы звоните опять, сказала же, сейчас выйду». Попытаться совершить маневр между оставшимися машинами — на помощь приходят местные мужики.

— Крути-крути руль сюда! Давай-давай! — командует работник дома быта, также расположенного во дворе. Позже он застолбит за Светланой парковочное место — иначе ей будет непросто вернуться. — Машина — херня! Вот, нормуль.

Мы едем по улице Восстания в поисках паркомата. Один обнаруживаем на нечётной стороне в самом конце улицы, второй — на чётной, примерно посередине. Будь я неискушённым автомобилистом и вздумай вносить оплату через паркомат, немало побегала бы в поисках — и, возможно, не уложилась бы в 15-минутный лимит, после которого взимают штраф в три тысячи рублей. Машин на Восстания гораздо меньше, чем обычно. Часть стоит на аварийке.

Возле паркомата мёрзнет волонтёр — парень в кожанке, никаких опознавательных знаков. Он объясняет, что каждые 15 минут по улице проезжает машина с комплексом фотофиксации — номера всех припаркованных машин запечатлевают автоматически, потом проверяют, кто заплатил, а кто нет.

Светлана как резидент зоны загодя оформила абонемент, поэтому ей не надо ничего оплачивать. В отличие от многих несчастных (почти каждый десятый резидент не смог с первого раза получить разрешение — в основном из-за некорректного пакета предоставленных документов), Светлана оформила абонемент за пять минут в ближайшем МФЦ, показав лишь СНИЛС, техпаспорт и свидетельство о регистрации на собственность. Абонемент, как выяснилось, субстанция виртуальная: никакой бумажки Светлане не дали и не дадут. Но теоретически штрафовать за неоплаченную стоянку её не будут. Годовой абонемент обошёлся автомобилистке в 1 800 рублей: «Я думала, будет дороже — была согласна заплатить и 6, и 10 тысяч, только бы иметь возможность спокойно ставить машину, а не искать место по всему району».

Проезжая мимо элитного комплекса «Парадный квартал», густо обставленного дорогими машинами (Парадная улица не входит в зону), Светлана размышляет о том, что было бы здорово распространить платную парковку на весь город — с градацией по районам. Как в Хельсинки: в центре — два евро в час, ближе к окраинам — один евро. 

 

На зоне: Как изменилась жизнь в центре после запуска платной парковки . Изображение № 2.

 

«Я не понимаю эту систему»

Мария живёт на Ленинском, работает на Белинского, ездит в центр на автомобиле. Для таких, как она — небогатых работяг, — парковочные тарифы (60 рублей в час, 12 тысяч рублей в месяц, годовой абонемент — 108 тысяч рублей) фактически стали заградительными. Как теперь быть, Мария не знает. 

 

   

Мария 

автомобилистка

До сих пор я парковалась на Белинского, на Моховой или на набережной Фонтанки, обычно получалось встать ровно напротив работы. Места не было лишь изредка, тогда отъезжала чуть подальше. Вставала, никому не мешала.

Мой рабочий день начинается либо в девять утра, либо в восемь вечера. Я работаю по 13–15 часов. Зарабатываю 800 рублей за смену. Если стану платить по тарифу 60 рублей в час — получится, что всё заработанное солью на парковку.

Я думала, что плату за парковку ввели с 1 сентября, поэтому прекратила вставать рядом с работой. Парковалась у Михайловского замка или у Михайловского театра. Это достаточно далеко, что мне не очень нравится: я 13 часов стояла на работе, не могла присесть — и теперь должна дойти ещё и до машины, чтобы поехать домой. 

Я пока не представляю, что буду делать дальше. От метро — что от «Маяковской», что от «Невского проспекта» — мне в любом случае далеко идти. К тому же после работы не очень хочется залезать в общественный транспорт. Ездить туда-сюда на такси тоже накладно.

Я просто не понимаю эту систему: в чём логика платной парковки? Чем больше таких правил — тем больше их будут нарушать. Например, будут парковаться на тротуарах.

 

   

На зоне: Как изменилась жизнь в центре после запуска платной парковки . Изображение № 3.

