В серии материалов «В фокусе» при поддержке Nikon мы рассказываем о том, как работают украинские фотографы, в чём состоит уникальность их «почерка» и из чего строится съёмочный процесс.

Для материала этой недели мы поговорили с Сергеем Сарахановым — фотографом, оператором и режиссёром, а также основателем Kiev Art College. Он рассказал нам о своём отношении к мобильной фотографии, поиске героев для съёмок и о том, почему сейчас — лучшее время для художника.

 

Портретная съёмка на Арт-причале. Изображение № 1.

 

С Сергеем и его ассистентом Андреем мы встречаемся у галереи «Арт-причал». Пока ждем героя съёмки, узнаем, что его нашли через Facebook.

«Иногда я могу увидеть человека на улице и подойти к нему, могу долго наблюдать за публичными людьми и ждать момента, когда смогу их снять. На этот раз я просто попросил друзей в Facebook показать фотографии своих родителей, дедушек и бабушек. Я часто прибегаю к такому способу, так как он даёт возможность сделать выборку», — рассказывает Сергей.

«Вообще портретная фотография всегда начинается с персонажа, поэтому правильный выбор человека — залог хорошего снимка. Герой должен быть интересен автору, вызывать положительные эмоции».

 

   

Я стараюсь встречаться и знакомиться с героями заранее, ведь во время съёмки ты открываешься полностью, впитываешь всё, что можешь впитать.

   

 

Наш герой приходит вместе с женой. Владимир хромает, но держится уверенно и спокойно. Мы спускаемся к воде. Несмотря на то, что вечер теплый и погожий, а место популярное, нам удается найти пустующую площадку.

 

Портретная съёмка на Арт-причале. Изображение № 2.

 

«История человека всегда отражается на его лице. Мне нравятся шероховатые персонажи, у которых есть фактура, поэтому мои персонажи зачастую — не юные и не модели, а уже довольно взрослые люди с серьёзным жизненным опытом. В сегодняшнем герое я увидел очень много оптимизма, хотя очевидно, что он многое пережил. Несмотря на внешнюю хрупкость, в нём чувствуется стержень. Я считаю, что каждый снимает то, чего ему не хватает, то, чего с его точки зрения, мало в окружающем мире. Я не верю в равнодушные фотографии. В творчестве хорошо только то, что цепляет тебя самого. Поэтому, когда я снимаю что-то о сильных и хороших сторонах человеческой натуры, мне кажется, что я их приумножаю. Я думаю, что такие снимки способны вдохновлять».

Сергей в фотографии уже десять лет. Вспоминает, что сначала, как и все новички, пробовал снимать всё подряд, но довольно быстро сфокусировался на портретной фотографии. Так как он всегда вращался в творческой среде, начал снимать начинающих художников, музыкантов. Со временем приоритеты не изменились, только художники и музыканты перестали быть начинающими, как и сам Сергей. 

 

   

Меня трогают люди, которые стремятся что-то оставить после себя в этом мире.

   

 

Сараханов и дальше планирует снимать портреты, но сейчас чувствует особую потребность систематизировать свои работы, делать больше законченных проектов и серий. Например, для проекта Fatherland он снимает отцов и их детей разных возрастов. Глядя на героя и его жену, вспоминает, что также планирует снимать пары, прожившие вместе долгое время.

«Соцсети — самый мощный инструмент для поиска. И, вообще, благодаря всей этой интерактивности сейчас настало лучшее время для художников. Ты можешь коммуницировать с целым миром. Твои работы в интернете каждый день видит гораздо большее количество людей, чем в любой галерее. Для меня всегда было важно, чтобы то, что я делаю, видели, потому что творчество — это один из самых мощных способов поделиться своей энергетикой. Я стремлюсь, чтобы моё творчество было со знаком «плюс», чтобы я выдавал в мир что-то положительное, конструктивное, созидательное. А где-то на другом конце Земли человек будет смотреть на мои работы и вдохновляться на создание собственных». 

 

Портретная съёмка на Арт-причале. Изображение № 13.

