В соцсетях на выступления Владимира Путина реагируют одинаково: публикуют смешные картинки, растаскивают речь на мемы, задаются вопросом, откуда у президента заоблачный рейтинг. В поисках ответа на этот вопрос The Village посмотрел пресс-конференцию Путина с людьми, которые не пользуются интернетом, — пенсионеркой Надеждой Алексеевной и отставным военным Александром Алексеевичем — и записал их комментарии.

 

Об ожиданиях от пресс-конференции

НА: Жду, что Путин расскажет, как мы будем строить отношения с Украиной. Будет ли наша великомученица Россия, которую все ругают, опять вваливать деньги в Киев и Донбасс, чтобы всё восстановить? У нас ведь и свои заботы есть. Людей, конечно, жалко. Но вот Америка почему-то не спешит с помощью. Она даже с Кубой помирилась, а мы с Киевом не можем. Хочу понять, когда всё это разрешится. Когда закончится бойня? 

Сейчас получается, что дерутся эти, а страдает народ. Народ-то не виноват, народ-то украинский хороший, добрый, приветливый, очень гостеприимный. Что с ним сделали? Я никак не могу понять причину. Почему? Что послужило толчком? Что там этот Барак Обама выдумывает? Убрать его не могут? Сейчас вот разобрали Крещатик. Какой же это красивый, прекрасный город. Был. Сейчас я там не была: боюсь, булыжником по голове стукнут.

АА: Я родом из Луганской области, но меня отец увёз в детстве, когда было освоение целины. Но всё равно это родные места. Сейчас беженцы оттуда бегут и почему-то в Польше места не находят. Только в России. 

Жду, что Путин встряхнёт кабинет министров. Не разгонит, а призовёт к работе. А то помощников у него нет, а планов-то громадьё. Он везде мотается, но всё сам, всё сам. Лавров ещё мотается. А другие? Вот обвал рубля — где министр финансов? Что он делает? Только он виноват. 

С весны ничего не меняется, только хуже и хуже. Вон болгары взяли и нагадили с этим нефтепроводом. Я от них такого не ожидал. У нас в посёлке на целине много болгар было — отличные люди. Они так хотели в состав СССР войти. А сейчас труба уже дошла до берега, всё согласовано было, а они говорят: «Не надо!» Ну здравствуйте! Пришлось с турками договариваться.  

НА: Россия — козёл отпущения. Одной республике простила долги, другой простила, сколько же можно? Мы покупаем их расположение к себе вот этим прощением долгов. Это невыносимо.

АА: Это не Путин делает. Он через Медведева решает вопросы. Это же не его деньги.

Действующие лица:

ВП — Владимир Путин

АА — Александр Алексеевич

НА — Надежда Алексеевна 

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 1.

 

 

О сроках кризиса

ВП: Наша экономика выйдет из сегодняшней ситуации. Сколько на это потребуется времени? При самом неблагоприятном стечении обстоятельств года два.

НА: Ой, как долго!

 

О других валютах

ВП: ЦБ и правительство в целом действуют адекватно сложившейся ситуации.  Некоторые действия можно было бы совершать оперативнее.

АА: А только рубль раскачали или юани эти китайские тоже? Что делается в других государствах? Как у них? Нам ничего не говорят. Новости только про Россию.

 

Про печать долларов

ВП: Один из известных инструментов — РЕПО. Это возвратные деньги. Они дают возможность участникам экономической деятельности воспользоваться валютными ресурсами.

АА: Ага, наподобие облигаций. В Америке якобы доллары печатают столько, сколько хотят. Кто им что скажет? Кому они подвластны? Я у них не был, но говорят, что те доллары, которые меняешь в российском банке и привозишь с собой, уничтожают сразу после того, как ты ими расплатишься. Они по году выпуска и серии сразу его узнают и уничтожат.

 

О пользе войн

Журналист: Сможем ли мы использовать кризис в благих целях?

АА: Каждая война, кризис, в том числе и обвал рубля, имеют положительные и отрицательные стороны. Будут народное хозяйство подтягивать. Хлеба много собрали, но всем жителям его не хватает, это мизер. Теперь надо восстанавливать сельское хозяйство. Есть две группы политологов. Группа А — рабочие, плуги выпускают. Группа Б — те, кто сельским хозяйством занимается. Сейчас перекос пошёл. Купить комбайн, тем более с компьютерными технологиями, очень дорого. Частник никогда не сможет купить его, а вот с колхозом, с группой фермеров мог бы.

