Более десяти лет в западной части Васильевского острова в Петербурге реализуют проект «Морской фасад» — намывая в Финском заливе территорию размером 476 гектаров. Среди прочего, на «искусственной земле» разные застройщики возводят жилые комплексы. Часть одного из них — ЖК «Светлый мир „Я романтик“» — заселили в 2017 году.

Стройка на намыве — в активной фазе. Продолжается возведение «Романтика» и ЖК бизнес-класса Golden City; осенью обещают наконец-то ввести в эксплуатацию долгострой «Капитан Немо». А на днях стало известно, что Группа ЛСР — крупнейший игрок на строительном рынке Петербурга — возведет здесь полмиллиона квадратных метров жилья комфорт-класса.

Первые жильцы намыва обитают в квартирах класса эконом. Многие из них предпочли «жизнь ближе к центру» в «красивых домах» с видом на залив альтернативным вариантам в Девяткино и Кудрово, где тоже активно строят относительно недорогие студии и двушки. Жильцов несколько тысяч человек — всего застройщик, компания Seven Suns Development, передал покупателям ключи от 2,6 тысячи квартир. В процессе случился скандал: несколько дольщиков не смогли заселиться в «Я — романтик», по их словам — из-за того, что высказали недовольство качеством постройки в СМИ. Недавно районный Следственный комитет возбудил уголовное дело о мошенничестве.

Но у большинства жильцов другие заботы. Что делать с шумом от Западного скоростного диаметра? Как быть, если твоего адреса нет в навигаторе у таксистов? Почему в шаговой доступности — только ларек с алкоголем и ни одного хорошего продуктового магазина? Как спастись от песка, который повсюду: в подъездах, прихожих и чуть ли не в холодильниках? Об этих и других аспектах повседневности мы поговорили с первыми жильцами намыва. А заодно спросили у них о преимуществах жизни на искусственной территории.

Фотографии

Виктор Юльев

Фотографии с воздуха

Сергей Петров

Намыв Васильевского острова

Площадь — около 476 гектаров

Основной инвестор — ЗАО «Терра Нова»

Начало реализации — 2006 год


Над ЗСД

Часть фасадов жилого комплекса выходит на центральный участок скоростной трассы, который запустили незадолго до заселения первых домов на намыве. Если на Канонерском острове ЗСД парит над головами, то на Васильевском — шумит под ногами. Подходя к намыву, вы видите вырастающую из-под земли футуристичную конструкцию: похожие на рога опоры освещения, а над ними — дома. В темное время суток опоры светятся — как и декоративные элементы в форме парусов на жилом комплексе. Из Приморского района торжественной иллюминацией отвечает «Лахта-центр» — еще одна новейшая достопримечательность, которая с намыва видна особенно хорошо.

«Когда я покупал здесь квартиру, знал, что рядом будет ЗСД. Более того, сравнивал с жилым комплексом в Девяткино, рядом с которым тоже проходит трасса. Но здесь я ожидал, что установят шумозащитные экраны. Они были в проектах. Думал: ну будет небольшой шум, все нормально. Однако столкнулся с проблемами, — рассказывает жилец „Я — романтик“, пожелавший остаться анонимным. — Экраны каким-то образом отменили, и на конечном этапе строительства их не оказалось. А еще одна проблема в отсутствии вентиляции в квартире. Особенность планировки моей квартиры такова, что все окна выходят на лоджию. Чтобы у меня была вентиляция, я вынужден открывать все окна и саму лоджию — и в квартире 24 часа в сутки шумно и холодно. Если я закрою окна, станет нормально, но не будет вентиляции, а это невозможно для здоровья. Шум очень сильно мешает. У меня угловая квартира в третьем корпусе — звук как раз скапливается в углу, начиная с пятого этажа (в квартирах ниже его — нет). Уровень шума явно завышен, но мы пока не делали экспертизу — собираемся».

Проблема ЗСД актуальна не для всех жильцов намыва. «Знали, что рядом будет ЗСД, но окна квартиры выходят на другую сторону, так что шума нет совсем. Сама дорога ничем не мешает, она удобная. Летом мы несколько раз не успевали на мосты из центра и приходилось ехать через ЗСД, но поездка обходилась довольно дорого. Зато в аэропорт ехать — одно удовольствие», — говорит Эльвира Лозбенёва.

