Зачастую москвичи и петербуржцы с трудом представляют, как устроена жизнь за пределами их городов. Чтобы показать, чем уникален каждый российский мегаполис, The Village ведёт рубрику «Внутренняя эмиграция», в которой рассказывает о жизни в крупных городах России. Благодаря местным жителям мы составляем собственные словари-путеводители по главным городам страны. Новый выпуск посвящён Казани.

Текст

СЕРГЕЙ БАБКИН

Казань стала российским городом только в XVI веке, после завоевания Казанского ханства Иваном Грозным. Тогда же во многом начал формироваться современный облик города: выселение коренного татарского населения и заселение русских привело к созданию необычной городской среды, где в западную городскую структуру внедрены элементы восточного города. Сейчас Казань — важнейший экономический и культурный центр региона, а уровень жизни в Татарстане — один из самых высоких в России. Это промышленно развитая территория, которая к тому же привлекательна для туристов, хотя с историческим наследием там обходятся часто радикально.

The Village поговорил с четырьмя нынешними и бывшими жителями Казани, чтобы они составили для нас собственные карты города и рассказали о главных городских феноменах и местах силы.


О городе


Основан в 1005 году. Первое упоминание — в 1391 году

В городе живут 1 216 965 человек

Самолёт из Москвы в Казань летит около полутора часов

Тимофей Зверко

архитектор

Тимур Птахин

промоутер, арт-директор бара «Соль»


Александр Скобеев

дизайнер

Анастасия Ярушкина

арт-директор журнала «Инде»

Центр

Тимур Птахин: Как и в любом городе, казанский центр — это место, где сосредоточена вся деловая и тусовочная жизнь. Есть туристическая зона с улицей Баумана, площадью Свободы и кремлём. Здесь красиво и аккуратно, но местами китчево и безвкусно. Моя любимая часть центра — та, что начинается от супермаркета «Кольцо», если подняться в горку мимо Финансового университета по улице Бутлерова. Это улицы Горького и Ульянова-Ленина, Школьный переулок и Лядской садик, где тихая старая Казань, приятная и невычурная, с невысокими зданиями. В этом районе живёт много интеллигенции и находится несколько вузов.

Александр Скобеев: Горожане, как правило, работают в центре и вечера проводят здесь же. Часто — ближе к набережной Казанки и НКЦ (Национальному культурному центру) «Казань». Многие казанские клубы находятся на центральной Профсоюзной улице, рядом — Казанский федеральный университет, около которого тоже много баров. И главное место встречи — у супермаркета «Кольцо». Магазин стоит там, где начинаются главные пешеходные улицы — Баумана и Петербургская. Именно отсюда все идут к Профсоюзной.

Тимофей Зверко: Раньше старые здания в центре города были жилыми, но в девяностые в Казани началась программа ликвидации ветхого жилья. Людей стали активно выселять, а дома — сносить. В результате теперь прямо посреди Казани стоят руины-призраки. В лучшем случае по краям кварталов они заняты госучреждениями, но внутри этих кварталов — пустота и разруха. Если туда заглянуть, то можно подумать, что попал в 1930-е годы. По центру гуляют много туристов, которые зачастую приезжают из городов, полностью состоящих из новостроек. Поэтому наличие зданий с историей приводит таких людей в трепет.

Самый центр города — это так называемое «Кольцо», где раньше сходились трамвайные пути. Это, кстати, интересная особенность: если в Москве понятие «центр» размазано по городу внутри, допустим, Садового кольца, то в Казани центр города — это вполне конкретная точка.

Старотатарская слобода

Анастасия Ярушкина: После завоевания Казани Иваном Грозным центр разделился на русскую и татарскую части. С тех пор место, куда выселили татарское население, называется Татарская слобода. Она начинается от набережной озера Кабан. Это очень приятное место для прогулок и пикников. Там национальная деревянная застройка — правда, она туристическая, но всё равно неплохо. В этой части города много мечетей и национальных аутентичных кафешек, куда особенно приятно заходить зимой. Например, есть кафе «Медина» с дунганской кухней. А на набережной недавно открыли милое место под названием VeganDay с салатами с пророщенным зерном и кофе с маршмеллоу. В районе улицы Парижской Коммуны есть магазины женской одежды — если вы вдруг решите купить хиджаб жене или дочке, а ещё торговый центр с маслами и мылом I Love Islam. Также здесь работает халяльный магазин «Бахетле», где продаются куклы Барби в хиджабах.

