В ноябре под Выборгом сгорела деревня исторических реконструкторов — усадьба викингов «Сваргас». Этот небольшой частный хутор — единственный объект living history Северо-Запада.

Следуя образцам IX века нашей эры, без света, воды и канализации здесь постоянно проживают около десяти человек (основатель усадьбы, его родственники и северо-западные краеведы). По данным выборгских СМИ, викинги не исключают, что в поджоге могли быть заинтересованы создатели другого исторического клуба из Петербурга — «Тевтонского ордена» (его представители отказались от разговора с The Village), по другой версии — земля привлекла внимание риелторов из Москвы.

Пока ОНД Выборгского района проводило дознание, история получила неожиданное развитие. О пожаре в деревне вышел сюжет в программе «Вечерний Ургант» — ведущий пошутил над конфликтом викингов и тевтонцев: «Больше всего пострадали башня сапожника, крыша Ярлсхейма и кузница Сваргаса. Тевтонские рыцари заявили, что они этого не делали. И вот как же это странно… уже очевидно, что не тот пошёл викинг… Что такое? Раньше здоровые мужики викинги, что — они жаловались в СМИ? Раньше… раньше они бы пошли в город. Зашли, порубили бы всех в капусту, увели бы скот, спалили бы дома, завладели женщинами — ну, как в позапрошлом году. А в этом году всё, сдулись».

В ответ жители Выборга отправили руководству Первого канала коллективное письмо, намекая, что действия ведущего подпадают под 282-ю статью УК — «разжигание ненависти». Кроме того, викинги обратились к министру культуры Владимиру Мединскому с просьбой поддержать «усадьбу эпохи зарождения русской государственности».

О проблемах, с которыми столкнулись викинги в XXI веке, основатель усадьбы Андрей Николаев, он же ярл Харальд Сваргсен, рассказал The Village. 

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 1.

Фотографии

Виктор юльев

 

 

Ярл Харальд Сваргсен

«Моё настоящее имя — Андрей Николаев, но здесь меня зовут Харальд Сваргсен. Я, получается, ярл. У нас существует дружина, и я являюсь административным военачальником. То есть когда какой-нибудь турнир или реконструкция боя — тогда я руковожу процессом. Такая военная демократия».

 

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 2.

Про пожар

У нас воды и электричества, сами понимаете, нет. Хотя провода провели, но мы их сюда не затягивали принципиально. Даже если свет проведём, то какая это уже реконструкция будет?

В тот день народ уезжал в баню помыться в семь часов. А пожар начался в десять. Поджог был с угловой башни, выгорел навес, галерея и каркас на втором этаже. Мы приехали где-то в 22:30. Всё уже полыхало. Башни и кузницы, а также моего личного помещения уже не было. Два года работы сгорело.

Парадокс заключается в том, что в жизни IX века такие вещи часто бывали. Примеров много — Сигрид Гордая первую партию своих женихов сварила заживо в бане, а вторую сожгла прямо на пиру. Так что реконструкция вообще достаточно многогранное понятие.

Вообще, цель у поджигателей была какая-то странная. Ведь существует традиция — разрушать печь до основания, чтобы люди туда не возвращались, потому что есть печь — есть дом. Наша печь, как видите, цела. Даже пряжки с рунами не сгорели, а как-то усохли. И вот — фляжку мне ребята подарили из Эстонии, даже она выдержала. 

Про ярла

Мы все выборгские. И викинги для нас не пустой звук. В 1985-м году, когда мне было 13 лет, здесь снимался фильм «На камнях растут деревья», и у нас в школе останавливались актёры. У них был весь этот антураж — мечи, шлемы, — потом их драккары ещё долго стояли у гостиницы «Дружба».

В пятом классе я прочитал книгу из серии ЖЗЛ «Александр Македонский», и тогда у меня появилась эта мысль — кто-то остаётся в истории, а кто-то нет. Я разные истории прошёл, работал в милиции, в УБЭП и закончил службу в звании майора в 2009 году.