«Приятный спальник»

«Некоторые говорят, что у них от этого шума закладывает уши, но мне кажется, он не настолько сильный», — жительница новостройки Алиса Комиссарова открывает окно. В тихую однокомнатную квартиру на восьмом этаже врывается монотонный гул — как в набирающем высоту лайнере. «Ну, ЗСД и ЗСД. Представьте, как в Москве люди живут над Садовым кольцом, — там еще более шумно. К этому шуму проще привыкнуть, чем к звукам вечной стройки с другой стороны».

Алиса — студентка юрфака СПбГУ. В «Романтике», по наблюдениям ее и других наших собеседников, вообще много студентов, а также молодых семей — типичной для новых микрорайонов категории жильцов. Немало здесь, впрочем, и пожилых людей. Много арендаторов. На ЦИАН расценки начинаются от 24 тысяч рублей в месяц за студию, но можно снять и дешевле. «Я снимаю евродвушку за 23 тысячи плюс коммунальные услуги», — рассказала жительница ЖК Катерина Сергеева. Коммунальные платежи, по словам Алисы Комиссаровой, за ее 40 квадратных метров составляют 1,5 тысячи рублей в месяц: «Но нам пока не считают электричество и воду. Платим за услуги управляющей компании».

В парадной, где живет Алиса, двери открыты: домофон недавно сломали. В лифте временные деревянные панели исписаны. Но во дворах уютно: жильцы первых этажей обустраивают веранды; дети и взрослые качаются в гамаках. На территории ЖК только что посадили первые деревья: «розмаринолистная и пурпурная ивы, гладкие вязы, крупномерные сосны (обыкновенные и горные „Пумилио“) и голубая ель „Хупси“ высотой более 2,5 метра», перечисляет застройщик в пресс-релизе.

Алиса родом из Обнинска. До недавнего переезда на намыв жила совсем рядом — в общежитии вуза на Кораблестроителей: сейчас она видит его из окна новостройки. Квартиру приобрела в 2015 году — стоило около 72 тысяч рублей за метр, с отделкой. Кухню «от застройщика» Алиса в итоге продала. Варианты в других районах студентка не рассматривала: новый ЖК с недорогими квартирами находится в знакомом ей районе и относительно недалеко от факультета.

До 22-й линии Алиса добирается за полчаса. Рядом с жилым комплексом нет остановок — нужно перейти по пешеходному мосту над ЗСД и далее добираться до 158-го автобуса, который ходит раз в полчаса, или искать маршрутку. Водители маршруток, курсирующих между станцией метро «Приморская» и гостиницей «Прибалтийская», про новые земли, кажется, не в курсе: «Намыв? Какой намыв?»

Часть таксистов и служб доставки тоже не успели привыкнуть к фантому в навигаторе. «Типичная ситуация: мы заказываем машину от метро до дома, а навигатор везет нас через ЗСД и предлагает выйти прямо посередине дороги. Приходится заказывать такси на Морскую набережную», — рассказывает жительница ЖК Эльвира Лозбенёва. «В приложениях я выбираю тариф „по счетчику“ и рассказываю таксисту, куда ехать. Так выходит гораздо дешевле», — добавляет Катерина Сергеева.

Иногда приходится ездить «в булочную на такси» — из ближайших магазинов тут только два ларька: один — с фруктами, второй — «с алкоголем и туалетной бумагой», говорит Алиса. «Надеюсь, никто не будет в нем ничего покупать, чтобы он закрылся и у нас сделали что-то типа „Буше“».

Другая, природная, особенность намыва — сильный пронизывающий ветер. Но Алиса привыкла к нему еще «на Кораблях»: «Два дня назад я купила себе шапку. У меня лежат нитки — потом свяжу еще одну, потолще. Но через 600 метров — то же самое. Если ты покупаешь куртку, то берешь с капюшоном, а без него не рассматриваешь варианты. Вот и вся разница».

Ветер и пыль. В прихожей у Алисы натоптано: мы гуляли по намыву и, не заметив, принесли на подошвах песок. Хозяйка квартиры поясняет: «Песок везде. Люди говорят, что даже в холодильники заносит».

За дверью слышится чей-то разговор. Сверху начинают сверлить. Алиса говорит, что это нетипичная ситуация: «Обычно где-то внизу распевается один из солистов Мариинки, это все звуки. Здесь спокойно, тихо. Территория красивая. Хороший двор. Соседи нормальные.  Близко к центру — у меня нет ощущения, что я живу на задворках. Это приятный спальник».

