Сотрудники СИЗО не исполняют новые требования Уголовно-процессуального кодекса. Об этом сообщает газета «Коммерсантъ» со ссылкой на письмо президента Федеральной палаты адвокатов Юрия Пилипенко главе Минюста Александру Коновалову.

Пилипенко пишет, что 17 апреля 2017 года в силу вступили новые правила допуска нанятого самим обвиняемым или его семьей адвоката к подзащитному (статья 49 УПК). Теперь юрист «вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера» и больше не нуждается в отдельном допуске от следователя или суда.

Однако работники изоляторов по-прежнему не допускают юристов к подзащитным, объясняя свой отказ «отсутствием информации от следствия, дознавателя или суда об участии конкретного адвоката в судопроизводстве в качестве защитника».

В письме также сказано, что еще одной причиной для недопуска адвоката к подзащитному является то, что к обвиняемому «может получить доступ не только адвокат, с которым заключено соглашение на защиту, но и любой другой адвокат». В конце Пилипенко просит «принять меры к неукоснительному исполнению новелл УПК», напоминая, что новые правила «приняты по инициативе президента Владимира Путина».

Как пояснил «Коммерсанту» адвокат Александр Редькин, людей помещают в изолятор без участия адвоката, поэтому в сопроводительных документах, которые поступают в СИЗО от следственных органов, «защитник не значится».

Адвокат Алексей Буканев столкнулся с такой ситуацией в СИЗО «Лефортово». Он рассказал изданию, что если юрист напоминает работникам о новых правилах допуска, то ему говорят «ждать».

«Там [в „Лефортово“] всего шесть кабинетов для встреч с подзащитными, и своей очереди можно не дождаться за весь день, а то и за следующий», — уточнил Буканев. Юрист добавил, что в таком случае проще «получить так называемое разрешение» у следователя.