 

Самого Сараханова вдохновляют также живопись, кинематограф, скульптура — «нужно задавать вопросы окружающему миру и тогда ты сможешь учиться у всего, что ты способен понять», — подытоживает он. Также, конечно, его интересует работа других фотографов — как известных, так и молодых.

«Есть люди, которые вообще не фотографы, но прекрасно снимают на телефон — они меня тоже вдохновляют. Да, многие не серьёзно относятся к мобильной фотографии, но именно от точки зрения всё и зависит. Я считаю, что мобильная фотография даеёт возможность отдохнуть. Фотограф, как и любой другой человек, теряет в качестве работы, если постоянно варится в одном соку. Нужно меняться и переключаться. Мой любимый оператор Эммануэль Любецки, обладатель нескольких «Оскаров», подписан на меня в Instagram и периодически комментирует мои фото. Каждый раз, когда он это делает, внутри меня что-то замирает».

Кстати, во время съёмки Сергей успевает снять героя не только на цифровую камеру, но также на плёнку и телефон.

«Телефон пока не на сто процентов может заменить камеру, но, возможно, через 10–15 лет эта грань перестанет существовать. Мобильная фотография сейчас очень быстро развивается. Никто не знает, к чему это может привести. Нет ничего хуже, чем закостенеть и не меняться. Как говорится, старый мир погибает вместе с теми, кто не способен принять новый. Например, Питер Линдберг сейчас снимает на цифру, у него есть аккаунт в Instagram. Да, может, это не совсем тот Питер Линдберг, на котором мы выросли, но он всё еще работает, снимает, постит, пишет смешные комментарии. При этом другой мой любимый фотограф — Родни Смит, делает такие картинки, будто он остался жить в 30–40-х годах, но всё же и он использует интернет».

Мы переходим в помещение галереи. Наш герой, раньше работавший режиссёром в театре на востоке страны, живо интересуется пространством. Кажется, съёмка его нисколько не утомляет. Впрочем, от него ничего и не требуется, кроме как оставаться естественным. 

 

Портретная съёмка на Арт-причале. Изображение № 29.

   

Есть два типа портретной фотографии — автопортретная и портретная. Я занимаюсь второй и стремлюсь, чтобы степень искажения, моего влияния на кадр не превышала 20–30 процентов.

   

 

«Мой почерк, отпечаток моей личности и натуры может читаться в моих работах, но минимально. Несомненно, я делюсь чем-то с человеком, которого снимаю. Когда ты что-то ищешь в персонаже, то, в первую очередь, стремишься проявить это сам, чтобы человек с той стороны камеры это увидел, почувствовал и отзеркалил. Но, конечно, я хочу, чтобы герои моих портретов оставались собой, а не были просто моими отражениями».

 

Портретная съёмка на Арт-причале. Изображение № 40.

 

Мы как всегда заглядываем в содержимое сумки фотографа и расспрашиваем Сергея о том, на что он снимает.

«Камера — это инструмент, и тут главный принцип — стремиться выжать максимум из всего, что тебе дано. В этом большой плюс профессии фотографа или оператора — где бы ты ни оказался, если у тебя на месте руки и голова, ты можешь работать. Фотографию можно назвать ремеслом, искусством, но в целом — это навык. У меня есть абсолютно чёткие отношения с каждым инструментом, с которым я работаю. Больше я снимаю на пленку, моя любимая плёночная камера — Nikon FM2, это отличная механическая зеркалка. Именно с ней совершали восхождение на Гималаи и ездили в Арктику, потому что она работает абсолютно в любых условиях. За это я люблю Nikon с точки зрения истории, а сейчас мне нравится их оптика. Она цепкая, резкая и даёт красивую картинку».

 

Портретная съёмка на Арт-причале. Изображение № 56.

 

«Кроме того, камеры Nikon хорошо ложатся в руку. В профессиональных камерах мне также нравится удобное расположение всех органов управления.
У Nikon D7200, на которую я сегодня снимал, ко всему ещё и очень хороший цвет на выходе, поэтому заниматься цветокоррекцией легко и приятно».

 

 

 

Портретная съёмка на Арт-причале. Изображение № 57. 

 

 

Текст: Ирина Грищенко
Фотографии: 8caliber, Сергей Сараханов