В прошлом году два инициативных жителя Петербурга решили, что библиотеки могут стать лицом современного меняющегося города. Они запустили проект «Открытая библиотека» в марте и с тех пор поучаствовали в летней программе «Новой Голландии», провели встречи с Сокуровым, Прохоровой и Кичеджи в Маяковке и заставили чиновников задуматься о том, что в городе нужна культурная реформа.

The Village встретился с одним из авторов проекта Николаем Солодниковым и поговорил о третьих местах, районных комьюнити и новых катализаторах городской жизни.

 

Николай Солодников

автор проекта «Открытая библиотека»

 

Ведущий программ «Последние известия. Отражение дня» и «Субботнее утро» на телеканале «100 ТВ», аспирант Высшей школы народных искусств. Окончил Санкт-Петербургский университет культуры и искусств, где в 2006-м преподавал историю мировой культуры и литературы. В 2003–2004 годах работал в музее Корнея Чуковского в Переделкино. В марте 2012 года запустил проект «Открытая библиотека» вместе с Денисом Гордеевым.

 

Нужно отдавать себе отчёт в том, что сегодня библиотека как уникальный источник информации больше не существует. То поколение, которое учится в университетах, прекрасно представляет, что такое интернет и как им пользоваться. Но и как некий общественный институт, который может предложить какие-то другие услуги современному человеку, она тоже не существует.

То есть нужно понять, какие новые задачи стоят перед библиотекой и какова её функция. В библиотеку, которая находится рядом с твоим домом, ты должен приходить для того, чтобы выпить чашку недорогого вкусного кофе и взять бесплатно почитать свежий «Коммерсантъ» или «Ведомости». И чтобы, придя туда после работы, поговорить с муниципальным депутатом о том, почему твой мусоропровод опять забит. А раз в месяц встретиться там со своим участковым и решить насущные проблемы. Если ты живёшь в Купчине, не нужно ехать на Невский проспект за детскими мастер-классами. Потому что библиотека — это государственное учреждение, которое не платит деньги за аренду. Соответственно у него остаются деньги на привлечение партнёров. Например для того, чтобы детей недорого развлекать. 

В идеале это место собрания районных комьюнити, где можно поговорить о том, что тебя интересует, с интересными людьми, живущими по соседствуИ если говорить обще, то задача библиотеки — популяризировать чтение в принципе теми мероприятиями, что она проводит. 

Библиотека факультета психологии, Свободный университет Берлина. Изображение № 1.Библиотека факультета психологии, Свободный университет Берлина

 

О посетителях
и минусовой температуре

Очевидно, что библиотеки с поставленными задачами не справляются, и показатель здесь один — количество посетителей. Та статистика, которую они показывают, это враньё. Если мы остановим 20–30 человек на улице и спросим, давно ли они были в библиотеке, они сначала рассмеются, а потом скажут, что это было очень давно и они не помнят когда.

По большому счёту, разницы, есть отопление в помещении РНБ на Московском проспекте или нет, никакой. Потому что людей там очень мало. Тысячи квадратных метров и один-два-три-четыре-пять посетителей, которые привидениями ходят по этажам. Что там, что на Островского. 

Аугсбургская городская библиотека. Изображение № 6.Аугсбургская городская библиотека

Допустим, у Маяковки и Лермонтовки таких технических проблем нет. А вот в районных ЦБС (центральная библиотечная система. — Прим. ред.) полно, но о них никто так громко не говорит. Я недавно был в Тихвине. Там в помещении минусовая температура, и никто топить не обещает. У них сейчас нет тепла, и не будет никогда.

Мы можем ссылаться на статистику: выставки, мероприятия. У каждой библиотеки масса этих листов, полностью заполненных. Но если место по-прежнему нацелено на обслуживание людей, которые могут его посещать с 10 утра до 19 вечера, то активной части населения ему не видать. Кто посещает эти выставки? Кто посещает эти мероприятия? Пенсионеры! А по какому праву библиотека отсекает огромный пласт других людей? Это большой вопрос, почему такие часы работы, почему такие выходные, почему санитарные дни до сих пор существуют. 

 

О распиле бюджетов

Понятно, что решать проблему с реформой библиотек нужно было не завтра и не сегодня, а год и десять лет назад. На федеральном уровне просто огромные бюджетные деньги тратятся на их содержание. На городском это порядка 1,5 миллиарда рублей в год. Сразу встаёт вопрос эффективности трат. Там библиотечного Навального не хватает! Там нужно прокуратуре работать: всё, что касается комплектации, ремонта, модернизации надо проверять. Прокуратура же не обращала внимания последнее десятилетие на библиотеки. Ну что там? Тихая заводь, а деньги на самом деле большие. При этом я видел зарплатные сметы сотрудников библиотек: главный библиотекарь РНБ получает 7 000 рублей. Слесарь в РНБ получает 4 000 рублей. 

