Профессор Алексей Мосин, выступавший свидетелем защиты на суде над видеоблогером Русланом Соколовским, уволен из Миссионерского института при Ново-Тихвинском женском монастыре, где он занимал должность заведующего кафедры истории. Об этом сам Мосин написал на своей странице в Facebook.

Профессор рассказал, что на следующий же день после выступления в суде ректору вуза позвонил епископ Евгений Кульберг и поинтересовался, почему сотрудники института защищают Соколовского. «Ректор института Наталья Дьячкова попросила у меня объяснений по этому вопросу. Я сказал, что таким образом исполнил свой гражданский и христианский долг, как я его понимаю, и иначе поступить не мог. Вернувшись домой, я узнал, что внесен в „черный список“ издательского отдела Екатеринбургской епархии. 6 апреля состоялся мой второй и последний серьезный разговор с ректором. Наталья Александровна просила меня не участвовать в дальнейшем ни в каких либеральных (страшное слово!) акциях, не давать интервью СМИ. Вообще, добавила она, в таких случаях в епархиальных учреждениях принято получать благословение. Я поинтересовался, правильно ли я понял, что в дальнейшем я должен на все просить благословения, и получил утвердительный ответ. Я сказал, что с подобным изменением условий моей в работы в институте согласиться не могу, и тут же написал заявление об уходе из института по собственному желанию», — поделился он.

Представитель Екатеринбургской епархии Евгений Кульберг заявил Znak.com, что не требовал увольнения профессора. «Вуз учрежден епархией. Логично, что каждый его сотрудник несет определенную ответственность. Ведь госслужащие также подписывают контракты, которые запрещают им участвовать в определенных мероприятиях, высказываться в СМИ на определенные темы. Было бы странно, если бы мы не интересовались, чем занимается сотрудник, который у нас работает. В то же времяя хочу подчеркнуть: с моей стороны было лишь предложение побеседовать. Я считаю господина Мосина разумным человеком и предлагал ему диалог, чтобы он мог прояснить свою позицию. Кстати, с таким же предложением мы выступали к Соколовскому. Двери к диалогу с нашей стороны открыты, но ни первый, ни второй этим не воспользовались. Никаких требований к увольнению не было. Но нужно понимать, что существует этика взаимоотношений», — считает священник.