Название: Дом Быкова
Адрес: угол 2-й Брестской улицы и улицы Юлиуса Фучика
Что находилось: доходный дом
Что планируется: неизвестно
В зоне риска: Дом Быкова на 2-й Брестской. Изображение № 1.

Этот доходный дом был построен в 1909 году по заказу купца Василия Быкова и стал одной из последних работ архитектора Кекушева. Лев Кекушев — первый творец в стиле модерн в Москве — начал свой творческий путь с проекта инфраструктуры Ярославской железной дороги. А впоследствии именно Кекушев расширил проект Ярославского вокзала, участвовал в строительстве гостиницы «Метрополь» и стал любимцем московских купцов и меценатов. И Хлудовы, и сам Савва Мамонтов высоко ценили талант Кекушева и отмечали сходство его стиля с бельгийскими мастерами модерна. Последние годы жизни архитектора стали загадкой для историков: не известны ни год, ни место, ни обстоятельства его смерти.

Но точно известно, что дом Быкова — одно из последних творений архитектора, к тому же вплоть до недавнего времени он сохранял первоначальную внутреннюю планировку и всё декоративное убранство: оригинальную оконную и дверную столярку, уникальные дутые  стекла, лепной декор парадных лестниц и жилых квартир, облицовку керамической плиткой и лепнину на фасаде, включая львиную маску над проездной аркой (скульптурные изображения львов были своего рода авторской подписью Кекушева).

Несмотря на явные достоинства, дом Быкова долгое время не имел статуса памятника архитектуры, и лишь в апреле 2008 года, после обращения москвичей к мэру Лужкову, был отнесён Москомнаследием к числу выявленных объектов культурного наследия. Далее должно было последовать решение о статусе дома — он должен был стать памятником федерального или регионального значения, однако этого не произошло.

В зоне риска: Дом Быкова на 2-й Брестской. Изображение № 11.

В 2005 году пользователь здания, Институт автоматизации проектирования РАН, заключил инвестиционный контракт с ООО «Финансист» на реконструкцию и новое строительство во владении 19/18 по 2-й Брестской улице. Спустя два года было выпущено соответствующее постановление правительства Москвы. По проекту планировался снос дома Быкова до фасадной стены и строительство нового здания, занимающего весь участок и значительно превышающего старое по объёму. К этому моменту здание уже было расселено, хотя и не пустовало: его новыми жильцами стали десятки гастарбайтеров.

После того как здание признали объектом культурного наследия, столичное правительство отменило своё же распоряжение о строительстве на этом участке. Однако «Финансист» направил на имя первого заммэра Владимира Ресина письмо с настоятельной просьбой вывести здание из списка памятников в связи с тем, что наличие охранного статуса «существенно затрудняет дальнейшую реализацию инвестиционного проекта». Это письмо было отправлено в конце июня 2009 года, а 16 сентября в доме Быкова вспыхнул сильный пожар, в результате которого выгорела часть четвёртого этажа, дом полностью лишился крыши, но большая часть декоративного оформления интерьеров уцелела. Разрушенный пожаром дом нуждался в срочных противоаварийных работах, но вместо этого в декабре 2009-го Межведомственная комиссия правительства Москвы под председательством Ресина приняла решение снять с дома Быкова охранный статус. Выходу распорядительного документа помешал протест Москонтроля и ликвидация комиссии Ресина.

Здание до настоящего момента имеет статус памятника, охраняемого государством, но на его состояние это никак не влияет. За прошедшие после пожара два года никаких противоаварийных работ так и не проведено, дом по-прежнему стоит без кровли, и его пока ещё сохранные интерьеры продолжают медленно разрушаться.

В зоне риска: Дом Быкова на 2-й Брестской. Изображение № 21.

 

Елена Орлова, член правовой секции общественного движения «Архнадзор»: «В Москве сохранилось не так много домов работы Кекушева, которые бы представляли такую ценность, как дом Быкова. До пожара 2009 года он почти полностью сохранял свой уникальный облик раннего модерна не только снаружи, но и в элементах внутреннего декора. И это несмотря на его нелегкую судьбу: в доме были и коммунальные квартиры, и конторы, институт автоматизации довольно-таки безжалостно его эксплуатировал. В ноябре прошлого года я подала иск в Пресненский районный суд, ответчиками стали ИАП РАН и Росимущество. Предмет иска — понуждение ответчиков к проведению противоаварийных и реставрационных работ. К сожалению, от Росимущества в суд до сих пор так и не явилось ни одного представителя, а РАН полностью отрицает свою причастность к дому. Хотя суд и постановил представить документы на здание, но мы до сих пор не можем с ними ознакомиться, поэтому говорить о том, лукавит РАН или нет, пока нельзя. Пока то, чего удалось добиться, — это протокольное определение, по которому Москомнаследию поручено провести обследование дома, чтобы оценить возможность проведения в нем работ, исполнения которых я добиваюсь».


В зоне риска: Дом Быкова на 2-й Брестской. Изображение № 22.В ЗОНЕ РИСКА:
УСАДЬБА
ПОКРОВСКОЕ-СТРЕШНЕВО 

 

В зоне риска: Дом Быкова на 2-й Брестской. Изображение № 23.В ЗОНЕ РИСКА:
ДОМ 14 ПО УЛИЦЕ
ЛЬВА ТОЛСТОГО