 

О руководстве библиотек

Рыба гниёт с головы. Не поменяв управленческие кадры, не провести реформы. Нужно привести неформалов в формальные госучреждения. Для того, чтобы всё поменялось, нужно сделать директором одной библиотеки Диму Эстрина (стилист, организатор вечеринок. — Прим. ред.), директором другой — например, Дениса Гордеева (соавтор проекта «Открытая библиотека» — Прим. ред.). Они приведут молодых студентов, выпускников, которые сейчас выходят из Санкт-Петербургского государственного университета.

При тех бюджетах, что сегодня выделяются, всё это возможно. Нужно убрать бесконечные решётки на окнах, эти позорные объявления на листочках А4. Я пришёл в отремонтированную библиотеку в Кировском районе на улице Корнеева. Заходишь — и понимаешь, что это, как в 90-е говорили, «евроремонт»: сайдинг, плиточка, то-сё, пятое-десятое — абсолютный мертвяк. 

 

Баварская городская библиотека. Изображение № 10.Баварская городская библиотека

  

О книгах

Есть проблема с комплектованием. В библиотеках не знают журналов «Афиша» и Esquire. А ведь можно предложить людям то, что они хотят. И даже то, чего они ещё не хотят, но что нужно для поднятия интеллектуального уровня.

Александр Николаевич Сокуров говорил, что в библиотеке должны появиться книги на грани риска. Несмотря на общую обстановку сегодня в городе. Несмотря на все эти новые законы. Существует огромное количество маленьких издательств, которые выпускают предельно актуальную литературу, но с которыми библиотеки не работают. Всё потому, что посредники, через которых библиотеки получают книги уже десятилетиями, сотрудничают только с крупными издательствами типа «Эксмо».

Amsterdam Public Library (OBA). Изображение № 13.Amsterdam Public Library (OBA)

 

Об инициативе власти и горожан

В Москве Департамент культуры во главе с Капковым инициировал процесс реформ, они вышли на Куприянова (соучредитель книжного магазина «Фаланстер». — Прим. ред.), а с ним на западные институты, которые исследовали состояние московских и европейских библиотек. У нас подобных городских инициатив просто не существует. Хотя со стороны СМИ и общественных организаций запрос звучит всё чаще: «Мы не удовлетворены состоянием библиотек, мы хотим, чтобы они выполняли другую роль».

Надо провести большое совещание с участием директоров читальных залов, исполнительной власти, районов, представителей бизнеса, общественных организаций, депутатов ЗакСа. И обсудить, устраивает нас то, как библиотеки сейчас существуют, или нет. При этом устроить социологическое исследование среди жителей города о том, какими бы они хотели видеть читальные залы сегодня. Это всё должен делать город! Если мы посмотрим на библиотеки в Мюнхене, в Берлине, Амстердаме или в Канаде в Торонто, складывается ощущение, что мы просто живём на разных планетах. В Торонто люди платят 30 долларов в месяц, чтобы посещать библиотеку, там очередь стоит на входе. Соответственно, место предоставляет какие-то такие услуги, какую-то такую атмосферу, за которую люди готовы платить и стоять в очереди. 

Об «Открытой библиотеке»

В Перми современное искусство сыграло роль катализатора городской жизни, в Москве развивается история с городскими парками. А мы тут просто смотрим и завидуем. В Петербурге тоже что-то должно происходить. Мы приходили в Комитет по культуре, предлагали сделать исследование и проекты того, как мог бы измениться ЦПКиО по примеру парка Горького. Нам отказали. Нам сказали, что те шашлыки, которые там продают, всех устраивают: ларьки, пивнушечки — ленинградский стиль.

Мы думали, что может выстрелить в Петербурге, и в какой-то момент поняли, что это именно библиотеки. 200 городских библиотек не платят за аренду, получают колоссальные деньги, и при этом являются по-настоящему очагами депрессии. Они ничего не делают для обновления города, для того, чтобы мы не облизывались, глядя в сторону Москвы. 

В итоге мы собственными усилиями с библиотекой Маяковского запустили цикл встреч «Человек как он есть». Сокуров, Троицкий, Губин, несколько дискуссионных мероприятий в «Подписных изданиях», в «Зоне действия» в «Этажах». На Сокурове в Маяковке люди сидели на люстрах, библиотека с 90-х не знала такого наплыва посетителей. Недавно мы запустили проект «Открытая власть», который станет площадкой для конструктивного диалога с властью на пользу города. На встречу с вице-губернатором Кичеджи мы звали и Шишкину, и Резника (депутаты Законодательного собрания профильных комиссий. — Прим. ред.), сложно сказать, почему они не пришли. Мы надеемся свести там политические силы города, так, чтобы они могли впервые публично обсуждать вопросы. И всё к этому идёт. В этом году мы снова откроемся в «Новой Голландии» с новым проектом «Техника чтения», где известные интересные люди, например Капков, будут читать из Москвы по скайпу книги, которые им кажутся актуальными, под музыкальное сопровождение, например Mujuice. Скорее всего мы поставим «Открытую библиотеку» в «Галерее», как в прошлом году в «Новой Голландии». Бизнес сам пошёл нам навстречу, сейчас мы хотим к минимуму свести своё общение с властью. Только приходите на наши встречи, нам ничего больше не нужно.

 

 

Фотографии: Svenwerk, Detlef Schobert, Arjen Schmitz, Mimoa.eu