«„Василеостровская“ открыта для пассажиров!» — торжественным голосом объявляют на всех станциях петербургской подземки. В День города, примерно в 09:20, это случилось: станцию, без которой страдал целый остров (около 200 тысяч населения), спустя 11 месяцев капремонта стоимостью 350 миллионов рублей открыли — с музыкой и воздушными шарами.

Первые впечатления пассажиров: радость и недоумение. Станция лоснится, но в остальном выглядит так же, как год назад. Сразу обращает внимание только новая конструкция пандуса на входе и отсутствие ограничивающих барьеров.
Как пояснили The Village в пресс-службе Метрополитена, в течение месяца будут мониторить пассажиропоток: если окажется, что он прежний (80 тысяч ежедневно — на 20 тысяч пассажиров больше нормы), разделители вернут.
Но специалисты подземки надеются, что поток уменьшится благодаря второму выходу из «Спортивной». Надежды возлагают и на второй выход с самой «Василеостровской»: на открытии чиновники уклончиво говорили о «долгосрочных планах» — ранее речь шла о том, что в 2018 году представят инженерный проект станции.

Без «Василеостровской» жизнь в общественном пространстве 6–7-й линий — одной из немногочисленных пешеходных улиц Петербурга — слегка утихла.
Ещё в ноябре 2014-го превентивно закрылся ресторан сети Any Pasta, не так давно не стало и местного «Жан-Жака» — о нём напоминает только оформление витрин. Впрочем, других пустот в пёстрой ткани пешеходной зоны нет: прочие сетевики — «Укроп», Marketplace, «Пряности & Радости», Coffeeshop Company, брассерия Kriek и другие — на месте.

Фотографии

дмитрий цыренщиков

Что именно
сделали на «Василеостровской»:

Восстановили гидроизоляцию наклонного хода, полностью ликвидировали течи.

Капитально отремонтировали три эскалатора.

Из пяти входных дверей оставили четыре: две объединили в одну — к ней организовали пандус для прохода маломобильных групп.

Усилили крышу, убрали козырьки и металлические подпорки.

Сделали новую облицовку вестибюля, заменили окна, витражи и входные двери.

Построили новые помещения кассового зала, смонтировали и оборудовали помещение комплексной системы обеспечения безопасности (КСОБ).

Первые пассажиры — о своих впечатлениях


Анатолий: «Всё то же самое, что было. Изменений очень мало. Кажется, только новые картины сделали. Пол, стены — всё такое же. Правда, я ещё наверху не был».

Ольга: «Изменились цвета станции. Это необычно: бордюры на станции были бордового цвета, а стали металлическими. А так — ощущения приятные: всё должно обновляться, я считаю.

Последний год я живу на Васильевском острове. Работаю на Чёрной речке, добиралась наземным транспортом, что было для меня необычно и напряжённо: из-за пробок не могла точно рассчитать время. Метро я очень люблю: это как машина времени — заходишь и точно знаешь, когда ты окажешься там, где тебе нужно».

Наталья Борисовна: «Я помню открытие станции „Василеостровская“ в 1967 году. Я тогда училась в Горном институте, и, конечно, это было большое событие. Я специально сегодня пришла, чтобы, пока я жива, присутствовать при столь знаменательном событии, потому что видите, в какую прелесть превратили станцию? Мы так долго этого ждали, так долго мучались: особенно в часы пик уехать с Большого проспекта в центр — это было целое дело. А сейчас — пожалуйста: и жизнь вокруг станции закипит.

Мне нравится, что тут тепло. Я помню, что в 67-м году на станции было почему-то холодно — возможно, чтобы не было душно. И если в лёгкой блузочке влезла — шансы простудиться были велики. А сейчас я специально обратила внимание: очень комфортно.

Раньше станция была отвратительная внешне — так же как и „Площадь Мира“ (нынешняя «Сенная»). Это был четырёхугольный куб. Это же ужас: на Мира обвалился козырёк, погибли семь человек (пятиметровый бетонный козырёк станционного павильона площадью около 50 квадратных метров обрушился 10 июня 1999 года. — Прим. ред.). После этого нашу «Василеостровскую» укрепили уродливыми металлическими подпорками. Такая она и стояла — пока сейчас подпорки не сняли.

Правда, мы просили депутата Ковалёва (депутат Законодательного собрания Петербурга Алексей Ковалёв. — Прим. ред.): а нельзя ли сделать павильон, соответствующий домам начала ХХ века? Конечно, сказал, что нет денег. Тем не менее кобальт этот жуткий исчез, как и подпорки эти грустные — на станцию довольно приятно смотреть. Радость наша необъятная — даже у простых неработающих пенсионеров, а уж что говорить про работающих?

Весь год без „Василеостровской“ было плохо: если надо в час пик ехать, например, в театр или в концерт — идёшь на Большой проспект. Мы, закалённые десятилетиями предыдущей жизни, штурмом брали троллейбус или автобус. Не хватало места, народ ждал следующий автобус... В общем, ужас один. Так что ура, да здравствует наша станция и да будет она долгие годы служить нам».