Пока чиновники и активисты от творчества рассуждают, как превратить неиспользуемые промзоны в креативные кластеры, директор действующего «Завода слоистых пластиков» в Петербурге организовал у себя музей стрит-арта. Сейчас туда сложно попасть из-за пропускного режима — первая открытая выставка состоится лишь осенью, — но на стенах уже успели отметиться нишевые знаменитости вроде Тимофея Радя, Паши 183, Паши Wais, Slak и Kreemos. Таким способом на заводе решили возрождать интерес к местному производству.

The Village отправился в промзону Красногвардейского района, чтобы узнать, как действующее производство сосуществует с уличным искусством и как предпринимателям удалось привлечь в проект известных российских художников и зарубежных архитекторов.

 

 

Музей

Музей стрит-арта

Пересечение шоссе Революции 
и Индустриального проспекта

«Завод слоистых пластиков» встречает посетителей типовым барельефом с рабочими и не слишком привычным лозунгом «Будет всегда лучше, чем было». Его автор — московский граффитист Кирилл Кто, а всего в будущем Музее стрит-арта уже отметились 11 художников из Петербурга, Москвы, Перми и Нижнего Новогорода. Их работы располагаются на фасадах и внутри заводских цехов, где собственно и производят слоистые пластики.

Первым в коллекции стал «Триптих» петербуржца Паши Wais в цехе под литерой Х1. Работу написали за пять дней в прошлом сентябре. Рядом — «Бог за работой» художника Kreemos. Всё это в бывшем пустом цеху, где с некоторых пор изготавливают двери из слоистого пластика. «Искусство вытягивает на себя производство», — говорят на заводе.

 

  

Фоторепортаж: Как действующий завод становится музеем стрит-арта. Изображение № 2.

Работы стрит-арт-художников
на территории промзоны

1. Александр Жунев
2. Kreemos
3. Тимофей Радя
4. Trun
5. Паша Wais
6. Никита Nomerz 
7. Petro /Aesthetics
8. Кирилл Кто
9. Slak/Aesthetics
10. Паша 183
11. Lastplak 
12. Lastplak 
13. Будущий креативный кластер

  

 

Площадь завода 30 000 метров, стен — около 50 000. И это не считая потолков, которые тоже собираются задействовать под картины. Дирекция уже связалась с искусствоведами отдела новейших течений Русского музея. В ближайшее время они общими усилиями собирают команду кураторов. Пока художников ищут сами: пишут по почте, связываются через знакомых. Соглашают поучаствовать в проекте не все — например, украинские Interesni Kazki стенами пока не вдохновились. А вот голландцы Lastplak приехали на завод сами, услышав о необычном музее. 

 

  

Фоторепортаж: Как действующий завод становится музеем стрит-арта. Изображение № 3.

МИХАИЛ АСТАХОВ

куратор музея

Мы подбираем авторов не с точки зрения имени, а с точки зрения самобытности техники или преемственности. Работа Petro называется Supreme, и искушённый зритель увидит здесь преемственность с супрематизмом. 

Обычно художник приезжает, смотрит место, мы вместе выбираем стену, подбираем тематику. В среднем через месяц автор начинает работать. Иногда бывает иначе. Например, Паша 183 сначала показал нам эскиз с нищим, просящим милостыню, с нимбом из московского метро. Мы предложили ему сделать серию и перенести работу на лето. Но он вдруг нашёл фотографию старого советского производства. Идея в том, что стены помнят завод таким, каким он был. Сотрудники приходили и спрашивали: «Это что, наш завод?», «Это какой год?» «А что это за цех?» «А почему столько станков?» Это очень важная для нас работа, и большая трагедия, что Паша ушёл.

 

  

Кирилл Кто. Изображение № 4.Кирилл Кто

 

В среднем новые граффити будут появляться раз в месяц: зимой — внутри цехов, летом — во дворах. Коллекцию собираются формировать 5-7 лет, и в конечном итоге счёт работ пойдёт на сотни. На третьем этаже в корпусе под литерой Х уже в ближайшее время откроется галерея. Там тоже будут выставлять работы уличных художников, но не граффити, а станковую живопись. 

 

  

Фоторепортаж: Как действующий завод становится музеем стрит-арта. Изображение № 17.

