— Сколько стоит подняться к тропе Двух Братьев? — спрашиваю я у бразильца, остановившего свой мотоцикл в сантиметре от моей ноги.

—10 реалов.

Нахмурившись, смотрю в таблицу с ценами на транспортные услуги: «Мототакси — 2,5 реала. Маршрутка — пять реалов».

— 10 реалов — это для туристов, — быстро добавляет парень. — Но для тебя сделаю за пять, идёт?

Мы поднимаемся вверх по улице Президента Жуана Гуларта, главной артерии фавелы Виджигал в Рио-де-Жанейро. У этого места дурная слава. Оно олицетворяет то, о чём Бразилия предпочитает умалчивать: нищета, классовая дискриминация, неразвитая инфраструктура, преступность, наркотики, эксплуатация детского труда. И это ещё далеко неполный список бед, с которыми приходится мириться бедным жителям бразильских трущоб. 

 

Виджигал, трущобы в Рио-де-Жанейро. Изображение № 1.

 

По бразильским меркам Виджигал — небольшая фавела с населением около 15 тысяч человек. Как и любая другая фавела, он является автономной республикой со своими законами, традициями и инфраструктурой. Здесь есть всё, что нужно людям для жизни: магазины, школа для детей, рестораны, интернет-кафе, салоны красоты, садики, хостелы для туристов, школа иностранных языков, полицейский участок, а кроме этого — множество забегаловок и баров, двери которых, похоже, никогда не закрываются. В шуме разговоров тонет мягкая мелодия босановы, на сковородке шкварчит рыбное филе, тушённое с маниокой, приправами и луком, всюду слышен звон стаканов и шумные споры на околофутбольные темы. Там и здесь можно услышать английскую, немецкую, французскую, итальянскую речь — похоже, никого из местных это уже не удивляет. На выходные в Виджигал подтягиваются любители веселья со всего города, и иногда тут становится настолько тесно, что даже коренные жители гетто выказывают своё недовольство.

  

 

— Всё, приехали, слезай! Вон твоя тропа, — мотогонщик грубо тормозит на верхушке нагретого солнцем склона и указывает пальцем на то, что на первый взгляд выглядит как непроходимая стена джунглей. История, к сожалению, не сохранила имени бедняка, которому пришла в голову идея построить свою хибару на склоне горы Два Брата. Кем бы он ни был, ему не откажешь в хорошем вкусе: здесь горы, тропический лес и океан нежно обнимают неуклюже построенный людьми кирпичный муравейник.

Последние десять лет власти пытаются помочь беднякам из Виджигала. Чемпионат мира по футболу и Олимпийские игры привлекли к Бразилии внимание всего мира: в фавелы потёк скромный ручеёк инвестиций. Появилась иллюзия стабильности. С 2009 года по инициативе местного правительства и полиции в Рио-де-Жанейро проводится программа пасификации. На данный момент от наркотрафика освобождены 39 фавел Рио, и на деле это означает улучшение жизни миллионов жителей трущоб. Виджигал тоже попал под эту программу и за несколько лет настолько пасифицировался, что теперь этой фавелой заинтересовались не только обычные туристы, но и знаменитости. Здесь живёт, работает и занимается благотворительностью бразильский художник и фотограф Вик Муниз. Ему принадлежит мастерская, где учатся и делают первые шаги в искусстве дети и подростки Виджигала. По соседству стоит дом кинопродюсера Джеки де Боттон, известной по работе над лентой «Свалка», ставшей номинантом на премию «Оскар» за лучший документальный полнометражный фильм 2011 года. А совсем недавно в этом районе купил землю бывший игрок английской футбольной сборной Дэвид Бекхэм. Говорят, он хочет открыть футбольную школу для местной детворы. 

 

Виджигал, трущобы в Рио-де-Жанейро. Изображение № 5.

 

Прежде чем уйти, я завожу разговор с Анжело, хозяином бара «Понто де Виджигал». Он осторожен в своих прогнозах на будущее. Жители трущоб не привыкли к такому пристальному вниманию властей и туристов. Одни считают, что новое веяние — это вторжение в их образ жизни, другие же приветствуют перемены. «Нам ещё предстоит решить много проблем, — говорит Анжело. — Это только начало. Наркотрафик ушёл, но фавела так и осталась фавелой — со всеми её недостатками. Правда, тот факт, что новое поколение Виджигала растёт в мире, не видя оружия, перестрелок, кровопролития и войн, это уже немаловажно, не так ли?»

На прощание мы жмём друг другу руки. Я бросаю последний взгляд на успевший погрузиться в тропические сумерки Виджигал. В темноте он похож на созвездие, мирно дрейфующее в космосе.

 

Фотографии: midianinjaAlain Giacatcommmcdemoura

Текст: Бронислав Долгопят, гид Tripster.ru