Ещё недавно казалось, что все копируют Москву и Петербург, а в конечном счёте мечтают сюда перебраться, — теперь очевидно, что позитивная энергия накапливается и в других городах, а их опыта порой не хватает столицам. Именно поэтому The Village запустил серию «Новая география», посвящённую «остальной России».

В новом выпуске — история промышленного города Выксы в Нижегородской области. Население — 55 тысяч человек. Взрослые работают на металлургическом заводе, подростки учатся в металлургическом колледже, чтобы через несколько лет тоже прийти на завод. Перспектива производить трубы для транспортировки нефти и газа немногим кажется радужной, поэтому при первой возможности выксунцы уезжают в Нижний Новгород, Петербург и Москву.

Чтобы показать выксунцам, что и в родном городе можно обрести счастье, четыре года назад завод профинансировал и запустил фестиваль новой культуры ART OVRAG. Партнёром стала администрация Выксы, которая разрешила гаффитчикам раскрашивать стены и согласовала размещение арт-объектов и инсталляций. The Village съездил в Выксу и узнал, что такое новая городская культура и как она может изменить российские города.

 Как устроить культурный переворот в промышленном городе. Изображение № 1.

Выкса

Больше половины зданий в городе — деревянные и одноэтажные, с резными окнами и приусадебными участками. Кое-где бегают гуси. На местном телеканале звучит реклама о продаже вьетнамских свиней, «недорого». Проезд в городе стоит 16 рублей, но ехать и не нужно: везде можно успеть пешком. Есть бассейн, два стадиона и два кинотеатра, 10 школ, один парк. Тут же Красная площадь и несколько памятников Ленину. Наружная реклама посвящена трём событиям: новому тарифу «Мегафона», приезду Юрия Куклачёва и фестивалю Art-Ovrag. 

В этом году у фестиваля новые кураторы — архитектурное бюро Wowhaus, которое благоустроило Крымскую набережную, пространство «Стрелки» и парк Горького. Они и привезли в Выксу мастер-классы от центра «Гараж», ГЦСИ, «Театра.doc», лаборатории «Партизанинг». Кулинарный класс провёл участник программы «Кулинарный поединок» шеф-повар Марко Черветти. В городе появился арт-объект — 15-метровая металлическая ёлка и огромная трёхъярусная лавка. Вечерний концерт на площади отыграла московская инди-группа Everything is Made in China. Завершился фестиваль шоу гигантских механических насекомых от знаменитого уличного театра Sarruga из Испании. 

   

Как устроить культурный переворот в промышленном городе. Изображение № 3. 

ОЛЕГ ШАПИРО

основатель архитектурного бюро Wowhaus 

Мы занимаемся преобразованием городских пространств. Здесь, в Выксе, нам дали возможность поработать с целым городом. Это же очень интересно! У фестиваля есть инициативная группа и финансирование. Когда эти два фактора совпадают, добиться перемен можно очень быстро. Так, парк Горького мы пререзапустили в течение полутора месяцев. И я думаю, что если в Выксе создать несколько точечных городских объектов, то перезапустить город тоже можно. 

В этом году большинство кураторов, работающих на фестивале, приехали из Москвы. Но у нас нет идеи насаждения культуры: мы не заезжая команда, не десант, который на три дня делает жизнь города прекрасной. Мы прислушиваемся к мнению жителей и предлагаем то, что им нужно. Выксунцы ещё не видели таких представлений, объектов, артистов. Мы понимаем, что фестиваль городу на вырост, это нормально. Если бы он шёл в ногу или отставал, то кому он был бы нужен? И мы готовы к тому, что ART OVRAG у кого-то вызовет раздражение, неприятие. Всё новое вызывает такую реакцию. 

   

 

Выход к людям

Тема фестиваля этого года — «Выход к людям». Кураторы провели конкурс «Арт-двор», на который горожане присылали предложения по благоустройству своих дворов. Команда архитекторов выбрала два самых интересных и вместе с горожанами в одном дворе обустроила современную спортивную площадку, а в другом — сцену для дворовых выступлений. Местным граффитчикам организаторы предложили поучаствовать в конкурсе на роспись Выксунского дома творчества. Правда, они не победили, так что фасад отдали приезжим мастерам.

Выксунские подростки вместе с директором «Театра.doc» Еленой Греминой за неделю поставили спектакль, текст и сюжет которого придумали сами. «Нашего сына раньше было никуда не затолкать. Из всех кружков бежал. Тут сходил раз — прибежал довольный. Все пять дней сидит в театральном кружке. Педагоги, наверное, хорошие», — говорил взволнованный папа в ожидании отчётного спектакля. И ещё больше он был удивлён, увидев, что его рослый сын мяукает со сцены без доли волнения.

Как устроить культурный переворот в промышленном городе. Изображение № 4.

Те, кто не пошёл играть в театр, тащили своих мам и пап в городской парк на мастер-классы — там сотрудники «Гаража» знакомили детей с современным искусством по творческой игре «кАРТы». Юные выксунцы мастерили котов и слонов из воздушно-пузырчатой плёнки, ловко обматывая её цветным скотчем, раскрашивали поролон акриловыми красками, вырезали из мыла что-то похожее на лица пап, мам, бабушек и дедушек. 

