Ко Дню города 5 сентября 2015 года в центре Москвы открылись после реконструкции новые пешеходные зоны: Большая и Малая Никитские, Большая и Малая Бронные улицы, Спиридоновка, Большая Ордынка и Пушечная улица. В рамках городской программы «Моя улица» на столичных улицах разграничивают территории, отведённые для машин, велосипедистов и пешеходов, ремонтируют тротуары, организуют систему городской навигации и ремонтируют фасады — всего на эти цели власти рассчитывают выделить в течение ближайших трёх лет более 126,7 миллиарда рублей. The Village посетил обновлённые улицы и узнал у экспертов, что они думают о благоустроенных пешеходных зонах.

 

Берегись пешехода: 
Большая Ордынка, Мясницкая и Патриаршие пруды после реконструкции. Изображение № 1.

Что получилось?

   

Берегись пешехода: 
Большая Ордынка, Мясницкая и Патриаршие пруды после реконструкции. Изображение № 4.

Куба Снопек

градостроитель, выпускник «Стрелки»

Общемировой тренд — делать города более доступными для пешеходов. Москва же известна тем, что она пешеходам абсолютно не подходит. Я видел обновлённые Мясницкую и Никитские улицы, и впечатление однозначно хорошее: эти улицы благоустроены в духе того, что сейчас делается в мире. Почти везде есть низкие бордюры, по которым можно съехать, — с коляской, на велосипеде, на скейте. Это будет удобно большому количеству людей, особенно мамам с колясками — безымянным героям Москвы. Кроме того, правильно обустроены велодорожки. Есть правило сооружать их из асфальта, и в Москве всё сделано именно так, согласно мировой моде. Правда, велодорожки чаще всего делают частью проезжей части, а не тротуара. В Москве всё наоборот, но ведь и здешние водители — это не водители в Амстердаме, так что, я думаю, и это тоже правильно. Многие говорят, что допущены какие-то ошибки. Например, в начале Большой Никитской велодорожка занимает весь тротуар и там нельзя пройти — это ошибка. Но когда велодорожки лет 15 назад начали делать в Польше, то тоже допускали ошибки, а после реконструкции пятидесяти улиц научились их не делать. 

Ещё все жалуются, что на пешеходных улицах нет деревьев — или что затопило обновлённую Мясницкую. Конечно, хотелось бы, чтобы были такие же деревья, как в Барселоне или в Париже, но это уже проблема совсем другого уровня, она связана с подземным оборудованием: там могут быть засекреченные провода, тоннели, трубы. Чтобы росли большие деревья, нужно очень много места для корней, а значит, нужно глубоко копать и исправлять подземную систему, а это намного сложнее, чем просто привести улицы в порядок, ведь поменять то, что на поверхности, — дёшево и просто. 

 

Берегись пешехода: 
Большая Ордынка, Мясницкая и Патриаршие пруды после реконструкции. Изображение № 5.

 

В целом задача отдать часть городского пространства людям, которые передвигаются на ногах и маленьких колёсиках, выполнена. Все водители, которых я видел в пешеходных зонах, чувствовали себя там как на чужой территории: ехали медленнее и останавливались, если пешеходы подходили к зебре. 

Единственное, чего я не понимаю, — какая стратегия за всем этим стоит. Например, в Гамбурге было объявлено, что в течение 20–30 лет весь город будет пешеходным. В Москве реконструкции улиц выглядят как хаотичные действия. Я не знаю, какая в итоге должна получиться картина. В целом, мне кажется, Москва будет автомобильной: это единственный настолько большой город в мире, который находится так сильно на севере, и ему не нужна революция в духе Копенгагена. Просто сейчас 100 % внимания уделено автомобилистам и 0 % – всем остальным, а нужно уделить немного больше внимания пешеходам. Москва — не Лондон, где вообще нет лишнего пространства, тут достаточно места, чтобы поместить всех. Поэтому, я думаю, тут всё будет идти в сторону сужения полос и появления других способов передвижения. 

 

 Мясницкая улица

Берегись пешехода: 
Большая Ордынка, Мясницкая и Патриаршие пруды после реконструкции. Изображение № 9.

Берегись пешехода: 
Большая Ордынка, Мясницкая и Патриаршие пруды после реконструкции. Изображение № 13.