Что говорят жители

Эльвира Лозбенёва

«1 апреля мы со всеми вещами переехали в новую квартиру. С инфраструктурой на Васильевском острове, конечно, проблема: ни одного крупного торгового центра, один кинотеатр и один большой гипермаркет („Лента“). Теперь, когда я приезжаю в „Мегу Дыбенко“, немного с завистью смотрю на людей, живущих в Кудрово, которые несут пакеты из „Ашана“ или „Икеи“ — вот так просто, пешком, потому что их дом через дорогу. Справедливости ради стоит сказать, что продукты мы уже давно заказываем через доставку „О’Кея“, а шопинг предпочитаем в интернет-магазинах или во время вылазок за границу.

Еще мне не очень понятно, почему город не может сделать нам дорогу — улицу Вадима Шефнера. Они ведь знали, что здесь строят дома, что здесь будут жить 5 тысяч человек. Можно же было запланировать время и бюджет на эти дороги. Или договориться с застройщиком, чтобы он построил, у него это быстро получается: дорогу до мостика через ЗСД и сам мостик сделали буквально за один день.

Квартиры строились с отделкой под ключ — даже с мебелью и некоторой техникой. Благодаря этому, у нас сейчас дом не стоит на ушах из-за ремонта. Мы вот вообще шумных работ не делали, кроме переноса пары розеток и монтажа подвесной мебели. Думаю, у многих так же. Несмотря на то что качество „подарочного“ ремонта низкое (а местами — очень низкое), это все равно лучше, чем четыре голые стены. Можно въехать и жить, потихоньку что-то меняя.

В доме хорошая слышимость. Особенно в ванной, потому что там тонкие перегородки между квартирами. Ощущение — как будто соседская пара общается со мной через стену, хотя они просто разговаривают между собой.

Я очень рада, что у нас двор без машин. Это лучшее, что может произойти с любым жилым кварталом. Сейчас въезд на территорию комплекса разрешен только грузовикам-доставщикам крупных товаров. Иногда проезжают и легковые автомобили, но для них есть ограничение по времени — кажется, не более 30 минут. Въезд в ЖК единый, там стоят шлагбаум и человек, который им управляет.

Еще я просто в восторге от двора и вообще внешнего вида квартала. Качели, гамаки, много скамеек, все такое деревянное, экологичное, стильное. Велодорожки, декоративные бассейны с подсветкой, красивое озеленение. Весь квартал ночью полностью освещен, ходить нестрашно.

Жить рядом с Финским заливом — сплошной кайф. Летом мы часто жарили мясо у воды. Иногда выходишь из дома — и пахнет морем. И в целом всегда свежо. Ветерок есть, да. Но я люблю свежий ветер. Песка много — то ли от ветра, то ли от стройки рядом. Окна и подоконники быстро покрываются грязью. Но это мелочи.

Рядом с нами — порт, там останавливаются красивые лайнеры. Летом в нашем квартале было очень много китайских туристов: мне кажется, их водили сюда на экскурсии.

Еще одна из особенностей жизни на намыве — это ненависть всех остальных жителей Васильевского острова. В группе во „ВКонтакте“ нас и наши дома обзывают последними словами. Их можно понять: у них забрали набережную и вид на залив, но стоит напомнить, что добрая половина острова когда-то тоже была намыта. Город растет и развивается — это неизбежный процесс. К тому же, когда территорию до конца намоют, для жителей острова появится красивая благоустроенная набережная, вроде бы даже с общественным пляжем (а раньше там просто арматура валялась и никто особо не гулял)».

Житель (анонимно)

«Я долго выбирал жилой комплекс. Хотелось жить недалеко от центра, в районе с хорошей транспортной доступностью. Стоял и вопрос цены. Когда в 2015 году я покупал квартиру, рядом с ЖК обещали построить станцию метро „Морской фасад“. Но теперь дату постройки сильно отодвинули (сроки строительства станции неизвестны. — Прим. ред.).

Сейчас местную инфраструктуру оцениваю на двойку-тройку. Я работаю в центре — это три станции от „Приморской“, на дорогу уходит 50–55 минут, из них 20–25 минут — до метро. С магазинами тоже плохо. Неподалеку есть два супермаркета, но это все. Хотелось бы иметь нормальный торговый центр. Иногда приходится ездить в „Ленту“ — это тоже неудобно, так как пакеты нужно нести в руках. С машиной было бы проще.

Но и плюсов здесь много. Это новый район, не будет проблем с прокладками коммуникаций. Сама территория очень красивая, приятно здесь находиться, гулять. Благоустройство внутри ЖК хорошо сделано. Если территорию, как обещали, закроют и сделают видеонаблюдение, будет вообще замечательно.