Кварталá

Тимур Птахин: Квáртал (или Кварталá) отличается по духу от других окраинных кварталов. Он целиком состоит из панельных новостроек, но при этом никогда не казался мне мрачным и неблагополучным. Именно здесь мы с друзьями, вдохновлённые эстетикой новостроек, собирались в квартирах и импровизировали на советских аналоговых синтезаторах. Впоследствии это вылилось в создание групп Love-Fine и «ПТУ». Здесь же зародилась тусовка, которая потом стала именоваться «Кактак». Вечеринки, которые она устраивала, во многом повлияли на формирование казанской творческой молодёжи — так же как и «Солянка» в свои лучшие годы в Москве. Сейчас район стал почти элитным с многочисленными жилыми комплексами вдоль берега Казанки.

АЛЕКСАНДР СКОБЕЕВ: Вдоль Казанки образовалась интересная часть города с пешеходной набережной. На первой линии стоят красивые новостройки, и она превратилась из обычного спального района во что-то приличное. Здесь люди в основном проводят досуг, выбираясь вечером погулять по набережной.

Авиастроительный, Кировский и Московский районы

ТИМУР ПТАХИН: Кировский, Московский и Авиастроительный — это раздолбанные, промышленные и хмурые районы с хрущёвками и потрёпанными жизнью работягами. Эти районы у меня всегда ассоциировались с перестройкой и мрачными фильмами вроде «Груза 200». В некоторых местах с 1980-х как будто ничего и не поменялось. Но именно этим мне район и нравится. Здесь сосредоточена большая часть предприятий, но также много зелени и мест, где мне нравится гулять летом, — например, парк Урицкого.

АЛЕКСАНДР СКОБЕЕВ: В Московском районе есть своя красота. Здесь спокойно, все дома заросли мхом и маленькими деревцами на крыше. Но ночью довольно опасно.

ТИМОФЕЙ ЗВЕРКО: Московский район для меня — самый родной. Это место со сталинской застройкой, которая начала появляться в 1950-х. Друзья из Москвы говорят, что чувствуют здесь себя как дома.

Анастасия Ярушкина: На отшибе города есть интересные районы вроде Сухой реки и Авиастроительного. В последнем работает прекрасный дом культуры имени Ленина — это альма-матер всех казанских ролевиков и косплейщиков.

Соцгород

ТИМОФЕЙ ЗВЕРКО: Соцгород формально входит в Авиастроительный район. Эта территория застраивалась во время войны, в том числе пленными немцами. Поэтому в Соцгороде много симпатичных домиков, в которых чувствуется немецкость. Здесь же советский учёный Сергей Королёв занимался секретными разработками. Вообще этот район как машина времени: приезжаешь сюда и попадаешь в сталинские времена.

Соцгород начали строить вскоре после смерти Ленина, и здесь ощущается влияние советских утопических идей. Он как заповедник, в котором есть парки со скульптурами-пионерами, памятники Ленину и Свердлову, а также старые школы, которые в войну были госпиталями.

Места и феномены

Эклектика и китч

АЛЕКСАНДР СКОБЕЕВ: Особенность Казани заключается в том, что у нас не берегут историческую застройку. Например, к Универсиаде 2013 года многие старые дома снесли, а на их месте построили что-то новое. Ещё считается приемлемым рядом с кремлём построить какой-то постмодернизм. То же самое можно сказать и о мечети Кул-Шариф.

ТИМУР ПТАХИН: В Казани много выходцев из отдалённых районов республики и деревень, что, безусловно, отражается на уровне развития городской культуры. Везде чувствуется тяга к роскоши и китчу. Чего стоят Дворец земледельцев, торговый центр «Кольцо» и так называемые элитные жилые дома. Но в целом последние несколько лет ситуация меняется в лучшую сторону.