 

«Когда убьют — тогда и обращайтесь»

Юрист Кирилл Саськов — житель пилотной зоны, автомобилист и многодетный отец — весной пытался оспорить постановление о порядке внесения платы за парковки. По его оценке, оно противоречит как федеральным, так и петербургским законам — и, следовательно, нарушает его права. Юрист пытался оспорить положения, ограничивающие право льготной парковки только одним автомобилем для семей, проживающих в коммунальных квартирах, и для многодетных семей. Также большие вопросы у юриста вызвали положения, по которым право на бесплатную или льготную парковку получают только собственники жилья или граждане, проживающие по соцнайму — при этом интересы людей, снимающих квартиры и комнаты в центре, учтены не были (кстати, The Village пытался узнать количество арендаторов жилья в пилотной зоне — но в Центре управления парковками ответили, что подсчитать их не представляется возможным). Суд отклонил иск, мотивировав решение тем, что платная парковка на тот момент не работала. Несколько дней назад Кирилл снова подал иск — если отклонят и его, юрист намерен дойти до Конституционного суда. 

 

   

На зоне: Как изменилась жизнь в центре после запуска платной парковки . Изображение № 4.

Кирилл Саськов

партнёр, руководитель корпоративной и арбитражной практики адвокатского бюро «Качкин и партнёры»

Когда постановление о взимании платы за использование парковок опубликовали, к нему сразу же возникли достаточно серьёзные вопросы в части его соответствия как федеральному, так и петербургскому законодательству. И именно эти противоречия послужили основанием для предъявления первого иска. В нём на нескольких листах было перечислено достаточно много претензий. 

Суд в иске отказал. Учитывая, что мы ежедневно работаем с судебной системой, этот отказ ни в коем случае нас не удивил. Мы все живём в государстве, работающем по принципу «когда убьют — тогда и обращайтесь». Поэтому ничего удивительного в том, что суд постановил: когда парковки введут в действие — тогда мы и будем рассматривать иск. То есть фактически судьи на тот момент отказались брать на себя ответственность.

Несколько дней назад мы подали второй иск. Я надеюсь, что на этот раз у суда будет гораздо меньше оснований отказаться рассматривать претензии по существу. Хотя никто не исключает ситуацию, при которой суд посчитает мои права ненарушенными в связи с тем, что я уже оформил парковочное разрешение, я не инвалид и не снимаю квартиру. Но я подаю иск от себя, так как всё же подпадаю под несколько категорий: проживаю в этом районе, и я многодетный отец. На этот раз мы намерены идти до конца. 

Во всех интервью я подчёркиваю, что не против платной парковки как таковой. Я считаю, что в нынешних условиях это один из наиболее доступных и цивилизованных способов регулирования трафика на дорогах. То, что появилась платная парковка, скорее плюс, чем минус. Другое дело, что её регулирование происходит с нарушением федерального и регионального законодательства, и постановление о платных парковках нужно немного подправить. 

 

   

На зоне: Как изменилась жизнь в центре после запуска платной парковки . Изображение № 5.

 

 

 

Q&A

На зоне: Как изменилась жизнь в центре после запуска платной парковки . Изображение № 6.

Сергей Давыдов

транспортный инженер, эксперт движения «Красивый Петербург»

   

На зоне: Как изменилась жизнь в центре после запуска платной парковки . Изображение № 7.

Дарья Фазлетдинова

пресс-секретарь ГКУ «Городской центр управления парковками Санкт-Петербурга»

 

 

Что будет сразу после введения платной парковки? 

Сергей Давыдов: В идеале с введением платной парковки должна снизиться интенсивность транспортных потоков в центр в часы пик. Произойдёт это за счёт автомобилистов, которые ездят в центр на работу: как правило, на восемь-девять часов. Оставлять машину на целый день им будет дорого. В то же время освободятся места для тех, кому в центр нужно ненадолго по срочным делам: им теперь будет проще парковаться. Таким образом перераспределится транспортная доступность. В Москве платную парковку ввели три года назад — с тех пор интенсивность на въезде в центр упала на 15 %. Это неплохой результат, за счёт которого можно радикально снизить количество заторов. 

На деле вначале — возможно, первые два месяца — будут сложности, непонимание и нарушения. Можно, опять же, вспомнить московский пример: сначала были проблемы с тем, что народ парковался на газонах, потом — заклеивали номера автомобилей. Вероятно, что-то такое будет и у нас. Кроме того, выяснится, что некоторые жители центра ещё не оформили годовой абонемент. Но в целом, думаю, начальный период введения платной зоны мы благополучно переживём. 