НА: Фермеру, конечно, не поднять такое. Он своё маленькое хозяйство с трудом-то поднимает. За бесценок у него всё скупают, а он опять голодный сидит.

 

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 2.

 

О таблице Менделеева

ВП: Нужно поднимать регионы РФ, которые требуют особого внимания.

АА: Был я на БАМе. Столько средств туда ввалили, а его нету. Ой-ой-ой. А ведь его делали, потому что там все полезные ископаемые, вся таблица Менделеева.

НА: О, знаменитый журналист Кондратьев! Он долго в Америке работал.

 

Об Ангеле Меркель

Журналист: Сейчас возводится новая стена между Россией и Западом. Куда может завести это похолодание?

НА: Я об этом же спрашиваю! Меркель эта там ещё воду мутит.

АА: Не понял я её, эту Меркель. Лучшая подруга была одно время, а теперь что?

 

О Надежде Савченко

Украинский журналист: Номер один по блоку Юлии Тимошенко сейчас сидит, но уже в российской тюрьме.

НА: Что за глупость?

ВП: По данным наших правоохранительных органов, Савченко была наводчиком при убийстве ваших коллег.

АА: Она наводила и сама созналась.

 

О снаряжении киевских войск

ВП: Киевские власти используют систему залпового огня, артиллерию, боевую авиацию. 

АА: Фосфорное, кассетное снаряжение, да.

 

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 3.

 

 

О русском языке

ВП: Мы готовы способствовать восстановлению единого политического пространства на Украине. 

НА: Всё правильно ответил.

АА: Да, единое политическое пространство. То есть он за государство Украина, но чтобы там не было геноцида. Одна область — хорошая, другая — плохая.

НА: Русских угнетают. Русский язык вообще запретили в Киеве.

 

О западных партнёрах

ВП: Мы после развала СССР раскрылись перед нашими партнёрами. В ответ получили прямую поддержку терроризма на Северном Кавказе. Разве так поступают?

АА: За это надо наказывать, Владимир Владимирович. А то мы им простили. Вот и прощаем всё.

 

О медведе и малине

ВП: Может быть, нашему мишке надо питаться ягодками, медком? Может, нас тогда в покое оставят? Не оставят.

АА: Вот был СССР с коммунистами. Все призывали воевать против них. А сейчас нет коммунистов, совсем другое государство, которым единороссы управляют. Но всё равно лезут. Он правильно говорит, что если медведь пойдёт питаться малинкой, они всё равно полезут. 

 

О пользе санкций

ВП: Мы должны бороться, изменить к лучшему нашу экономику, воспользовавшись санкциями. 

АА: У санкций есть и положительная сторона. Они заставляют нас вернуться, у себя выращивать. На следующий год яблок много будет. Крым всё отдаст сюда. В этом-то году там воду перекрывали, сбрасывали в океан. Крым вернёт своё здоровьем, деньгами, валютой.

НА: И все курорты откроются.

 

О мусульманине

Снова показали украинского журналиста в футболке «Укроп!» 

АА: Укроп! По Москве идёт с Азии парень, бородка у него, а на спине надпись «Я — мусульманин». Ну напишу я: «Я — христианин». А дальше что? 

НА: Ну на лбу напиши! Мусульманин, и что дальше? Все от тебя шарахаться должны?

 

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 4.

 

 

О жителях Донбасса

ВП: Люди до Нового года должны оказаться в своих семьях.

АА: Самим кушать нечего, ещё их кормить надо. Правда, показали, что они там развалины убирают. 

НА: Конечно, киевляне же бросили их на произвол судьбы.

АА: Зачем они им нужны? Их уничтожают с обеих сторон: с одной стороны — солдаты, с другой — партизаны или ополченцы. И погибают дети, женщины…

НА: Это самое страшное: дети и женщины. Столько школ разрушено, церквей, детских садов. Это же уму непостижимо!

 

О компиляции

ВП: Надо прекратить заниматься компиляцией.

АА: Слово интересное — «компиляция»!

 

О трубе

ВП: У нас появится возможность объединить западную и восточную газотранспортные системы. 

АА: То есть не просто трубу прокладывают, а запитывают деревни, посёлки. Не просто к китайцам труба идёт. Она и у себя проходит вглубь и обеспечивает.

