Открытие обновлённой Неглинной улицы завершило второй этап обустройства пешеходных зон по соседству с Центральным детским магазином. До этого, ровно два месяца назад, закончились последние работы на улицах около ЦДМ и ЦУМа: Пушечной, Рождественки и Кузнецкого Моста. Авторы у этих проектов общие — команда КБ «Стрелка», но на Неглинной появились принципиально новые для города решения по оптимизации пространства. The Village прошёлся по Неглинной улице и узнал у эксперта, что он думает о размере парковочных мест, сквере и кадках для деревьев.

 

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 1.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 2.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 3.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 4.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 5. 

   

Проектная команда КБ «Стрелка»

Когда нам говорят, что на Неглинной ничего не изменилось, это лучший комплимент. Перед нами не стояла задача сделать какой-то аттракцион — нам просто нужно было обустроить городскую обыденность и сделать качественным то пространство, которое каждый день используется. 

До реконструкции это была улица шириной 10–15 метров, где постоянно творился какой-то хаос. Сейчас здесь те же две полосы, но по 3,5 метра, параллельная парковка с двух сторон, велодорожка и тротуар. Конечно, на этом этапе проект завершён, но многих деталей не было в наличии на заводе, и их только сейчас привозят. Например, тактильные индикаторы, которые предусмотрены для слепых, — они появятся в ближайшее время. 

В этом году приняли решение о реорганизации зоны вокруг Центрального детского магазина. Первый этап работ был сдан 3 сентября — это как раз Пушечная, Рождественка и Кузнецкий Мост. Там другая история, иной порядок взаимодействия с пешеходами — просто потому, что место притягивает огромный поток людей с детьми и без. Эти улицы — пример того, как можно работать с пространством в современном городе, оставляя при этом движение машин. Самый радикальный подход получился на Пушечной и Рождественке. Радикальный потому, что в Москве это был первый раз, когда улица целиком составляет одну плоскость с проезжей частью, без бордюров. Это удобно и для пешеходов, и для велосипедистов: им приоритет, да и в целом визуально воспринимаешь улицу как единое пространство. При этом сохраняется проезд машин в один ряд без парковок. Все равноценно используют улицу, водители уступают дорогу пешеходам и велосипедистам. Уже доказано, что, когда люди видят такое общее пространство, они становятся внимательнее к тому, что происходит вокруг. Попадая на автомобиле в такую зону, человек становится более осторожным.

Логика в городе у большинства автовладельцев такая: приехал в центр, припарковался максимально близко к Кремлю и пошёл гулять. При этом желательно, чтобы бесплатно припарковался. Всё это хорошо и понятно, но неслучайно же все современные города сейчас ограничивают въезд автотранспорта в центр, который всё-таки создан больше для пеших прогулок. Москву сложно представить без машин, но ограничение на их поток всё-таки должно быть.

К слову, Неглинная улица называется так в честь реки, которая когда-то здесь протекала. И была идея связать Неглинную и Кузнецкий Мост (который получился в прямом смысле мостом), чтобы дать топологии заиграть. С одной стороны, так решается и эстетическая, с другой — функциональная задача банального пешеходного перехода.

 

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 6.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 7.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 8.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 9.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 10.

 

Мы соединили два блока: Дмитровки, ЦУМа и Центрального детского магазина. Получилось расширить границы пешеходной зоны — вся эта территория создаёт новые пешеходные маршруты в городе. На Кузнецком Мосту ведь ещё в XVIII веке одевались все модницы Москвы, а мы, можно сказать, эту традицию восстановили. Теперь эти улицы объединили магазин «Кузнецкий Мост 20», «ЦУМ» и универмаг «Цветной».

Неглинная имеет много подобных ей собратьев. По сути, в древности это были вылетные магистрали от Кремля, а теперь — те улицы, которые очень похожи по функции.

Раньше на Неглинной был сквер, отрезанный с одной и с другой стороны паркингом. Это было место, где спали бомжи, не боясь, что их потревожат. Мы эту парковку убрали и сделали пешеходные переходы к этому скверу. Раньше роль камерных общественных пространств играли дворы, сейчас они все перекрыты. В современной Москве оптимизация уличной и дорожной сети сможет дать ощущение такого пространства за счёт подобных маленьких скверов, куда можно выйти на ланч или просто с кем-то встретиться.

Мы хотели сажать все деревья в землю, но здесь под землёй очень плотная сеть коммуникаций. И пришлось выбирать: либо вообще не озеленять, либо делать какие-то другие кадки, которые позволят дереву жить не один год. То есть это не совсем кадки: деревья посажены в землю, и там хитрая дренажная система, которая позволяет дереву питаться естественным путём через почву. В таком виде в Москве это делается впервые. Зелень — это элемент архитектуры, который может настраивать какие-то городские мероприятия; инструмент, с которым можно работать в праздники, во время фестивалей и ярмарок. 