К тому времени мы с приятелем уже купили этот участок и стали строить эту деревню. Шёл 2004 год, мы были первые. Даже Киевская Русь, которую сделали на Украине, оказалась следующей после нас.

Моё настоящее имя — Андрей Николаев, но здесь меня зовут Харальд Сваргсен. Я, получается, ярл. У нас существует дружина, и я являюсь административным военачальником. То есть когда какой-нибудь турнир или реконструкция боя — тогда я руковожу процессом. Такая военная демократия.

Про усадьбу

По викингам информации очень мало, или она очень узка. По текстилю, по железу, по строительству тоже очень всё относительно. Поэтому мы отталкиваемся от своих сил и возможностей, живём по-спартански, можно сказать. Вот только еду мы употребляем современную, для экскурсий заказываем кейтеринг. То, что ели викинги —это совершенно несъедобно, могу вас уверить.

В 1913 году здесь выловили рыболовную сеть, датируемую VIII тысячелетием до нашей эры. Представляете, да? Фактически ровесник египетских пирамид.

Места обжитые — люди селились активно, Вуокса была дублёром Невы. Здесь проходил путь из варяг в греки — сначала по Вукосе, потом через Ладогу. Поэтому к викингам мы имеем самое непосредственное отношение.

Эпоха викингов — это жёсткий временной створ. В летописях обозначен 793 год, это первое нападение на англичан. И 1066-й — это конец, битва при Стамфорд-Бридже и при Гастингсе.

Вот этот камень у озера датируют 1045 годом, на нём изображён прямой греческий крест. Мы отправляли запрос всем историкам, ребята сказали: «Не морочьте голову, сами сделали, дабы добавить себе историчности». 

На самом деле процентов 90 всего этого антуража основаны на археологических изысканиях. В 2008 году мы познакомились с профессором Кирпичниковым. Это начальник славяно-финского отделения Института истории материальной культуры РАН. Он 42 года занимается раскопками в Старой Ладоге, и открытие, что Ладога — это столица Древней Руси, — его заслуга. Он к нам нормально относится, видит, что его теория имеет физическое продолжение. В общем, профессора Кирпичникова мы назначили почётным конунгом.

 

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 3.

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 4.

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 5.

Смотрели Урганта? Там было сказано «в этом году викинги сдулись». Относительно чего сдулись? Значит, у кого-то есть обида. Понятно, когда за твоими плечами стоит Константин Эрнст, можно себе это позволить

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 6.

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 7.

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 8.

 

Про рога

Кто-то считает, что это финские территории? Здрасьте приехали, людям дали подержать, а они ещё имеют наглость на что-то претендовать. В данном случае неправильно говорить, что это их исконная территория. По крайней мере их государственность получена от России.

Мы имеем дело с достаточно грамотно выстроенным мифом. Вот давайте вспомним историю. Норвегия получила независимость от Швеции только в 1907 году. Что нужно стране, которая получила независимость? Ей нужна национальная идея, под которую всё соберётся.

Та же Финляндия, когда получила независимость в 1918 году, сразу же сделала ставку на Калевалу и начала вокруг неё всё выстраивать. Теперь у финнов всё, что не связано с идей Великой Финляндии от Уральских гор и до Балтики, не вызывает никакого интереса. И к нам они не суются, хоть мы и рядом с границей.

Как-то норвежское консульство пригласило помочь сделать фестиваль в Петропавловке — «Легенды норвежских викингов». Нам обещали дать возможность пообщаться с учёными из Норвегии и всеми, кто там занимается историей. Не знаю, может, они и открывают что-то, но самое приличное слово для них — чудаки. Привезли конунга в шлеме с рогами! Но ведь давно доказано, что никаких рогов викинги не носили.

