Сайт Look At Me пригласил несколько молодых архитекторов, объединил их в команду и попросил найти и исправить проблемы столицы, выступив в роли арт-директоров. Будущие выпускники МАРХИ попытались оценить основные проблемы и предложить способы перестройки города.

    

Начало работы над проектом


Изначально целью нашего проекта было переустройство существующей улицы в Москве. В качестве образца мы взяли Остоженку и добавили все те элементы, которых там не хватает.


Юля Ардабьевская, Ваня Попов и Юля Малышева:

Большинство людей ругает архитектуру столицы – за некрасивые фасады, нелепые дома. Но в сущности наше восприятие города формируют вовсе не здания, а пустота между ними: бульвары, по которым мы гуляем, улицы, по которым мы идём, дороги, которые мы переходим.
Что касается некрасивых зданий – они существуют во всех городах мира, даже в тех, которые все привыкли считать эталонами. Но вот чего по сравнению с ними действительно не хватает нашему городу, так это обустроенного пространства между домами.

Сейчас и пешеходная, и транспортная часть улицы используется нерационально. Для того, чтобы людям было комфортно находиться на центральных улицах нужно оборудовать велосипедные дорожки, временные парковки, посадить деревья и так далее. Так должна выглядеть улица в центре города:

   

     

Кроме того, что отмечено на картинке на улицах должны быть регулярные урны для мусора и водостоки – для всего этого есть место, а пока Остоженка является скорее простым транзитом между Бульварным и Садовыми кольцами.

       

         

Смена цели


На этом, казалось, первую часть проекта можно было заканчивать – улица была готова, подробное описание обустройства тоже. Но мы решили взять еще одну – нецентральную улицу города, и точно также обустроить её.

Тут мы столкнулись с тем, что за третьим кольцом вообще нет улиц. То есть улиц в привычном понимании этого слова, в котором его используют во всех странах мира. Вот так выглядят улицы во всем мире:

      

А вот так выглядят районы Москвы:

На десятки домов приходится одна, две улицы, большинство высоток стоят в глубине района. Это ведет сразу к нескольким проблемам:

  

1. Нехватка коммерческих площадей. Проще говоря в таких вот районах есть пара продуктовых магазинов и аптека. Редкие, но при этом необходимые коммерческие точки находятся далеко от домов, так что у людей возникает стимул к покупке автомобиля.

2. Из-за того, что дома стоят в глубине района, популярность общественного транспорта снижается, это увеличивает расстояния, которые нужно проходить пешком, что направляет внимание людей снова на автомобили.

  

Из-за маленького числа дорог, Москва загружается в рекордно короткое время, что приводит к пробкам. Вот по этим магистралям происходит основное движение, поэтому к шести часам вечера Москва стоит:

В Wikipedia можно прочитать очень доступное определение понятия улицы: «Обычно два ряда домов и пространство между ними для передвижения». Но если и это может трактоваться по-разному – там же есть определение красной линии: «Красные линии — линии, которые обозначают существующие или планируемые границы территорий общего пользования. В узком смысле - линии ограничения застройки».

    

Для наглядности, вот так выглядят удаленные от центра улицы Москвы и Барселоны:

   

Новой целью было придумать адекватное решение проблемы.

       

     

Коммерческие площади


Начнем с планирования коммерческих площадей. Одно ведет за собой другое – низкая концентрация пешеходных потоков и рассредоточенное расположение домов в районах приводит к нерентабельности расположения магазинов и кафе на первых этажах зданий. По той же причине возрастает и спрос на коммерческую недвижимость вдоль основных улиц, стоимость аренды которой сильно возрастает, поэтому позволить могут ее себе лишь очень рентабельные организации: банки, бутики и так далее. Продуктовые же магазины не способны окупить себя при такой схеме, из-за чего им приходится переместиться в дешевые передвижные палатки. Используя простую легенду, где зелёным отмечены офисы, красным – магазины, а серым жилье, можно посмотреть, как выглядит Москва сейчас:

   

 

А так она должна выглядеть в идеале:

  

   

Нехватка даже базовых услуг в периферийных районах приводит к оттоку деловой активности в центр, что несет за собой старую проблему – по вечерам Москва стоит в пробках.

   

     

Частное и общественное пространство


Если вернуться к картам городов мира видно (к примеру на схеме районов Барселоны), как разделено общественное и личное пространство. В Москве используется схема «башня в парке»:

  • Схема показывает равенство площадей на обеих схемах, но первая предполагает наличие обособленного пространства для отдыха, а вторая — нет.