Михаил Блинкин

директор Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ

Раньше, выходя на узкую пешеходную зону с интенсивным движением, я чувствовал себя изгоем. Сейчас этого нет: я иду по просторному тротуару Мясницкой — как в хорошем европейском городе. Её реконструкция получила почти единодушную поддержку обывателей, за исключением отзывов автомобилистов. Они говорят: у нас было четыре полосы и один светофор, а теперь всего две и много светофоров. Этот режим с широкими тротуарами и суженной проезжей частью — сообщение, которое город посылает автомобилисту. Если тебе сюда нужно — приезжай и находи платное парковочное место. Если ты собрался использовать эту улицу для транзита, тысячу раз подумай, стоит ли это делать. 

 

   

Берегись пешехода: 
Большая Ордынка, Мясницкая и Патриаршие пруды после реконструкции. Изображение № 14.

Александр Колесников

гендиректор ООО «Колесо-Колёсико»

Самая большая беда Мясницкой — в том, что, в отличие от других улиц, там не решена проблема водостока. Если на Большой Никитской улице водосточные трубы вдоль домов подведены к специально оборудованным решёткам, куда вода стекает вдоль тротуара, то на Мясницкой трубы просто висят, и никаких ливневых стоков нет. В дождь вода там будет просто заливать людей. Кроме того, на Мясницкой нет велодорожки, несмотря на то, что почти через каждый дом установлены велопарковки.

 

 Улица Большая Ордынка

Берегись пешехода: 
Большая Ордынка, Мясницкая и Патриаршие пруды после реконструкции. Изображение № 15.

 

Михаил Блинкин: После того как Большая Ордынка, вслед за параллельной ей Пятницкой, стала частью пешеходной зоны Москвы, могут возникнуть проблемы: фактически нарушается связь с Замоскворечьем и Садовым кольцом. Надо посмотреть, как такой режим будет работать, и принимать меры, если эксперимент окажется неудачным.

 

 Патриаршие пруды

Берегись пешехода: 
Большая Ордынка, Мясницкая и Патриаршие пруды после реконструкции. Изображение № 18.

 

 

Михаил Блинкин: Ездить по Большой и Малой Бронным, Спиридоновке и Большой и Малой Никитским улицам было не очень здорово: вдоль Патриарших прудов плотно стояли автомобили. Став пешеходными, эти зоны вернули своё естественное назначение. И тут город снова наглядно показывает: если ты не живёшь в этом районе, не надо туда лезть на автомобиле.

 

   

 

Александр Колесников: Беда всех пешеходных улиц в том, что они становятся зоной конфликта между пешеходами и велосипедистами. На Большой Никитской ситуация такая: на велодорожке очень много люков, а асфальт положен так, что, скорее всего, в дождь там будут лужи. Это не очень удобно, но не критично: даже на европейских улицах дорожки бывают неидеальными. Кроме того, там неудобно расположены урны. Непонятно, для кого их поставили, но явно не для велосипедистов: на ходу в них ничего не выбросишь, приходится останавливаться. Чтобы подойти к урне, пешеходам надо пересечь велодорожку, что тоже не очень логично. На Малой Никитской же явно отняли довольно много пространства у пешеходов — там очень узко. Всё как будто специально сделано для того, чтобы велосипедистов не любили. На Большой и Малой Бронных не очень качественно положена плитка, зато очень здорово стало на Спиридоновке: там провода убрали под землю, и теперь можно по-новому взглянуть на город и фасады.

 

 Пушечная улица

Берегись пешехода: 
Большая Ордынка, Мясницкая и Патриаршие пруды после реконструкции. Изображение № 29.

 

Работы на пешеходных зонах около «Детского мира», которыми занимается КБ «Стрелка», в настоящий момент закончены лишь частично: Пушечная улица замощена камнем, но пока строители не расставили элементы уличного оформления. Пешеходная зона будет завершена к ноябрю 2015 года. 

Михаил Блинкин: Пушечная улица никогда не имела особого транспортного назначения: её давно и без проблем можно было сделать пешеходной. Сейчас проезд по Пушечной будет, но ни один разумный автомобилист без особой надобности её использовать не станет. Это и называется «улица ограниченного автомобильного доступа».