Еще накануне митингов 26 марта Алексей Навальный пообещал, что будет защищать всех незаконно задержанных участников в Европейском суде по правам человека и выиграет для каждого 10 тысяч евро. Ему поверили в том числе несовершеннолетние. Действия полиции оказались беспрецедентными, в Москве было задержано более тысячи человек; Тверской, Симоновский и Мещанский суды уже рассмотрели более 50 дел, заседания продолжатся до середины апреля. The Village разобрался, как довести дело до Страсбургского суда и правда ли можно получить обещанные деньги.

Что такое жалоба в ЕСПЧ

Европейский суд по правам человека — это независимый наднациональный судебный орган. Ответчиком по жалобе всегда выступает целое государство, из-за чего официальные названия дел звучат примерно как «Иванов против Российской Федерации». То есть нельзя жаловаться в Страсбург на сами законы страны, на частных, физических или юридических лиц — только на представителей государственной власти и их действия.

ЕСПЧ позиционирует себя как «последняя инстанция»: вы должны исчерпать все возможности добиться справедливости через суд в своей стране, чтобы жалобу приняли к рассмотрению в Страсбурге. На практике это означает, что ваше дело должны рассмотреть во всех апелляциях (по административным правонарушениям — в Мосгорсуде). Не пугайтесь: юристы и правозащитники прекрасно знают это условие и помогут вам, но есть еще несколько нюансов.

Как узнать, могу ли я вообще подать жалобу

Проще всего — позвонить в юридический отдел Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, который пока сдерживает свое публичное обещание. ФБК создал целый центр помощи задержанным в доведении их дела до ЕСПЧ. Телефон горячей линии: 8 (800) 333–02–95. Кроме того, правозащитники и частные адвокаты занимаются жалобами в ЕСПЧ уже много лет, но такие услуги могут быть платными.


Александр Помазуев

юрист ФБК,

кандидат юридических наук

Сейчас мы просто принимаем звонки людей, которые говорят: «Здравствуйте, я был задержан, хочу подать жалобу», — и спрашиваем у них только имя, фамилию и номер телефона. Потом перезваниваем, и человек сбрасывает нам на почту документы для того, чтобы идти в национальные суды и проходить апелляции. В таком состоянии у нас 550 заявок, всего мы ожидаем около 800. Для потерпевших это ничего не стоит, никаких расходов они не несут, это наша принципиальная позиция.

Следующий этап — мы будем систематизировать заявки, подбирать примеры похожих дел, которые ЕСПЧ уже рассматривал, в том числе такие базовые кейсы, как «Алексеев против Российской Федерации», «Навальный и Яшин против Российский Федерации». По ним мы будем определять типовые формулировки нарушения прав человека, выделять типовые аргументы, которые ЕСПЧ уже принимались, и разрабатывать типовую методику массового составления жалоб.


Важно понимать, что решения ЕСПЧ выносятся исходя не из законов страны, в которой было совершено преступление, а только исходя из нарушений европейской Конвенции о правах человека, которую Россия приняла и ратифицировала в 1998 году. Многие жалобы в ЕСПЧ не принимаются к рассмотрению просто потому, что заявители описывают свое дело с упором, например, на Административный или Уголовный кодексы России, а не на статьи Конвенции. Поэтому ее нужно будет внимательно изучить.

Как успеть подать жалобу

Чтобы пройти всю цепочку национальных судов и добраться до ЕСПЧ, нужно определить, в какой ситуации вы находитесь сейчас.

 Вас незаконно задержали, доставили в отделение, где вы пробыли какое-то время. После этого вас отпустили, не вынося никаких решений. Ваши права все равно были нарушены, поскольку полицейские не имели права ограничивать вашу свободу или удерживать без причины. Вам нужно составить «административное исковое заявление». В Сети можно найти много шаблонов, но лучше обратиться к юристу, который расскажет, какие собрать документы, в какой суд или отделение направлять иск и как описывать превышение должностных полномочий сотрудниками. Обязательно найдите и приложите все бумаги, которые вам удалось получить или сфотографировать в отделении, например протокол о доставлении.

