23 января российский дизайнер одежды Ульяна Сергеенко оказалась в центре расистского скандала. Создатель сайта Buro 24/7 и подруга Сергеенко Мирослава Дума опубликовала в своем инстаграме приглашение на показ модельера с надписью, отсылающей к песне Канье Уэста и Джей Зи: «To my niggas in Paris». Пока шел показ, на Думу и Сергеенко обрушился шквал критики: в частности, модель Наоми Кэмпбелл перепостила скриншот с комментарием: «Надеюсь, это неправда», а Думу исключили из совета директоров детского интернет-магазина The Tot, сооснователем которого она являлась. Позже Сергеенко и Дума извинились. The Village поговорил с живущими в России выходцами из Африки о том, оскорбляет ли их обращение «niggas» и как к ним обращаются друзья.


Макс Никольский

креативный продюсер в агентстве «Изюм»

Я понимаю, что Ульяна Сергеенко не хотела никого оскорбить, и то, что она написала в приглашении, — это исключительно следствие того, что она выросла в другой среде и темнокожих вокруг нее никогда не было. Я чисто по-человечески сострадаю ей и тому, что ей таким путем пришлось выучить этот урок. Бойкотировать за это ее, конечно, не нужно, но многие это сделают. Так уж на Западе все устроено, что в таких вещах нельзя ошибаться.

В использовании слов «nigger» и «nigga» есть много культурных тонкостей, которые существуют в западной культуре, но пока что абсолютно не прижились в России. Если не вдаваться в подробности, то, конечно, эти слова — оскорбление на всех языках. Особенно из уст белых людей, это нужно понимать. Отсылка это или нет — не особо важно.

Я не очень хорошо отношусь к этому слову, но все-таки не так чувствителен, как американцы, — я живу в других культурных реалиях. Все мои друзья знают: есть такая черта близости, после которой можно так меня называть. Иногда в шутку, но они и так это понимают — им не нужно объяснять. Если N-словом меня называет малознакомый или совсем незнакомый белый человек — я сразу понимаю, что он неадекватный и лучше просто уйти и никогда больше с ним не разговаривать.


Джозеф Серж

ведущий, организатор вечеринок

Обижаться на это не стоит: думаю, зря раздули тему. Как только друзья друг друга не называют! Я не раз дрался из-за этого слова, но это было очень давно, когда только приехал в Россию. Со временем я то ли повзрослел, то ли понял русский менталитет. Сейчас я бы точно не обиделся и даже не обратил бы на это внимания. Мои самые близкие люди иногда называют меня еще хуже, но я знаю, что это любя. И на улице такое бывает, но я уже не обращаю на это внимания, пока меня не трогают.


Катрин Лаш

видеоблогер

Русскому человеку сложно понять контекст, при котором эти слова небеспричинно стали табу на Западе. Могу сказать за те страны, в которых есть история рабства или колонизации: в них всегда люди особо чувствительно реагируют на любые слова, указывающие на внешность, национальность, принадлежность к какой-то группе. Особенно если это исходит из уст представителя богемы, публичного человека.

Ульяна Сергеенко — медийная личность, на которую ориентируются многие люди, в том числе подростки, и мне понятен резонанс, который эта надпись вызвала в интернете. При этом если бы я была подругой Ульяны Сергеенко, то я бы не обиделась. Понятно, что это сообщение предназначалось для узкой группы друзей, с которыми вы устанавливаете такие рамки общения, которые всем комфортны. Будучи подписчицей ее инстаграма — тоже, опять же по причине того, что никакого оскорбительного смысла в это не вкладывалось. Хотя с цитатой из этой песни селебрити уже не в первый раз попадают впросак.

Но в кругу своих друзей мы не используем слова, фамильярно обозначающие национальность, внешность, религию или ориентацию человека. Мы много раз обсуждали эту тему и пришли к выводу, что в таких ситуациях чувствуем себя некомфортно, даже если речь идет о третьих лицах.


Юлия Ковригина

педагог

На мой взгляд, ситуация раздутая, возможно, люди хотят известности. Потому что до статьи и вашего сообщения мне я не слышала этих фамилий. Даже смешно, что они к Ульяне прицепились. Я знаю, что это своего рода шутка, когда друзья так называют друг друга. В России это, возможно, происходит не так часто, но с экранов в американских телесериалах предостаточно. Меня не оскорбляет ее записка и, честно говоря, больше волнует, например, то, что церковь свидетелей Иеговы приравняли к экстремистской организации и ее членов арестовывают. Или интеграция детей иммигрантов в общество, образование в российских школах, выборы, наконец. А не запись в инстаграме одной девочки другой, помилуй боже. Интересно, почему Кэмпбелл до этого есть дело?! И кстати, вам?


Давид Бинтсене

клипмейкер

Бытовой расизм трудно искоренить, но в данном случае произошел серьезный казус, когда одно и то же слово в разных культурах означает совершенно разные вещи. Лично меня пытались оскорблять этим словом в России, но это было в 90-х, сейчас же это слово могут использовать даже в позитивном контексте, например, в русском рэпе. Но понятно, что Ульяна играла не на своей территории. Ее выражение — это то же самое, что прийти в мусульманский храм без соответствующей одежды. Я ее не осуждаю, но стоит уважать чужие традиции и культуру.



Обложка: David Shankbone, Creative Commons (CC-BY-3.0)