МИХАИЛ АСТАХОВ

куратор музея

Нам вообще сначала советовали накупить полотен уличных художников и выставить их. Но у нас здесь столько пространства! И мы спросили: «А вы видели когда-нибудь музей стрит-арта?» Нам ответили: «Нет». Тогда Дмитрий (председатель совета директоров «Завода слоистых пластиков» и председатель попечительского совета Музея. — Прим. ред.) сказал: «Вот как мы делаем, так и нужно будет делать музей старит-арта». У нас на это право сюзерена. Вообще удивительно чувствовать себя частью истории. Стрит-арт обязательно войдёт в учебники по истории искусств, и там напишут: «Первый музей стрит-арта пробовали создать в Петербурге на Заводе слоистых пластиков. Но у них ничего не получилось». Но мы пробуем! 

 

  

 

Завод и лофт

 

Слоистый пластик или, как его называют за рубежом, ламинат высокого давления, знаком многим по кухонным столешницам и облицовке лифтов. Выпускают его здесь с 50-х, а в 90-е производство, как и много где в России, практически встало. Сейчас его возрождают, но рабочие трудятся меньше чем в половине корпусов. Часть полуразрушена и даже не отмечена на карте.

 

Фоторепортаж: Как действующий завод становится музеем стрит-арта. Изображение № 18.

  

Фоторепортаж: Как действующий завод становится музеем стрит-арта. Изображение № 22.

МИХАИЛ АСТАХОВ

куратор музея

Вот через эту трубу, которую построили в 92-м году, дым никогда не шёл. Для нас она как могильный камень на всей советской промышленности. Нам предлагали здесь всё снести, чтобы построить торговый центр, но я благодарен владельцам, которые решили возрождать производство. Производство, которое как абсорбент впитывает в себя сотни людей, заменили бы на ТРЦ, где достаточно троих продавцов. Я знаком со статистикой: плюс один процент роста безработицы — до плюс семи процентов роста преступности. Всё в стране так.

Почему сейчас стрит-арт развивается? Молодёжь остро чувствует несправедливость текущего мироустройства. Было ясно, что часть территории мы не будем использовать в промышленности. Летом 2011 года здесь прошла граффити-вечеринка. Просто несколько десятков человек хорошо провели летний вечер, и через пару дней директор завода Дмитрий мне присылает смс-ку: «Да всё понятно. Нужно делать музей стрит-арта». 

 

  

 

Могильный камень скоро станет частью нового архитектурного пространства. Корпуса, где варили смолу, бывшую котельную и саму трубу решили сделать креативным кластером с клубом, парком, коворкингом и смотровой площадкой на проходщем по всей территории завода газопроводе. Вместе с архитектурным журналом «Проект Балтия» уже организовали закрытый архитектурный конкурс. Одно из условий — сохранить промышленную застройку, а главное — многометровую трубу. Своё видение будущего лофта представят шесть дизайн-бюро: эстонские Koko Architects, российские «Витрувий и сыновья» и «Поле дизайн», финны JKMM Architects, литовцы Processoffice и поляки Vroa Architects. Итоги подведут в конце октября.

 

 

Проблема, которую «Заводу» ещё придётся решить, — перевод земли из разряда территорий промышленного назначения, куда нельзя приглашать посетителей. Доступными для горожан должны стать корпуса, прилегающие к Индустриальному проспекту, их и перестроят по итогам архитектурного конкурса. Первое время посетителей будут пускать по записи.

 

Уличное искусство уже вышло за рамки территории. Сотрудники завода выступают соорганизаторами граффити-фестивалей, участвуют в московском проекте «Лучший город земли», а в промышленном башкирском городе Салавате организовали роспись восьми жилых домов.

 

  

 

Фоторепортаж: Как действующий завод становится музеем стрит-арта. Изображение № 23.

Дмитрий зайцев

Председатель совета директоров «Завода слоистых пластиков» и председатель попечительского совета Музея

Стрит-артом я никогда не увлекался. Частично идея возникла после фильма «Выход через сувенирную лавку». Когда ты каждый день приходишь на завод, на своё рабочее место, три года энергия позитивная ещё есть, через пять лет уже её меньше, через десять это всё надоедает. Мы решили сделать из завода необычное и новое пространство, в котором будет интересно работать.

Музей стрит-арта — это не конкретно какое-то место на «Заводе слоистых пластиков» или в Петербурге. Для нас стрит-арт — это вся страна и весь мир, потому что мы здесь живём. Часть времени мы проводим на заводе, часть — в Москве, часть — в Петербурге, в других городах, поэтому мы продвигаем эту идею, везде где можем.

 

  

 

Фотографии: Дима Цыренщиков