Районный суд уже вынес вам штраф или арест за какое-либо правонарушение на митинге. Самое главное в этом случае — успеть за 10 дней пожаловаться в суд выше на решение по вашему делу.  Это и называется срок обжалования. Причем если ваш близкий, друг или родственник находится под арестом — неважно, 15, 20 или 25 суток, — сроки для него не меняются. В течение 10 дней ему нужно помочь передать бумагу для апелляционной жалобы и помочь заполнить ее. В этом помогут юристы ФБК. Для такой жалобы обязательно найти несколько бумаг, самые важные — протокол об административном правонарушении и постановление суда первой инстанции. ФБК предлагает отправлять их на электронную почту [email protected].

Как заполнить и отправить бланк жалобы

Уже после того, как все ваши иски не были удовлетворены, а апелляции отклонили, можно переходить к заполнению бланков жалобы в ЕСПЧ. Формат заявления очень жесткий, для него даже прописан специальный регламент и инструкции. Большинство жалоб отклоняются Европейским судом именно из-за неправильного заполнения бланков. Сам формуляр можно скачать здесь.

Юрист Константин Терехов из проекта «Росевросуд» приводит подробную инструкцию по заполнению анкеты. Обратите внимание на поля, которые необходимо оставить пустыми. Жалоба подается строго на 13 страницах официального бланка и 20 страницах приложения (при необходимости). Ни в коем случае не используйте текст ваших апелляционных, кассационных и надзорных жалоб — там слишком много бюрократизма, который не интересен ЕСПЧ. Рассказывайте события в хронологическом порядке, от третьего лица. Пишите только о тех фактах, которые имеют значение с точки зрения Конвенции и ее статей. По возможности не цитируйте документы — либо делайте это максимально кратко. Обязательно прочитайте тексты последних решений Европейского суда. Это поможет вам сохранить нужную стилистику и в вашей жалобе.


Александр Помазуев

Наиболее частая проблема, с которой мы уже сталкиваемся: человек был задержан, но сам он говорит, что участия в мероприятии не принимал: вышел из ресторана покурить, например. По нашему нынешнему магистральному направлению ЕСПЧ такие ситуации не возьмет: они не подойдут в рамках обжалования статьи 11 Конвенции о правах человека, то есть нарушению права на участие в публичном мероприятии. Здесь юристы будут ставить вопрос о нарушении других статей Конвенции, например права на неприкосновенность. Кроме того, ЕСПЧ не интересуют юридические процедуры в стране, они вообще стараются в это не вникать. Поэтому вдаваться в юридические обстоятельства и нюансы национальных статей не стоит. Проще говоря, упомянуть, что такой-то суд не принимал ходатайства защиты, нужно, но не следует прописывать все части статей Кодекса об административном судопроизводстве, которые были нарушены. ЕСПЧ интересуют фактические обстоятельства — было ли в них нарушение именно Европейской конвенции или нет.

Ни в коем случае не сшивайте и не склеивайте листы. Пронумеруйте их и разложите по порядку. Готовые заполненные бланки нужно отправить почтой в Страсбург по точному адресу: The Registrar, European Court of Human Rights, Council of Europe, F-67075 Strasbourg Cedex. На всякий случай стоит продублировать жалобу по факсу +33 (0) 3–88–41–27–30.

За посылку на почте придется заплатить. Цена отправления варьируется в зависимости от курьерской службы. Например, на «Почте России» это обойдется примерно в 400–600 рублей, в UPS — примерно в 3 тысячи рублей, в DHL — около 4 тысяч.

— Сколько ждать потом и каковы шансы выиграть?

Александр Помазуев

По срокам: через год мы ожидаем ответа Европейского суда о том, что наши жалобы приняты. Потом — еще четыре-семь лет на рассмотрение, в зависимости от того, будет ли у наших заявлений приоритет в связи с масштабом дела.

Размер компенсации суд определяет индивидуально, но в особом мнении судей всегда упоминается практика по суммам компенсаций в других кейсах по нарушению упоминаемых статей Конвенции. Алексей Навальный озвучил 10 тысяч евро как среднюю цифру компенсации (Навальный выиграл 50 тысяч евро компенсации по семи эпизодам нарушения свободы собраний, но судья Келлер выразила особое мнение, что в аналогичных делах присуждалось 25 тысяч евро за один эпизод. — Прим. ред.). Но в действительности ничего похожего на нынешний кейс ЕСПЧ не делал, и вот по какой причине. Каждая наша жалоба будет индивидуальной, уже прерогатива Европейского суда — объединять их в одну или несколько дел и рассматривать вместе. Сотни людей в 150-миллионной стране, из разных городов, сообщают об одинаковых по характеру нарушениях — в один день, на мероприятиях с единой тематикой и едиными требованиями. Да, мы ожидаем, что все заявления ЕСПЧ также объединит в нечто масштабное.