У нас отличные отношения с соседями, проблемы вместе решаем. Четыре раза выходили на субботники. Сейчас встал вопрос о постановке на кадастровый учет — вместе занимаемся изучением документации».

Катерина Сергеева

«Я живу на Васильевском острове уже около восьми лет, и до сих пор все квартиры были в старом фонде. Когда возникла потребность арендовать другую квартиру, друзья порекомендовали присмотреться к ЖК „Я — романтик“. Это был декабрь 2016 года. Идея жить прямо у воды меня вдохновила, ветра не пугали, с районом я была знакома. Мои друзья арендовали квартиру этажом ниже, и мы въехали в середине апреля. До этого никто из нас не жил в новостройках, и мы не знали, чего именно ожидать. Нам нравился минималистичный дизайн и, конечно же, что все новое и свежее.

В самом начале я проклинала все, потому что ЖК по периметру был закрыт, и зайти можно было только через центральный вход. Это ровно по диагонали от моего корпуса. У меня уходило около 20 минут, чтобы дойти до остановки общественного транспорта. Где-то недели через три после переезда у моего корпуса открыли дверь, и я смогла напрямую выходить к остановке за пять-семь минут.

В теплые дни я езжу на работу на велосипеде (около 12 километров), на это уходит минут 40. Иногда пристегиваю велосипед к забору — отсутствие велопарковки доставляет массу неудобств. От Кораблестроителей ходит маршрутка до офиса. Путь от двери до двери занимает около 50 минут. Мои коллеги, которые живут в Девяткино, примерно столько же тратят на дорогу. Зато я на острове! Самое неприятное — поздно возвращаться домой из центра. Последняя маршрутка от метро уходит в 11 вечера. Весь остальной наземный транспорт идет до Кораблестроителей. 11-й троллейбус и 7-й автобус с Невского везут экскурсионным маршрутом: долго ехать — не то слово.

Когда я только сюда заехала, тут жило очень мало людей. Я себя ощущала как в фильмах ужасов. Ветер воет, вокруг никого, апрель, темнота. Еще не работал лифт и порой было страшно, а иногда — весело с каким-нибудь соседом с 18-го этажа подниматься и кряхтеть о том, что непонятно, на каком этаже я нахожусь, нумерации на стенах-то нет. Сейчас я живу практически одна на этаже. Изредка просыпаюсь с первыми перфораторами. А если говорить о тех людях, которых я встречаю на территории, в лифте или секции, то в основном они вежливые и приветливые. Мне нравятся мои соседи по ЖК».

Что говорит эксперт


Александр Карпов

директор центра экспертиз ЭКОМ

«Разумный срок, когда можно спокойно прогнозировать „созревание“ этого района, — 30 лет. Вот тогда на намыве все действительно будет хорошо.

Сегодня же я вижу три основные, связанные друг с другом проблемы. Первая заключается в том, что намыв как стройка еще не сдан и не принят. С моей точки зрения, город не может на нем ничего строить — ни дороги, ни социальную инфраструктуру. И эта ситуация незавершенности еще очень долго будет тормозить решения о выделении средств из городского бюджета.

То, что 34 гектара в южной части намыва выкупила ЛСР, — безусловный плюс для тех, кто там уже поселился. Я подозреваю, ЛСР зашел на эту территорию неспроста, а по договоренности с городскими властями, и компания будет строить социальную инфраструктуру за свой счет (а вот дальше встанет вопрос о том, передадут ли ее городу). Но когда я попытался прояснить ситуацию с тем, возьмет ли ЛСР на себя еще и транспортную инфраструктуру, ответом мне было выразительное молчание. Скорее всего, с дорогами в этом районе еще очень долго все будет плохо.

Отдельный сюжет касается коммерции (товары и услуги). Каким образом коммерсанты „зайдут“ на незавершенную территорию и смогут подключить необходимые мощности — электричество, канализацию? И другой момент: они зайдут тогда, когда будет достаточное население, чтобы обеспечить поток. На мой взгляд, более-менее крупноформатной торговли нужно ждать после ввода еще хотя бы пяти домов.

Наконец, недостроенность намыва беспокоит меня с точки зрения скорости стабилизации грунтов. Если бы набережная была сделана как надо — это одно. Но сейчас это фактически огромный пляж — и подвижность грунта будет как на пляже. Да, не проблема построить дом на пляже, но это означает дополнительные затраты в эксплуатации. Я не готов предсказывать катастрофические сценарии: все-таки технологии строительства сейчас не те, что в прошлом веке. Но, возможно, жителям придется столкнуться с дополнительной нервотрепкой — связанной, например, с трещинами в доме».