16 декабря в Нижнем Новгороде прошел фестиваль «Живая библиотека». Его посетители могли записаться на сеанс и на протяжении получаса пообщаться с интересующим человеком-«книгой». В качестве книг выступали люди, принадлежащие к разным субкультурам, религиям, люди разной сексуальной ориентации, представители профессий, а также те, кто ведет необычный образ жизни и имеет уникальный опыт.

Фотографии

Илья большаков

Ранее, в 2011–2013 годах, в Нижнем уже проходили мероприятия такого формата — они проводились в НГЛУ, активно рекламировались в соцсетях и привлекали множество людей. «Живая библиотека» образца 2017 года оказалась более камерной, место проведения не раскрывалось до последнего, для участия в мероприятии нужно было пройти регистрацию и дать ссылки на свои соцсети, а на входе дежурили двое охранников — организаторы опасались провокаций.

Тем не менее атмосферы междусобойчика не чувствовалось, фестиваль хоть и привлек изначально лояльную аудиторию, но не выглядел замкнутой системой для своих, а скорее оказался пространством, где взаимоуважение и соблюдение личных границ возвели в абсолют. Участники-«читатели» могли пообщаться и задать свои вопросы корейцу, дьякону лютеранского прихода, неоязычнику, ВИЧ+ человеку и многим другим «книгам». Кроме того, можно было увидеть лекцию-перформанс от активистки Серое Фиолетовое, а также послушать лекцию Александра Илики «Все, что каждый человек должен знать о ВИЧ».

Организаторы обещают проводить «Живые библиотеки» и в дальнейшем — следующие мероприятия запланированы на январь и февраль 2018 года.


Вера Трубникова

организаторка «Живой библиотеки»

Первая «Живая библиотека» прошла в НГЛУ в 2011 году, последняя — в 2013-м. В том же году вышел закон, устанавливающий ответственность за «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Я предполагаю, что этот закон повлек за собой прессинг организаторов и затруднил свободную организацию Живой Библиотеки, поэтому ребята свернули проект.

Получить бесплатно место под «Живую библиотеку» трудно — бюджетные учреждения не хотят браться, скорее всего, из-за ЛГБТ-участников, хотя на самом деле все законно, вход 18+, и это ничего не нарушает, но пропаганда СМИ и давление сверху, видимо, влияют на работников культуры.

Такой формат мероприятий напрашивается на фоне мракобесия в новостях, которое касается абсолютно любых сфер. Речь даже не только об ЛГБТ, но и, например, о ВИЧ — в России сейчас эпидемия, но люди ничего не знают об этом, и даже существуют ВИЧ-диссиденты, которые убеждают всех, что это американская пропаганда. Поэтому мне кажется, что «Живая библиотека» сейчас — это одна из форм гражданского образования, а наша задача — дать людям возможность расширить картину мира и составить собственное мнение.