Анастасия Ярушкина: Локальные эстетические предпочтения — феномен, который проявляется в первую очередь в архитектуре. Для большинства это китч, но в нашем городе он как будто выглядит уместно. Самыми яркими представителями можно назвать построенные в 2010-х здания Татарского государственного театра кукол «Экият»,  Центра семьи «Казан», Дворца земледельцев и Дворцовой набережной, которые Артемий Троицкий назвал «кошмарным сном Гауди в сталинском застенке». Казань — очень эклектичный город. Например, в Центре семьи каждый из трёх торжественных залов оформлен по-разному: классицизм, Казанское ханство и эпоха Волжской Булгарии. Где ещё такое разрешат построить? Могут смешивать даже конфессии: стоит вспомнить хотя бы Храм всех религий в пригороде Аракчино.


33 479,2 рубля

Среднемесячная заработная плата

12 000 рублей

Аренда однокомнатной квартиры

1 160-е место в России по площади жилых помещений на одного жителя

Отрезанность от воды

ТИМОФЕЙ ЗВЕРКО: Берег Волги отрезан от города железной дорогой. Это промышленный район, хотя по сути он самый ценный и логичный для развития города. Кажется, во время войны производства из Москвы и Ленинграда эвакуировали на Восток, в том числе и в Казань. Они приезжали по железной дороге и сразу же разгружались — так получилось, что теперь там бесконечные склады и цементные базы. А на другом берегу Казанки есть «остров» Адмиралтейская слобода. Эта территория тоже выпадает из городской ткани, поэтому к воде проникнуть сложно. Раньше люди приезжали  в Речной порт, ходили по набережной, видели чаек и корабли. Сейчас люди так не путешествуют.

Татары

ТИМУР ПТАХИН: В Казани живут татары, а у них свой менталитет, близкий к восточному. С одной стороны, они довольно консервативные, немного закрытые, со строгими нравами. С другой — с гостями они всегда приветливы и радушны. Но в то же время хитрые. Всем туристам татары кажутся очень весёлыми, добрыми и классными. Оно и не зря: эчпочмаки, чак-чак, бугульма и татарская музыка вместе создают неповторимый татарский флоу. Для меня это всё родное. Я сам наполовину татарин, хотя и рос в обычной русской семье и не учил татарский.

АЛЕКСАНДР СКОБЕЕВ: В Казани всё очень локально, и это касается в том числе и культурной среды. Есть группировка художников, казанских супрематистов, концептуалистов и прочих. За пределами города о них никто не знает, но в Казани они имеют вес. Для них самих это хорошо, ведь они живут в своём закрытом мире. Поэтому с работой сложно — имеет место своего рода своячество.

Татарский дизайн

Анастасия Ярушкина: Сообщество rukami.tatar объединяет дизайнеров, которые экспериментируют с темой татарской национальной идентичности. В их интернет-магазине можно найти стоящие сувениры из Казани и национальный антиквариат с блошиных рынков.

«Смена»

АЛЕКСАНДР СКОБЕЕВ: «Смену» открыли художники Роберт и Ильгизар Хасановы. Это по сути единственный хороший культурный центр в Казани. Там есть выставочное пространство, лекторий, книжный магазин и издательство «Смена», которое, например, перевыпустило «Мифологию казанских татар» Каюма Насыри. Это единственное независимое издательство в Татарстане. В «Смену» в основном привозят молодых современных художников, в том числе из Москвы и Киева.

Анастасия Ярушкина: «Смена» — проект без постоянной государственной и частной поддержки, существующий на чистом энтузиазме участников. Его делают несколько молодых людей, которые самоорганизовались и смогли изменить культурную ситуацию в городе. Причём раньше своего очага современной культуры в городе не было. «Смена» — это открытая площадка для событий, связанных с образованием, просвещением, популяризацией науки и культуры. Здесь проходят лекции, кинопоказы, творческие встречи с режиссёрами и писателями, мастер-классы, поэтические слэмы, занятия с детьми, презентации культурных и общественных инициатив, концерты и вечеринки. Расположена «Смена» в историческом здании в самом центре города — на Привокзальной площади, которое раньше было сенохранилищем, а затем использовалось как склад.

Казанская электроника и бар «Соль»

АЛЕКСАНДР СКОБЕЕВ:  Бар «Соль» открыл Тимур Птахин, а он, по-моему, лучший диджей в Казани. Вокруг «Соли» образовалась тусовка, куда входят, например группа Love-Fine и объединение «Кактак». Для меня и моего поколения это было главное культурное объединение, которое делало вечеринки и привозило важных исполнителей года этак с 2006. Есть ещё проект PTU, который выпускается на лейбле Нины Кравиц.

