«Студия театрального искусства» в здании бывшей фабрики. Изображение № 1.

Фотографии и текст

Вика богородская

«Студия театрального искусства» — один из самых молодых театров Москвы. Он открылся весной 2005-го силами выпускников мастерской Сергея Женовача в ГИТИСе. История возникновения бизнес-центра «Фабрика Станиславского», в котором сегодня располагается «СТИ», уходит в XIX век. Раньше на этом месте была известная на всю страну золотоканительная фабрика Алексеевых, которой много лет руководил Константин Сергеевич Алексеев, больше известный под фамилией Станиславский. Он открыл при фабрике театр для рабочих, чтобы те не «канителились», то есть не пили в свободное от работы время. 

Нынешнему комплексу зданий бизнес-центра повезло. При реконструкции их не снесли, как это часто бывает, а бережно отреставрировали. За проект «Фабрика Станиславского» российский предприниматель Сергей Гордеев вместе с архитектором проекта английской компанией John McCaslan & Partners был удостоен международной премии RIBA — Королевского института британских архитекторов — за лучший международный проект 2011 года.

АВТОР ПРОЕКТА

Александр Боровский

 Биография

 «Студия театрального искусства» в здании бывшей фабрики. Изображение № 2.

«Студия театрального искусства»

Театр под руководством режиссёра Сергея Женовача и художника Александра Боровского

дата основания
2005

МЕТРАЖ
2 700 м²

Вместимость
230 человек

  

 

Основной задачей, которую ставил главный художник театра Александр Боровский при проведении реконструкции, было подчеркнуть, что в позапрошлом веке здесь находилась фабрика. В здании остались родные стены и аутентичный кирпич, с которого сняли штукатурку и покрасили в белый цвет. Также сохранили нетронутой историческую зону размещения зала, сцену с аркой и вентиляционную систему. Поскольку в этом здании находились гальванические цеха, при реконструкции оставили швеллеры, металлические колонны и своды Монье.

 

 «Студия театрального искусства» в здании бывшей фабрики. Изображение № 3.

 

По задумке Боровского, драматический театр должен быть демократическим и нейтральным. Зрительный зал должен быть коробкой, в которой ничто не отвлекает — всё внимание посетителей должно быть сосредоточено на сцене. Погружение гостей в атмосферу театра начинается уже в главном фойе, за большим «семейным» столом. Перед спектаклем «Три года» стол застилают белыми скатертями и ставят домашнее варенье, перед спектаклем «Москва-Петушки» выставляют водку и закуску, а перед «Рекой-Потудань» — картошку и сало с хлебом. Из белого фойе первого этажа зрители попадают в серое фойе второго этажа, а затем переходят в зал — он уже чёрный. Таким образом глаз привыкает к темноте.

 

 

 «Студия театрального искусства» в здании бывшей фабрики. Изображение № 19.

 

Старую мебель для фойе и буфета собирали на блошиных рынках. Интерьер задумывался максимально домашним. Для сохранения духа фабрики была оформлена наружная медная проводка, под потолок подвешены фабричные лампы, а по всему зданию положен специально состаренный дубовый пол. История есть даже у плитки на полу в кассовом зале. Её нашли в цехах бывшей фабрики «Луч» в районе Пироговки.

 

 «Студия театрального искусства» в здании бывшей фабрики. Изображение № 31.

 

На третьем этаже есть небольшой зал на 35 зрителей — малая сцена. По кирпичной кладке стены в этом зале по диагонали тянется борозда — место бывшей стыковки стен с крышами других домов. Её было решено не заделывать. Теперь этот «шрам», подсвеченный софитами, фигурирует в спектакле «Река Потудань», олицетворяя эту самую реку. В целом пространство театра небольшое, большая его часть отдана под реквизит и декорации, некоторые из которых хранятся даже на лестничных пролётах. В коридоре на первом этаже висит портрет Станиславского. 

 

 «Студия театрального искусства» в здании бывшей фабрики. Изображение № 43.