Я сейчас не уполномочен называть имя нашего адвоката — представителя потерпевших в ЕСПЧ, но это совершенно технический персонаж. Работает большая команда, кто выступит фронтменом — это не принципиально. Европейский суд — наднациональный орган с очень хорошей репутацией, заработанной многолетней практикой. Он действительно независимый, и наша задача — довести заявителей за руку через все инстанции до этого уровня правосудия.


ПАВЕЛ ЧИКОВ

руководитель международной ассоциации «Агора», член президентского Совета по правам человека

Юристы «Агоры» ведут более 50 дел, связанных с задержаниями в воскресенье. Доведение до ЕСПЧ здесь — это абсолютно реальный практический этап, а не теоретический. Работа по кейсам задержанных ведется в 17 российских городах еще с субботы: некоторых организаторов акции ведь доставляли в полицию еще накануне. Прямо сейчас еще никто жалоб не составляет, потому что где-то дела вообще находятся на стадии составления протоколов полицией, где-то — на стадии судебного рассмотрения, в крайнем случае на апелляции. Случаев, когда участники митингов выигрывали дела в ЕСПЧ, десятки. У одного Гарри Каспарова их несколько; у Немцова, у Навального. Это устоявшаяся практика, не вызывает никакой сложности у Европейского суда — типичные нарушения.

— Я слышал, в России есть свой СПЧ. Он может помочь с жалобой?

ПАВЕЛ ЧИКОВ

Европейский суд — это настоящий суд, с прописанными процедурами, участниками, их правами и обязанностями. Это не какая-то тайно действующая правозащитная тусовка. Что касается российского Совета по правам человека — это общественная структура, которая один раз в год встречается с президентом, а весь остальной год проводит заседания, иногда выездные, и выносит свои заключения и оценки. Совет по правам человека работает в совершенно другой плоскости: он ничего не рекомендует, ни к чему не призывает и с ЕСПЧ никак не контактирует. Индивидуально члены СПЧ, как правило, тоже не действуют, у нас просто нет таких полномочий.

— Позавчера Путин уволил Георгия Матюшкина, уполномоченного России при ЕСПЧ. Это на что-то повлияет?

ПАВЕЛ ЧИКОВ

Что касается отставки Матюшкина — он не первый представитель России в Европейском суде. За последние 15 лет их было как минимум трое. Странно, что его отправили в отставку, сразу же не назначив нового представителя, но, по идее, это никак не должно застопорить работу российских властей по делам ЕСПЧ. Кто-то все равно исполняет технические обязанности Матюшкина, он сам — заместитель министра юстиции РФ, большинство людей даже не знают, как он выглядит, от него в ЕСПЧ не слишком многое зависит. Там свой аппарат, который ведет кейсы, переписки, оформление.

— Если я выиграю, может ли Россия не послушаться Страсбургского суда?

ПАВЕЛ ЧИКОВ

Вообще, говорить о перспективах исполнения властями решений ЕСПЧ по этим делам — сильное забегание вперед. Их отношение к Европейскому суду сформировалось не в прошлом году: с самого первого вердикта в 1999-м критика властей только нарастает. Уклоняется от исполнения Россия по-разному, не только с использованием новой нормы Минюста и Конституционного суда. Пока даже непонятно, станет ли метод массовым или это индивидуальный способ ответа по делу ЮКОСа. Еще один простой способ уклонения — ограничиться только выплатой компенсаций. Не отменять никакие решения судов в России, не менять законы. Требований к исполнению решений ЕСПЧ в законах РФ вообще нет, они только в Конвенции, которую Россия подписала и ратифицировала когда-то. Там есть и процедура жалоб на неисполнение, конечно, но вы же понимаете, что Европейский суд не может приехать на танках в Москву и принудить власть.