        

Расположение домов вдоль улиц формирует не только физическое пространство, но и создает его атмосферу – так витрины кафе, магазинов, офисов и салонов могут обеспечить приятное занятие для глаз пешеходов.

     

       

С первого взгляда, задача кажется неразрешимой, но на самом деле помочь может простая достройка зданий:

   

  


 Петя Новиков:

Вообще в мире повсеместно достраиваются здания. В данном конкретном случае наша задача — вывести расширение площади в сторону красных линий. В Москве подобные принципы строительства можно найти на Большой Якиманке и на Арбате – здания с широкими стилобатами (основаниями) и башнями. При достраивании дома его можно преобразить как угодно, так что получится красивое здание. Как пример можно взять проект голландского бюро MVRDV: после достройки дом стал выглядеть круто и изменилось пространство.

Таким образом возникает разделение приватного и общественного уличного пространства, организованная пешеходная зона вдоль дополнительных коммерческих площадей. Сохраняются зеленые зоны внутри кварталов.

           

          

Глобальное изменения инфраструктуры района


Для примера мы взяли квартал между улицами Профсоюзная, Архитектора Власова, Гарибальди и Нахимовским проспектом — типичный московский квартал. Для сравнения: габариты данного квартала – 600х1000м, средние габариты квартала в Барселоне – 130х130м:

 

     


 Алина Квирквелия:

Количество жителей в кварталах Барселоны и Москвы разное, но суть не в этом. Смысл в том, что на маленькой площади квартала Барселоны плотность дорог и количество коммуникаций намного выше, чем на большей площади московского квартала. В обустроенном квартале люди ходят по освещенным обустроенным улицам, тогда как в Москве придется передвигаться по огромным темным пространствам дворов.

Еще одна важная деталь – чем ячейка меньше, тем легче её организовать. Маленькие площади зелени в Барселоне засадить и обустроить проще, чем огромный кусок природы в данном районе

                                                                                                                                          

Существующая проблема налицо — дома хаотично рассыпаны на участке, а тупиковые дворовые дороги не дают нормально функционировать общей транспортной сети. Для перемещения внутри квартала обязательно приходится выезжать на главные дороги района. Элементарно нужные продуктовые магазины находятся на значительном расстоянии от большинства домов, не говоря уже об аптеках, кафе и других заведениях.

Задачи, которые мы поставили перед собой:

  • Создать организованное движение внутри квартала
  • Улучшить локальные связи
  • Организовать приватные и общественные пространства внутри «под-кварталов»
  • Оформить общую зеленую зону — сквозной бульвар внутри квартала.
  • Создать множество вариантов маршрутов передвижения

     


 Гарри Нуриев:

Построить такой квартал при эффективном финансировании можно лет за пять, но преимуществом данной идеи я считаю то, что над ней можно работать поэтапно. Сейчас такое практически не делается. Проектирование новых микрорайонов ведется активно, но в большинстве случаев мы сталкиваемся с тем, что архитекторы работают сейчас так же, как и 30 лет назад.

    


         

Марко Михич-Ефтич:

Встает один, на мой взгляд, достаточно серьезный вопрос, почему руководство нашей страны, главные архитекторы, и просто практикующие архитекторы сами не видят этих проблем. Первые продолжают неудачно бороться одинаковыми и неудачными методами, а вторые, занимаясь градостроительством, рисуют красивые орнаменты, которыми могут любоваться либо эстеты-вертолетчики, либо Google Earth гики.

Архитекторы во многом не понимают, что они в первую очередь проектируют не красивый объем в городе, а сценарий жизни людей внутри и снаружи постройки.

 

Подытоживая всё вышесказанное:

               

         

Команда


Над этим проектом работали девять будущих архитекторов, студентов МАРХИ: Леша Морозов, Аня Яворовская, Марко Михич-Ефтич, Гарри Нуриев, Алина Квирквелия, Петя Новиков, Юля Ардабьевская, Ваня Попов и Юля Малышева, а также студент экономического факультета Университета Нью-Йорка (Wagner Graduate School of Public Service) Федя Новиков.


 Аня Яворовская:

Градостроительное развитие города – проект лишь отчасти архитектурный. Занимаясь проектированием города, мы решили работать со специалистом, который занимается именно развитием городов. Поэтому у нас в команде появился экономист – Федя Новиков.


 Леша Морозов:

Архитекторы должны работать в коллаборации с инженерами и экономистами. Замкнутость архитекторов (это продолжается и сегодня), отдаляет их от людей, проблемы которых им нужно решать.

Перестраивать Москву мы будем пытаться и дальше — это не последний проект этой команды для Look At Me. В следующие разы они попробуют разобраться в других проблемах нашей столицы.