Десять выходных в начале января — самое время для того, чтобы наверстать упущенное и попробовать новое. По просьбе The Village специальный корреспондент сайта Meduza Даниил Туровский, признанный журналистом года по версии GQ, выбрал самые интересные лонгриды, которые вы могли пропустить в уходящем году.

Лучшие лонгриды 2015 года. Изображение № 1.

Текст

Даниил Туровский 

«Агентство»

Лучшие лонгриды 2015 года. Изображение № 2.

Классический пример репортажа из The New York Times Magazine — мастерски сделанное расследование о «фабрике троллей» в Санкт-Петербурге.

«Пять заложников»

Пять историй о семьях, пытающихся спасти своих родственников из заложников «Исламского государства» (признано террористической организацией, деятельность которой в РФ запрещена. — Прим. ред.), когда их родное государство отказывалось платить выкупы. Кажется, один из лучших текстов года по главной теме года: пронзительный, точный и грустный.

«Шёлковый путь»

Лучшие лонгриды 2015 года. Изображение № 3.

Великий лонгрид в двух частях о становлении, жизни и уничтожении Silk Road (проекта в глубоком интернете по продаже всякого — наркотиков, оружия, документов). История рассказывается через создателя торговой площадки Росса Ульбрихта и агентов ФБР. Читается так, будто сериалы «Мистер Робот» и «Родина» сложили в текст.

«Век тишины»

Медленная, вязкая и почти неподъёмная по объёму личная история о том, как семья автора пережила геноцид армян в турецком Диярбакыре. Один из лучших примеров нью-йоркеровского жанра «Письмо из … ».

«Как „Исламское государство“ оправдывает изнасилования»

Лучшие лонгриды 2015 года. Изображение № 4.

История, записанная по рассказам езидок, сбежавших из плена ИГИЛ. В ней они рассказывают, как с пленными девушками обращаются боевики: насилуют, оправдывая свои действия цитатами из Корана о том, что женщины, взятые во время боя, становятся их собственностью. Автор — Рукмини Калимачи — главный в мире репортёр, пишущий об «Исламском государстве».

«Потерянный в море»

История про рыбака, потерявшегося на 480 дней в море. Готовое кино. Найти такую историю — мечта любого журналиста. Её удалось записать, потому что рыбак выжил. После прочтения стоит вспомнить историю другого потерявшегося — Константина Журавлёва, россиянина, находящегося в заложниках в Сирии больше 800 дней. МИД России о нём отзывается лениво, Владимир Путин вообще ни разу не прореагировал, несмотря на публичное обращение к нему матери Журавлёва. Жив он или нет — неизвестно. Известно только, что российская авиация наносит авиаудары по пригородам Алеппо, откуда Журавлёв последний раз выходил на связь.

«Конец войны»

Лучшие лонгриды 2015 года. Изображение № 5.

Профайл главного военного журналиста наших дней — репортёра The New York Times Си Джей Чиверса. Текст о том, как он освещал главные мировые конфликты (и проводил вне дома по восемь-десять месяцев в году) и почему ему пришлось наконец вернуться домой.

«Худший из худших»

Пример почти не существующего в России жанра «профайл». В тексте рассказывается об адвокате Джуди Кларк, специализирующейся на тех, кого называют «худшими из худших»: террористах, педофилах, массовых убийцах. Её усилиями избежали смерти в том числе «20-й угонщик» — участник подготовки теракта 11 сентября 2001 года Закариас Муссауи и Унабомбер. В 2013 году она начала защищать «бостонского террориста» Джохара Царнаева.