 

Об интервенциях

ВП: ЦБ перестал проводить интервенции и правильно сделал. Надо было только, может, пораньше и пожёстче это сделать, а не поднимать ставку до 17 %.

АА: Вот и я говорил, пораньше это надо было сделать!

НА: Упустили момент.

 

О цене на нефть

ВП: Руководители компаний должны обеспечивать устойчивость своего бизнеса, а для этого правительство должно с ними работать в тесном контакте.

АА: Я бы по-другому сказал. Кушать всё равно они захотят. Раньше они нефть по 100 долларов сбрасывали, а теперь по низкой цене. Долго они так сами не смогут существовать.

 

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 5.

 

 

О медицине

Журналист: В ряде регионов сейчас идёт реформа здравоохранения.

АА: У меня только один вопрос: когда будет бесплатная медицина?

НА: Никогда! Теперь уже всё.

АА: Поначалу говорили, что будет и платная, и бесплатная. 

НА: Теперь уже сказали, что если попадёшь в больницу — всё будет платным. 

АА: Я тут недавно вывихнул плечо. Прихожу к хирургу на восстановление. Он говорит: «Ну что? Будем лечить или ждать, когда само пройдёт?» Вытаскивает баночку и говорит: 3 тысячи. У меня с собой карточка. Сходил в Сбербанк, снял, купил. Пьёшь её — она как холодец. Пожилой врач, нашего возраста, а зацепился за этот БАД. Ему же надо и себе взять, и тому, кто притащил эту банку. Вот куда государство девает те деньги, которые раньше шли на бесплатную медицину? Вы представляете, сколько в СССР бесплатно лечили? Потому что лечили своими лекарствами. А сейчас приходишь в аптеку: наши таблетки стоят 4−5 рублей. Никто их за 4 рубля подделывать не будет. А действуют они неплохо.

НА: Я пью лекарство за 15 рублей. А муж мой покупает импортный аналог от давления за 400 с чем-то.

 

О пятой колонне

Журналистка: Кого имели в виду вы, когда говорили о пятой колонне?

АА: Что за пятая колонна?

НА: Я так поняла, что пятая колонна — это предатели, националисты.

ВП: Лермонтов был оппозиционером, но патриотом. Грань между оппозиционерами и пятой колонной внутренняя.  

АА: Пятая колонна — это пятая нога собаки. Если человек написал, это не значит, что он так думает. Член пятой колонны смотрит по обстановке и расписывает.

 

О кружках

Журналистка говорит про сайт для одарённых детей. 

НА: Как раньше во Дворце пионеров существовали кружки по интересам. И всё это было бесплатно. 

АА: О, я там механиком стал, в этом кружке. Права до сих пор есть. В 15 лет сдавал по семь вопросов в билете. И всё было бесплатно!

 

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 6.

 

 

О Ходорковском

ВП: Я поступил абсолютно правильно, освободив Ходорковского.

АА: Я лично считаю, что Ходорковский заработал и получил. Немало. У него заслуги же есть. Отсидел — пусть работает.

НА: Я согласна.

АА: Не нравится мне, как с Васильевой мозги компостируют. Я от министерства обороны 20 лет квартиру получал. 18 лет отслужил, прихожу рапорт писать. Через два года мне должны были квартиру дать. Так я ждал ещё 20 лет ровно. А я живу в военном городке. Приехал сюда — дети у меня в Одинцове жили. Передали её в местный поселковый совет. А там квартирами этими банкуют. Я подошёл к человеку, который говорит: однокомнатная — 10 тысяч, двухкомнатная — 20 тысяч, трёхкомнатная — 30. 

НА: Надо было взятку дать.

АА: Я ему объясняю: когда я только пришёл и в очередь встал, я был 36-м. А сейчас 6-й, но очередь не двигается. Ходил потом по генералам, просил 20 лет. К главкому дважды ходил. Он ругался, что его распоряжения не исполняют.

 

О Кадырове

ВП: Руководитель республики сделал определённые эмоциональные заявления. Уверен, они полностью соответствовали ожиданиям людей. Но он не имел на это права.

НА: То есть они на теракт отвечают терактом — против родственников.

АА: Кадыров не сказал, что отдал команду. Он сказал, что нужно, чтобы дом, в котором воспитывали террориста, сносили, чтобы ему некуда было идти. А не родственников убивать. Но Кадыров не русский — ему можно скидку сделать.

НА: И куда же они пойдут? К террористам. Зло порождает зло.

