Вчера после масштабной реконструкции открылся центральный выставочный зал «Манеж». За время ремонтных работ полностью сменилась дирекция центра, а сам проект реконструкции потерпел значительные изменения, что, впрочем, пошло только на пользу. The Village побывал в обновлённом «Манеже».

История

История «Манежа», построенного в 1807 году по проекту Джакомо Кваренги для лейб-гвардии Конного полка, до сих пор насчитывала две серьёзные реконструкции. Первая случилась сразу после революции, когда в здании разместили гараж НКВД, вторая — в 1977 году, когда его перестроили под выставочный зал. Оформлен «Манеж» был в духе времени мраморными плитами и громоздкими конструкциями, которые, во-первых, начисто лишали пространство объёма, а во-вторых, были крайне убого устроены в экспозиционном плане: посетитель буквально терялся в лабиринте бесконечных коридоров и закутков.

С начала 90-х годов «Манеж» как мог лавировал на стыке между коммерчески целесообразными проектами и стремлением сохранить лицо. Ярмарки мехов здесь сменяли групповые смотры петербургских художников, а те, в свою очередь, — выставки народных промыслов, персональные проекты заслуженных ветеранов официоза вроде Ильи Глазунова и Зураба Церетели и два полулюбительских биеннале — «Диалоги» и «Фестиваль экспериментального искусства».

ЦВЗ «Манеж»

Адрес: Исаакиевская площадь, 1

Время работы: 11:00–20:00,
по средам до 21:00

Стоимость: 250 рублей

Официальный сайт

Реконструкция

В результате реконструкции, начатой в 2013 году, здание должны были привести в порядок, однако ни о каком коренном обновлении речи изначально не шло. Мраморные плиты планировалось заменить на полированный гранит, а потолок — зашить гипсокартонном.

Буквально на последнем этапе, за несколько месяцев до окончания работ, в «Манеже» сменился директор. Новым руководителем выставочного зала стал чиновник и бизнесмен Павел Пригара. Он привлёк к работе архитектора Александра Кривенцова, который сумел оперативно переделать и модернизировать проект, избавив его от всего лишнего.

После вмешательства новой команды главной архитектурной задачей стало стремление сохранить внутренний объём пространства и технически переоснастить зал так, чтобы его можно было использовать практически под любые выставочные проекты.

Что изменилось

Техническое переоснащение

Потолок освободили от гипсокартонных плит, обнажили коммуникации и разместили среди них экспозиционное оборудование, которое позволяет монтировать практически любые объекты. Пространство условно поделили на 24 автономные зоны: для каждой можно устанавливать отдельное световое и звуковое сопровождение. Кроме того, предусмотрели скоростной Wi-Fi, лифт для посетителей с инвалидностью и систему обогрева на улице: если зимой перед входом соберётся очередь, люди будут ждать в тепле.

Свободная планировка

Общая планировка залов была сохранена. Выставочное пространство по-прежнему поделено на два уровня, сохранилась и прежняя логика осмотра экспозиции против часовой стрелки, однако все внутренние стены и перегородки в ходе реконструкции убрали. Теперь их можно будет устанавливать произвольно и только в случае необходимости. Все окна теперь снабжены ставнями, которые можно будет открывать или закрывать в зависимости от нужд конкретного проекта.

Общественное пространство

Гардероб, который прежде располагался в полуподвале, теперь расположен сразу на входе. Его место занял ресторан, книжный киоск, детский центр и кассы. Для того чтобы попасть сюда, билет покупать не нужно.

Уличная площадка

Площадку за зданием со стороны Почтамтского переулка, которую прежде занимала парковка, освободили от машин и теперь также будут использовать для дела. На ней будут выставлять крупные скульптурные работы, проводить концерты и театрализованные представления, а зимой — заливать каток.

Выставочная политика

Главное изменение, которое ждёт обновлённый «Манеж», — новая выставочная политика. По обещанию руководителей, площадку больше не будут сдавать под коммерческие проекты, выставки-продажи и банкеты. Зарабатывать планируют за счёт крупных выставочных блокбастеров, которые будут проводить три-четыре раза в год, заполняя промежутки между ними краткосрочными проектами.

Контролировать и утверждать выставочные планы будет совет попечителей во главе с ректором Академии художеств Семёном Михайловским, в который также вошли директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, директор Русского музея Владимир Гусев, художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин, директор «Ленфильма» Эдуард Пичугин и директор Пушкинского музея Марина Лошак.

Таким образом «Манеж» окончательно закрепляет за собой функцию вспомогательной площадки для крупных проектов, а иллюзии тех, кто верил, что он сумеет эволюционировать до самостоятельной музейной институции с собственной выставочной политикой, оказываются окончательно развеяны.

Симптоматичный пример. Открывается зал выставкой «Современные русские художники — участники Венецианской биеннале», которая представляет собой подборку случайных работ авторов, выставлявшихся в Венеции в последние 25 лет, начиная от классиков московского концептуализма вроде Ильи Кабакова и Андрея Монастырского и заканчивая звёздами конца нулевых — группой Recycle и Анной Жёлудь. Всего около 30 действительно лучших российских художников.

Проект стремится впечатлить именами, но, будучи лишённым минимальной кураторской идеи, выдаёт всё то же характерное для старого «Манежа» провинциальное программное бессилие. По своей сути выставка напоминает отчётные смотры петербургского искусства, которые ежегодно проводили здесь раньше, куда почти каждый местный художник мог принести что-нибудь из того, что сделал за последний год. Те прежние выставки напоминали перекличку, отделяющую мёртвых от живых, а «Манежу» давали возможность хотя бы на время вернисажа почувствовать себя включённым в некий глобальный художественный процесс. Новый проект делает ровно то же самое, только теперь как бы на федеральном уровне. «Манеж» снова пытается доказать то ли зрителю, то ли самому себе, что может сделать что-то впечатляющее — например, собрать у себя сливки русского современного искусства, пусть и по-прежнему без особой цели и смысла.