Эксперты, изучавшие дело врача-гематолога Елены Мисюриной, заключили, что ее пациента Александра Бобкова можно было спасти. Их заключения содержатся в мотивировочной части приговора, которая оказалась в распоряжении «Коммерсанта».

В документе указано, что процедура биопсии, которую Мисюрина сделала пациенту, проводилась «с нарушением методики, тактики и техники». Впоследствии при оказании медицинской помощи Бобкову в клинической больнице № 3 не учли как сам факт проведения биопсии, так и клинические проявления кровотечения. Также врачи не использовали обязательные методы инструментальной диагностики, в данной случае — УЗИ брюшной полости.

«Правильно установленный диагноз при поступлении пациента в стационар и своевременное оперативное вмешательство могли предотвратить летальный исход», — говорится в заключении экспертов.

При вынесении приговора учли, что вскрытие проводилось в городской клинической больнице № 1 патологоанатомом, который по совместительству работает в клинической больнице № 3. Он пришел к выводу, что смерть наступила от выраженного кровотечения после трепанобиопсии, которую проводила Мисюрина. Фото- и видеофиксация вскрытия не проводились. При этом в кабинете присутствовал хирург, ассистировавший на операции Бобкова.

Эксперты указывают, что в акте патологоанатомического исследования «не описана точная локализация следа от трепанобиопсии». По их словам, если бы во время процедуры «трепан попал в артерию, был бы свистящий поток крови и больной бы сразу потерял давление».


 В январе Елену Мисюрину признали виновной в смерти пациента, которому гематолог в 2013 году делала биопсию. Столичный департамент здравоохранения пообещал оказать врачу поддержку, а Следственный комитет заявил, что критика приговора подрывает доверие россиян к медицинской системе. В начале февраля Мисюрину отпустили из СИЗО под подписку о невыезде.

 Что не так с делом Мисюриной и как отличить врачебную ошибку от уголовного преступления, читайте в интервью The Village c главой «Факультета медицинского права» Полиной Габай.


Источник: «Коммерсантъ»