АА: Но он имеет в виду, что его не надо было скрывать там, не прятать. Родственники же знают, что он террорист. Что днём он тут ходит, а ночью берёт автомат и идёт на заработки.

НА: Это раньше Павлик Морозов был героем. А сейчас какой родственник донесёт на своего? Его же и прибьют первым. Но, в общем-то, Кадыров прав, конечно. Надо к террористам всю силу применять. Чтобы дышать им было нечем.

 

О судах

ВП: Надо научиться на обвинения реагировать адекватно.

АА: Через суды! А что сделаешь? Судов у нас нет. Я коснулся этого насчёт квартиры. Я её высудил. Судья отправляет в службу по расквартированию войск письмо, что положено такому-то выделить квартиру. А там тормозят. Надежда Александровна, человек не должен знать своих врагов, иначе трудно ему будет жить. Вот лейтенант один мне всё отказывал в квартире. Найти бы его сейчас, посмотреть, кем он стал, и ткнуть в тот отказ.

 

О вине России

ВП: Россия не виновата в украинских событиях.

АА: С какого бока Россия виновата в том, что там на Украине случилось? В какой момент это произошло?

 

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 7.

 

О политическом воспитании

АА: Тем, чем сейчас Путин занимается, должен заниматься политический комиссар. Должно быть политвоспитание в России. Пусть они будут не замполитами называться. Назовите какой-нибудь общественной организацией. Когда я служил в Казахстане, возник Даманский конфликт. Я первым попросился, чтобы меня на передовую отправили. Хотя в школе пел песни о том, что русские и китайцы — братья навек. Это политработники так меня накачали за полгода: за полгода из дружественного народа сделали образ врага. Показывали фильмы о том, как китайцы кричали русским солдатам: «Эй, русский, переходи на наша сторона, мы будем давать тебе полбулка хлеба в день и стакан риса». Они считали, что у нас до сих пор блокада, а мы лесные люди. Я готов был прыгать на китайских солдат. Вот и Путину комиссары нужны, чтобы людей учить. Ребята же слушают его, открыв рот. Никто не знает, к чему Путин ведёт, как он хочет это сделать. Все ждут этих конференций, чтобы услышать, что он думает. А должны его помощники нам разжёвывать и в рот класть.

НА: Да, нужно заниматься политическим воспитанием.

АА: Международные комментаторы посещали воинские части. Помню, спросили у полковника, что вся Европа ходит в сапожках, а наши жёны — только если где из-под полы достанут. Почему так? Он ответил, что у нас плановая экономика, и у нас стояла задача обуть и одеть людей после войны. Мы создали заводы, которые выпускали кирзовые сапоги и солдатскую обувку, а теперь вы предлагаете их разогнать и сделать русские сапожки? Постепенно к этому подойдём. 

 

О капиталах

Журналист: Какие будут гарантии людям, которые возвращают капиталы в Россию?

НА: Хороший вопрос!

АА: Миллион долларов пусть вернут сюда — вот и вся гарантия. Пусть доллар работает в России. 

 

О журналисте BBC

Журналист долго не может начать задавать вопрос из-за технических проблем с переводом.

АА: Растерялся англичанин, что ли?

Журналист BBC: Началась холодная война.

АА: Война — это когда две стороны воюют. Обоюдно. Сейчас это не война, когда зашёл, захватил. Самолёты летают, потому что с той стороны летают. Он не прав маленько.

Журналист BBC: Вы бы хотели заявить западным странам, что готовы заняться решением конфликта на Украине?

АА: Конечно, давайте восстановим Варшавский договор и будем тогда беседовать. А то у них блок НАТО остался и продвигается сюда. Стену убрали эту. 

НА: Давайте послушаем, что Путин скажет.

ВП: Россия всё жёстче и жёстче защищает свои интересы.

НА: Вот именно! А то совсем на голову сели. 

 

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 8.

 

 

Об американских базах

ВП: Американские базы по всему земному шару. И вы хотите сказать, что мы ведём себя агрессивно?

АА: Отмазка у них есть: мы же блок НАТО! Значит, можем друг у друга гулять.

 

О сельском хозяйстве

ВП: У нас просто замечательные учебные заведения, которые готовят специалистов для работы в сельском хозяйстве.

НА: Только они оседают в других местах, а в сельское хозяйство немногие идут. Надо снова заставлять их хотя бы два-три года отработать по специальности после окончания института. А то в своё время я отрабатывала два года.