Это беда Европы — у них практически всё становится шоу. Социальный психолог, полицейский и представитель страховой компании — вот кого они приглашают на свои турниры. Оказалось в результате, что и викингов своих у них нет: они нанимают гастарбайтерами поляков, и те приезжают за деньги работать.

 

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 9.

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 10.

 

Про тевтонцев

С 2009 года мы проводим фестиваль «Выборгский замок». Согласно распоряжению губернатора, при проведении культурно-массовых мероприятий должна быть заявка. Мы пишем уведомление в администрацию, пожарникам, несём ответственность за продажу билетов. Выручка большая — там порядка двух миллионов. Посчитайте, если в среднем билет стоит 800 рублей, а приходят свыше 3 тысяч человек. Поэтому здесь самаритян-то нет.

А когда заявка приходит от клуба «Тевтонский орден», не зарегистрированного нигде, ну что сказать. Администрация не может согласовывать то, чего не бывает.

Кроме того, с тевтонами, даже с точки зрения эпох, мы разнесены буквально на 200–300 лет. Они очень щепетильны относительно амуниции, у них жёсткая иерархия, но при этом они совершенно неисторичны здесь. Согласитесь, странно быть принципиальным в вопросах трусов для рыцаря и быть совершенно всеядным в отношении территории. Уж кто-кто, а тевтоны немножко в другом месте были. Поэтому прицел явно сбит.

Но если бы они не лезли и не мешали, то никакого конфликта бы и не было. А идеологический конфликт в том, что идёт профанация истории. Они всё делают как аттракцион — это и не реконструкторы, и не бродячий театр, а просто ряженые.

Вот только лучники тевтонские неплохие ребята, приезжали к нам. И палач у них хороший парень, Стас. Но палач — это ж тоже такой спектакль. Люди любят такие штуки вроде отрубания головы.

Про living history, Ивана Урганта и Константина Эрнста

Сложность современного общества в том, что оно живёт в комфорте. Комфорт стал главным фетишем, основным объектом поклонения.

Есть спортсмены-экстремалы, есть люди, которые отправляются в поход. У всех одна и та же задача — проверить себя, на что ты способен, и в то же время попробовать ограничить себя с точки зрения комфорта.

Поэтому здесь мы говорим об экспериментальной, практической археологии, о том, что можно попробовать на своей шкуре. Вот приехал человек. Бац, он кидает топор, и он у него втыкается. Представляете, как у него повышается самооценка?

Ну вот, произошёл пожар, допустим. Какая реакция у викингов? Уйти в камень или глину. Но если будем пытаться воссоздать глину — то не можем позволить себе чисто по деньгам. Мы не во Франции, где под Парижем сейчас строят замок — там бюджет 2 тысячи евро в год.

Кому выгоден этот пожар? Врагов у нас хватает. Я эту тему озвучил в интервью нашей областной газете. А потом понеслось. Смотрели Урганта? Там было сказано «в этом году викинги сдулись». Относительно чего сдулись? Значит, у кого-то есть обида. Это явно был месседж от людей, которые это сделали. Понятно, когда за твоими плечами стоит Константин Эрнст, можно себе это позволить. Но если ты серьёзный человек, приезжай, мы покажем, кто сдулся. Просто ты ответишь за свои слова, и всё.

Что касается тевтонов. По поведению, по стилю, я не могу сказать, что это порядочные люди, которые верны своим словам. Была бы у них рыцарская честь, о которой они постоянно говорят — предложили бы встретиться с мечом и решить спор. Мы неоднократно обращались, и, кроме криков «милиция!», от наших оппонентов я больше ничего и не слышал.

 

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 11.

Ведь существует традиция — разрушать печь до основания, чтобы люди туда не возвращались, потому что есть печь — есть дом. Наша печь, как видите, цела. Даже пряжки с рунами не сгорели, а как-то усохли

 

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 12.

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 13.

«Такая военная демократия»: Как живут и с кем сражаются викинги под Выборгом. Изображение № 14.