Сравниться с популярностью шатра «Гаража» смог только Марко Черветти со своим шоу мороженого. В ход шли овощи, фрукты, орехи, молоко и сок. Но самым неожиданным был момент, когда в кастрюлю шеф-повар добавлял жидкий азот. Всё самое вкусное съели дети. Взрослым достался непонятный на вкус сорбет из моркови, помидоров, сыра и орехов, сделанный по рецепту девочки лет семи.

 

Не всё сразу

На городской площади играют Everything is Made in China. Казалось бы, в городе, где ничего не происходит, на концерт должна подтянуться половина местных жителей. Но перед сценой пританцовывают человек 100, ещё 50 стоят поодаль: парни в спортивных трениках, девчонки-тинейджеры и женщины лет пятидесяти в нарядных кофтах и праздничных бусах.

Новым арт-объектом «Выксунь вверх!» (лавка, на которой можно сидеть в три ряда и любоваться видом на противоположный берег) заинтересовались человек 20. Остальные почему-то по старинке ютились под ржавыми грибками, воткнутыми у берега. Не всё сразу, должно пройти время. Понятно, что кому-то родной грибок ближе непонятной лавки в три ряда. И без арт-объектов кому-то куда лучше, чем с ними. Два года назад на Art-Ovrag приезжал американский скульптор и архитектор Джон Пауэрс. В парке Выксы он построил башню из 1 700 деревянных блоков, назвал объект Big Gini. Местные сожгли скульптуру дотла.

Другой объект, оставшийся с прошлых фестивалей, — единорог венгерского скульптора Габора Соеке. Он тоже из дерева, но ему, в отличие от Большого Джинни, повезло больше: он хотя бы уцелел. Единственное, что добавилось, — пара надписей маркером: «Ярослава, я тебя обожаю и хочу», «Здесь были Мишаня, Лысый, Аберин». Фестивальным граффити тоже досталось: девушке, нарисованной арт-группой «310» в стилистике Роя Лихтенштейна, неизвестные дорисовали соплю. Вышло убедительно, можно назвать это диалогом между художниками на языке искусства.

Как устроить культурный переворот в промышленном городе. Изображение № 6.

Art-Ovrag завершился — до нового фестиваля ещё год. И вроде бы можно говорить, что в Выксе ничего не изменилось: вместо мороженого от Черветти — снова рожок от местных производителей за 24 рубля, вместо «Театр.doc» — скучная театральная студия, вместо арт-объектов — ржавые грибки у берега.

Но это будет не совсем правда, потому что Art-Ovrag запустил в городе заряд творчества: желание рисовать, танцевать, сажать деревья, кататься на скейте. И он остался, пусть не у всех, а только у единиц, но он точно есть. Преобразования уже начались.

   

Как устроить культурный переворот в промышленном городе. Изображение № 11.

Настя Хохлова

жительница Выксы

Я ходила на все четыре фестиваля. На первом была всего одна площадка в овраге: там построили скейт-парк и провели соревнования. На следующий год добавили ещё три площадки. Кто-то рисовал граффити, кто-то учился делать поделки из старых бутылок.

Фестиваль вдохновляет на развитие своего таланта. Каждый может попробовать себя в чём-то: танцах, пении, спорте. Я, например, человек разносторонний. На втором фестивале я ходила на пятидневный мастер-класс по танцам, нас учил танцевать американский хореограф. Это было просто «вау, американцы приехали». После фестиваля я даже пошла в танцевальный кружок в наш Дом детского творчества.

В этом году мы были волонтёрами фестиваля. Это классно, ты не просто смотришь, что сделали для тебя, а сам делаешь что-то для людей. Art-Ovrag — это очень круто для Выксы. К нам приезжали люди, которые раньше даже не знали, что есть такой город. Конечно, кто-то думает, что фестиваль — это ерунда. Один объект ещё в том году сожгли. В этом году построили ёлку, и опять в комментариях кто-то написал, что её надо сжечь. Но у них не получится: она металлическая.

Как устроить культурный переворот в промышленном городе. Изображение № 12.

Как устроить культурный переворот в промышленном городе. Изображение № 16.

Ольга Горелова

жительница Выксы

В нашем городе ничего не происходит. Мои дети (у меня двое детей, 5 и 7 лет) ходят в кружки, но свои таланты им показать негде. А сегодня моя дочь участвовала в цирковом шоу, научилась танцевать с веерами. Потом мы делали поделки. Кто бы мог подумать, что из цветного скотча можно такое смастерить. Остальное, что и происходит в Выксе, очень примитивное. Например, на ёлку во двор приходит Дед Мороз и читает своё четверостишие по бумажке. Всё должно быть не для галочки, а для людей.

   

Как устроить культурный переворот в промышленном городе. Изображение № 17.

Кирилл Махалов

житель Выксы

Я пришёл на ART OVRAG посмотреть соревнования по скейтбордингу. Я тоже катаюсь, но пока не выступаю. Я не думаю, что фест развивает город, он просто прокачивает ребят в том, чем они занимаются. Здесь ты можешь сравнить свой уровень катания с крутыми райдерами. Когда Art-Ovrag заканчивается, то в городе становится скучно. В свободное время мы с ребятами катаемся на великах, скейтах, гуляем в парке, рубимся в видеоигры.

После школы я хочу поступать в театральный, поеду в Москву. У нас в Выксе вузов нет, только ПТУ. Почти 70 % молодёжи уезжают отсюда. Да, на ВМЗ работают мои мама и папа. А я не хочу. Меня это не интересует. Я хочу быть актёром.

   

Фотографии: artovragfestru

Текст: Елена Сахарова