 

О кредитах

ВП: При 17%-й ключевой ставке Центрального банка развивать ипотеку — сложное дело.

НА: Сейчас опять ипотеку поднимают в цене на 20 %.

АА: В советское время кредиты были по 2−4 %. Я и мебель так брал, и пианино покупал дочери. Сейчас 20 %. Ну откуда ты возьмёшь столько денег? Некоторые залетают в такие кредиты, что никак не могут рассчитаться. Мелким шрифтом написано, что в геометрической прогрессии проценты возрастают. А это никто не читает. Но как откажешься платить — ты же расписался.

НА: Юридически мало подкованы люди.

АА: Просто стадом легче управлять. Это по-простому, по-русски сказано. 

НА: Путину это выгодно.

 

О рабочем графике Путина

ВП: Мы не так часто, как хотелось бы, с детьми видимся.

АА: Ну, он столько мотается по свету. Только был в Киргизии — уже в Индии. Наряд не успел снять — уже здесь.

 

О коле

ВП: Не знаю, насколько вредный напиток кока-кола. 

АА: До трёх лет её ни в коем разе нельзя пить.

НА: Да вообще никому нельзя её пить! 

АА: Как на польские яблоки, так и на это надо наложить запрет. Хотя они её сейчас у нас выпускают. Как Chevrolet.

 

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 9.

 

 

О Грузии

Грузинская журналистка: У Грузии сейчас более активное взаимодействие с Евросоюзом и НАТО, чем с Россией.

АА: Ну и живите с ними, господи! Более активно!

 

О Саакашвили

ВП: Саакашвили сейчас гоняют, как вшивого по бане, по всему миру. 

АА: Путин правильно называет всё своими именами.

 

О грузинском конфликте

ВП: Нас всё время обвиняют, что мы спровоцировали конфликт в Грузии.

АА: Они же попёрли танки, БТР пошли, радиоактивную установку попёрли. Типа как на Украине сейчас, так и в Грузии получилось. Только там перед этим стояли российские войска от ООН. Ввели туда, чтобы границу разделять. Грузия их обстреляла. Тогда быстренько дали команду, и с России дали им по мордам. А сейчас спрашивают, когда Абхазию вернёте обратно. Да идите и договаривайтесь с ними, если они хотят. К Путину какие вопросы? У абхазов сейчас свой президент, всё как надо.

 

Об автомобилях

ВП: Один из вариантов ответа на санкции — запрет на ввоз на российский рынок новых или подержанных машин.

АА: Киргизия, Казахстан выпускают по 180−200 тысяч машин в год. Да, они жестянки. Мы в своё время утащили «копейку» у итальянцев. Я спрашивал у замполита, почему распредвал сыплется? Сделайте его, чтобы нормальный был. А замполит отвечает: «Вы знаете, сколько такая машина стоить будет? Ни один из вас её не потянет». Но потом мы обсуждали, что за запчасти потом больше отдаёшь, чем за машину.

 

О ветеранах

ВП: Когда я принимал решение об ускоренном обеспечении жильём ветеранов войны, мы исходили из цифры в 10 тысяч человек.

НА: Сейчас до сих пор показывают, в каких развалюхах ветераны живут! В администрации нахально так и говорят: время работает на нас, потому что он не сегодня, так завтра умрёт. А у ветерана туалет на улице, не отапливается, разрушена вся стена. Страшно! Если бы хоть один раз эту администрацию переселили бы в эти условия, всё было бы по-другому.

 

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 10.

 

 

О рейтингах

ВП: Как только начинаешь задумываться о каких-то рейтингах, он тут же начинает падать.

АА: Я иногда играю на телефоне. Как только подумаешь, что на рекорд идёшь, сгорает всё, проигрываю. А сидишь спокойно — набираешь очки.

 

О Сечине

ВП: Я свою зарплату не считаю, если честно, и не знаю.

НА: Зачем она ему нужна? Он же на полном государственном обеспечении.

ВП: А Сечин весьма эффективным менеджером оказался.

АА: А кто такой Сечин?

НА: У меня внучка работает в солидной нефтяной компании и получает 120−140 тысяч рублей. 

Об Иране и Северной Корее

Иранский журналист: Год прошёл, а товарооборот уменьшился.

АА: Конечно, они же сбросили цену на нефть. Мы тогда так распинались, что американцы жгли эти скважины, сколько протестов было против войны. Наконец всё, восстановились. А сейчас сбрасывают цену на нефть по просьбе американцев. Это же предательство!