Насчёт велодорожек: на бульварах они всё ещё в статусе эксперимента. Но вроде бы со следующего года подобное будет вводиться на постоянной основе. Сразу по всему городу велодорожки не проложишь, а мы в нашем проекте уже их учли, чтобы потом не переделывать.

Принцип автомобильной парковки такой: есть парковочные карманы с какой-то частотой, и они прерываются островками, в которых стоят кадки. Мы заложили такой размер каждого парковочного места, чтобы помещалось определённое количество машин: не больше и не меньше. Как обычно бывает: сколько влезло — столько и стоит, создаётся ощущение хаоса. И девять баллов в Москве возникают просто потому, что нет организованной системы правильной парковки.

 

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 11.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 12.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 13.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 14.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 15.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 16.

Что сделали с Неглинной улицей. Изображение № 17.

Артём Паршин

ландшафтный архитектор Ботанического сада МГУ «Аптекарский огород»

В общем и целом я очень поддерживаю идею ограничений для автомобилей в центре. Если очень надо, теперь всегда можно найти место для парковки, но человек трижды подумает, потому что это дорого. На Неглинной теперь сделано всё для того, чтобы машины ехали тише и самих машин было меньше. Такая инициатива заслуживает всяческих похвал.

Правда, к сожалению, как только смотришь на детали и то, как они сделаны, — есть к чему придраться. Качество самих гранитных работ местами, мягко говоря, не дотягивает до уровня, которого достойны центр города и дорогие материалы, из которых всё это сделано. Застелить гранитной плиткой такую площадь стоит огромных денег, поэтому все детали нужно доводить до совершенства. Там, где плитка положена большой ровной плоскостью, всё в порядке. Но как только возникает какое-то нестандартное место или препятствие вроде люка или подъезда к подворотне, видно, что камень криво отрезан, неровно положен. Если смотреть внимательно, то таких мест довольно много. Если быстро идти мимо или ехать, то, конечно, незаметно. Но, с другой стороны, у поворотов же всегда одинаковый радиус. Можно разработать одинаковые модульные детали и изготавливать их заводским способом, а не изобретать каждый раз разрез на месте.

Ещё у меня вызывает сомнения вся эта приподнятая посадка в гигантских гранитных кубах. Деревья в них отличные — по-видимому, немецкие, — но сами эти кадки ужасно загромождают улицу, она и без того узкая. Может быть, надо было отделить их цветом от мощения, сделать поизящнее, выглядят они очень промышленно. Сама по себе идея приподнятой посадки абсолютно законна. Конечно, это позволяет увеличить объём питательного грунта под деревом, не задев при этом коммуникации, и, что немаловажно, отделить поверхность грунта от неизбежных зимних реагентов. Но неизвестно, какое зло меньше — улица без деревьев или улица с гранитными кубами посередине. К тому же вряд ли они утеплены, а значит, деревья в них могут промерзать. Время покажет.

На Неглинной удивительным образом выжили несколько старых лип, посаженных, как и везде раньше, в уровень тротуара. Но они в довольно печальном состоянии: много лет за ними толком не ухаживали, а при недавних работах ещё и повредили: содрана кора, обломаны ветки. Их оставили, а правильнее было бы при реконструкции улицы заменить их на новые здоровые деревья, причём выбрать крупномерный посадочный материал, соответствующий общим амбициям, согласно которым преображается центр Москвы.

Есть ещё один момент. В Петербурге на центральных улицах сделали похожую ошибку, когда заменили старое мощение на новое и дорогое каменное. Сейчас все водосточные трубы выходят своими концами на этот великолепный гранит — в сильный дождь здесь будет поток, который надо преодолевать пешеходам, а весной и осенью при каждом переходе температуры через ноль под водостоками будет корка льда. Это будут опасные и некрасивые места. Нужно было бы от каждой водосточной трубы сделать лотки с решётками. О такой детали традиционно забывают, и здесь это тоже не учли.

Общий для Москвы недочёт — поребрик делается выше нормы, даже не в 15 сантиметров, а выше. В Европе можно не думать, когда паркуешься: упираешься в него колесом, и бампер спокойно нависает над тротуаром. А здесь приходится беспокоиться о том, чтобы не задеть высокий бортовой камень. Но я сегодня без проблем припарковался в этих карманах: они широкие, удобные, их много. Опять же, повторюсь: мне нравится тенденция с ограничением автомобильного потока, когда пешеходы в городе становятся главными.

 

   

Фотографии: Яся Фогельгардт