Как будут ловить нарушителей платной парковки?

Дарья Фазлетдинова: За соблюдением правил платной парковки следит пешая и автомобильная парковочная инспекция. Сотрудники фотографируют номера всех находящихся в зоне платной парковки автомобилей и направляют их в диспетчерский центр, где происходит сверка на предмет наличия оплаты или соответствующей записи в реестре парковочных разрешений.

Если оплаты по данному госномеру не было, он не занесён в реестр и повторная фотофиксация, совершённая не менее чем через 15 минут, показывает, что машина всё ещё стоит на платной парковке в нарушение правил, водителю по почте направят штраф в размере 3 тысячи рублей. 

Почему автомобилисты должны платить за парковку, ведь земля — общая? 

Сергей Давыдов: На самом деле вся территория в Петербурге чья-то: она находится в ведении города или муниципалитетов. И её необходимо использовать эффективно — так, чтобы ею могли пользоваться разные жители: и пешеходы, и пассажиры общественного транспорта, и велосипедисты. Поэтому, когда говорят, что платить за парковку — всё равно что платить за воздух, логика неверная. Многие автомобилисты думают, что посредством платной парковки город на них зарабатывает. Но прибыль здесь — просто некий бонус: в Москве за три года заработали четыре миллиарда рублей и пустили их на благоустройство районов с платной парковкой. Сама же плата необходима для того, чтобы отсекать часть автомобилистов: они начинают чувствовать затраты на автомобиль и не могут себе позволить каждый день ездить в центр. 

 

На зоне: Как изменилась жизнь в центре после запуска платной парковки . Изображение № 8.

 

Как рассчитывали стоимость абонемента и будут ли её пересматривать?

Дарья Фазлетдинова: Расчёт стоимости месячного и годового парковочного разрешения Комитет по тарифам производил исходя из стоимости ежедневной парковки транспортного средства в период с восьми утра до восьми вечера, включая выходные и праздничные дни.

В данном случае, если владелец автомобиля в течение 30 дней месяца ежедневно платит за 12 часов парковки своего автомобиля по 60 рублей в час, то размер месячной платы составит для него 21 600 рублей, а за год — 259 200 рублей. Соответственно, стоимость месячного парковочного разрешения в размере 12 тысяч рублей на 45 % ниже, а годового — в размере 108 тысяч рублей — ниже на 59 %.

По опыту Москвы можно сказать, что стоимость парковки пересматривается всякий раз, когда процент загрузки парковочного пространства превышает 80 %. Ведь цель создания платных парковок — чтобы каждый, кто приезжает в зону платной стоянки, мог найти свободное место. 

С введением платной парковки все приграничные улицы и дворы будут заставлены машинами, как с этим быть?

Сергей Давыдов: Первое время действительно будет повышенный спрос на приграничные зоны. Народ будет пытаться припарковаться поближе к работе — но вне зоны платной парковки. Затем люди начнут понимать, что парковаться там тяжело, искать место долго — и многие перестанут ездить на работу на машине. Этот период продлится месяца два, такое бывает при любых изменениях транспортной сети. Затем транспортные потоки перераспределятся, это нормально.

Дарья Фазлетдинова: Зона платной парковки в границах между Невским, Лиговским проспектами, Кирочной улицей и набережной реки Фонтанки является пилотной и в дальнейшем планируется к расширению. Так, уже в 2017 году планируется расширить зону платной парковки в границах между Садовой улицей, Невским проспектом и набережными Невы.

Кроме того, по данным исследований, загрузка парковочных мест в центре города и так чрезмерно высокая. Поэтому логично предположить, что рациональные граждане предпочтут не тратить лишнее время, проезжая по несколько кругов в поисках свободного места, и не парковаться в нарушение ПДД вторым рядом. Они либо заплатят за парковку в пилотной зоне, либо оставят автомобиль у дома или на перехватывающей парковке и воспользуются общественным транспортом.

 

    

*По данным пресс-службы ГКУ «Городской центр управления парковками Санкт-Петербурга»

фотографии: Дима Цыренщиков