НА: Что они ходят под этой Америкой? Вчера в 11 часов в «Итогах дня» по НТВ сказали, что Америка испугалась Северной Кореи. Почему испугалась, я не поняла, меня отвлекли.

ВП: Мы и дальше будем поддерживать контакт с иранским президентом. У нас ограничений нет, связанных с внешним давлением.

АА: Сказал бы, что мы, в отличие от вас, не слушаемся приказов Барака Обамы. 

 

О Саудовской Аравии

ВП: Если цены на нефть долго будут держаться на низком уровне, это плохо скажется на разработках труднодоступной нефти.

АА: В Саудовской Аравии, как в Грозном, идёт нефть с таким процентом содержания углеродов, что это уже готовый бензин. Мне туристы сказали, что постоянные клиенты бензозаправок там бесплатно заправляются. Они получают деньги от компаний, которые выпускают авто.

 

О тяжёлой судьбе Путина 

НА: Он, конечно, очень напряжённо работает. Три часа говорить без остановки — это дорогого стоит.

АА: Я в начале передачи говорил, что помощники, политологи смотрят программу, а надо выходить в народ и объяснять всё это.

  

The Village смотрит пресс-конференцию Путина с простыми телезрителями. Изображение № 11.

 

 

О Крыме

ВП: Если мы будем постоянно легализовывать самозахваты в Крыму, мы никогда порядка не наведём.

НА: Они там в Крыму побережье себе захватили и понастроили всяких забегаловок, которые сдают отдыхающим. Но это достояние государства. Не имеют права приватизировать береговые линии рек, озёр и тем более морей. А они там понаставили загородок и не допускают. Может, сейчас наведут порядок.

АА: Я бы сейчас задал ему вопрос: как там мост в Крым? Готов проект? А то, я слышал, китайцы собираются строить. Если это сделают, то Крым вообще будет...

 

О 2018 годе

ВП: По результатам работы можно будет сделать вывод о том, кому идти на выборы в 2018 году.

НА: Дожить бы!

АА: Хочется, чтобы дети пожили, внуки, правнуки.

НА: У меня правнуку уже два с половиной года.

 

О будущем

ВП: У меня нет сомнений, что мы пройдём сложный период и укрепим свои позиции в мировой экономике.

АА: Срочно, Владимир Владимирович! Срочно! Давайте эту нефть, раз её дёшево берут, будем у себя перерабатывать и продавать готовый бензин бочками, вёдрами, канистрами за доллары и рубли. Перерабатывающие комбинаты — срочно! Остаток денег, миллиарды, которые у нас остались, пустить на оборудование, пластмассу, бутылки. Цистернами отправлять. Будем получать с нефтепродуктов готовую продукцию.

НА: И очень важно создать рабочие места не только в Москве, но и в других городах. Я не говорю про Челябинск или Свердловск. Это крупные города. А в городах в Свердловской области, Челябинской. Там же людям негде работать вообще!

 

О впечатлениях от пресс-конференции

НА: Я довольна этой встречей. Путин отвечал на вопросы очень конкретно, понятно и вразумительно. 

АА: Он знает положение дел.

НА: Он всё знает до мелочей.

АА: Мы не слыхали про средства массовой информации, например. А он раз-раз-раз — всё ответил.

НА: Моё пожелание ему — успехов и успехов. И здоровья. Чтобы хватило ему на всё это.

АА: Помощников надо ему грамотных, умных, таких же, как он. Они, наверно, есть. Мог бы маленько погодя выступить по телевизору один из министров — по железным дорогам, например, или нефтегазовой промышленности. Рассказал бы о проблемах. Взял бы и ответил на вопросы. Такую же конференцию бы организовал. Путин же нашёл время для народа. А эти газо- и нефтемагнаты не могут найти время. Это неправильно.

НА: Да, спрятались за его спиной. 

АА: Почему один Путин должен за всё отвечать?

НА: Каждый обязан отчитываться за вверенную ему работу. Без контроля не может быть работы. Чего он один бьётся, как рыба об лёд? 

АА: По-моему, он призвал кабинет министров к эффективной работе. 

 

 

   

Текст: Екатерина Булгакова, Виктор Фещенко, Саша Шевелева

Фотографии: Алёна Лозовская

*Мнение редакции может не совпадать с мнением спикеров