8 июля у храмов в центре Екатеринбурга прошла серия пикетов против вмешательства Русской православной церкви в светскую жизнь. Акцию протеста устроили активистки уральского феминистического движения. Чтобы высказаться против оправдания домашнего насилия и запрета абортов, женщины встали с плакатами напротив пяти церквей и соборов. Субботу выбрали неслучайно: в этот день православные отмечали День святых Петра и Февронии, или День семьи, любви и верности.

Сотрудники полиции задержали двоих участниц у Храма-на-Крови за нарушение правил проведения пикетов. 10 июля Кировский районный суд Екатеринбурга планировал рассмотреть дела Елизаветы Ветровой и Яны Лысаковой, однако вместо заседания протоколы отправили в полицию на доработку. The Village публикует репортаж о том, как выглядят попытки уральских активисток выстроить диалог с горожанами.

Фотографии

Сергей Потеряев

«Кто должен принимать решение об аборте?»

В четыре часа дня к Храму-на Крови начали стягиваться казаки. Они обходили церковь и вглядывались в лица прихожан, зная, что через час здесь начнется акция протеста. Алексей, атаман Сергинского хутора, заявил, что готов к любому повороту событий: «Мы богобоязненные люди. По зову сердца мы приходим сюда и поддерживаем порядок».

Лиза — студентка-востоковед, защищает права женщин со школы. Девушка написала на плакате: «Кто должен принимать решение об аборте?» и отправилась на пикет. У храма решила позвонить своей подруге, а свернутый плакат держала в руке. Сзади подбежал высокий мужчина в белой рубашке и выхватил сверток из рук. Не реагируя на крики Лизы, он встал у главной лестницы храма, прочитал написанное на плакате, скомкал бумагу, бросил ее на газон и зашел в храм.

Позже подошедшие журналисты помогли Лизе вернуть плакат. Едва она расправила бумагу, как пожилой мужчина в казачьей форме начал кричать на девушку: «Доступный аборт — необходимое право женщины? А право нерожденного ребенка вы учли?» Следом в в дискуссию вступила высокая женщина, представившаяся посланницей Господа: «Аборт — это сатанизм и убиение детей». Лиза молча держала плакат и смотрела сквозь недовольную толпу.

«Против абортов? Удочери отказницу»

Полина с волосами цветов радуги встала у Вознесенской церкви. Она призывала прихожан, которые выступают против абортов, усыновлять отказников или оплачивать их содержание: «Церковь лоббирует закон о выводе абортов из системы обязательного медицинского страхования. Я призываю людей верующих, кто поддерживает этот закон, подкреплять свои слова делом и забирать младенцев в свои семьи. Или же оплачивать их содержание».

Во время получасового пикета девушку хотел прогнать сторож, казаки проверили документы, пытался поцеловать пьяный мужчина, а прихожане саркастически комментировали ее акцию. Молодой полицейский долго стоял рядом и спрашивал Полину: «Зачем у храмов стоять? Я не понимаю логическую цепочку. Вставайте у больниц. И вообще, почему вы заставляете врачей убивать детей в животе у женщин? Сами и делайте свой аборт». В ответ Полина объясняла, что женщина имеет право распоряжаться своим телом так, как она этого хочет.

«Российская Федерация — светское государство»

Спустя полчаса после прихода Лизы к Храму-на-Крови приехала Яна и развернула плакат с цитатой из Конституции. Девушка с улыбкой отвечала прихожанам, что не хочет разговаривать на отвлеченные темы и пришла сюда, чтобы заявить: Россия — светское государство: «Я хочу, чтобы все помнили, что Россия — не православная страна. Это прописная истина, о которой многие забывают».

Яна пояснила, что в России издают клерикально ориентированные законы, а людей привлекают к ответственности за ловлю покемонов в храме. Через 15 минут стоявшие в ста метрах друг от друга Яна и Лиза оказались в машине у полицейских. Сотрудники полиции задержали активисток, ссылаясь на областной закон о том, что проводить несколько акций одной тематики в одном и том же месте нельзя. Девушкам пришлось написать объяснительные и подписать протоколы по статье 20.2 КоАП («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). В общей сложности они провели в автомобиле около двух часов. Пока девушки сидели в полицейском уазике, прихожане улыбались: «В Европу езжайте, вас там дубинками и водометами приласкают».