Местные медиа

АЛЕКСАНДР СКОБЕЕВ: Раньше в Казани был журнал «Карл Фукс». Он выходил раз в две недели, но, к сожалению, денег ему хватило только на один год. Главным редактором там работал Паша Фёдоровский, который после закрытия издания уехал в Словению. Журнал публиковал статьи о Казани и городские гиды — например, по местным барахолкам или тусовочным местам. Сейчас роль «Карла Фукса» во многом взял на себя интернет-журнал «Инде».

Группа SuperAlisa

Анастасия Ярушкина: Все знают песню «Татарстан — Супергуд», но важно понимать, что начиналось всё с этого:

Тексты для СуперАлисы пишет её мама, которая снималась в её последнем клипе:

«Зелёный дом» и Чёрное озеро

АЛЕКСАНДР СКОБЕЕВ: В доме номер 18 на улице Дзержинского стоит конструктивистский дом 1924 года. Иногда его называют писательским домом, потому что раньше в нём жили несколько известных татарских писателей и поэтов. Сейчас там обитают несколько художников, в том числе Виктор Тимофеев, который что-то вроде местной версии Валерия Чтака. У дома старый двор, заросший мхом, где стоит дерево — это довольно фотогеничное место. Находится дом рядом с Чёрным озером. Согласно распространённому мнению, оно так называется, потому что раньше в нём плавали чёрные лебеди.

«Пицца на Московском»

АЛЕКСАНДР СКОБЕЕВ: В Московском районе есть Московский рынок. Однажды там открылся ларёк с выпечкой, в котором потом начали делать пиццу. Эта пицца представляет собой штампованный прямоугольный кусочек теста с майонезом и всякими добавками. Она быстро стала безумно популярной, за ней люди на машинах приезжали. Потом киоски с этой пиццей стали появляться по всему городу. Рецептура при этом не менялась, но ассортимент расширился: появились сосиски в тесте и самса из тандыра. В конце концов ещё один киоск открылся рядом с «Кольцом». А недалеко заработал алкогольный магазин. Теперь вечерами там собираются люди, которые пьют и закусывают пиццей.

Кинотеатр «Мир»

Анастасия Ярушкина: Это мой любимый несовременный кинотеатр и единственное место в Казани, где можно посмотреть кино, не заходя в торговый центр. Почитать о нём можно здесь.

 «Бар 13

Анастасия Ярушкина: В этом месте просто красиво. Это маленький спокойный бар, где всё сделано руками владельцев — в частности, музыканта и архитектора Юли. Предметы интерьера здесь можно сравнить с арт-объектами. В алкоголе я не разбираюсь, но говорят, что наливают много редких напитков. А бармен — известный в Казани техно-музыкант.

Кафе «Лакомка»

Анастасия Ярушкина: У многих это место вызывает детские воспоминания о пирожных, которые ели после уроков в музыкальной школе. Но я узнала о нём не так давно — теперь оно больше напоминает рюмочную. Там прекрасно всё: мраморный пол, проектор, витражное окно, с потолка свисает многоярусный бутафорский торт. Кроме того, есть веранда, которую оформляют к разным праздникам: на 14 февраля, например, расставляют огромные сердца и включают томную красную подсветку. Большой фотоальбом используют как каталог продукции на заказ: есть кремовые торты в виде младенца, солдата, эффектных женщин или их частей тела.

Дом с самолётом

Анастасия Ярушкина: Около Авиационного института (КАИ) есть здание с торчащим корпусом Ту-124. Друзья рассказывали, как прятали там что-то в годы учёбы.

Национальная библиотека

Анастасия Ярушкина: Национальная библиотека — это особняк конца XIX века. Он очень китчевый, и в нём есть грот, который можно арендовать для съёмок. А для свадебной фотосессии там вообще можно смело снимать любой зал.

Где поесть и выпить

Анастасия Ярушкина: Вкусно поесть можно   в «Гиросе» — там греческая кухня. А попить кофе —   в «Гудини». За стеной от «Соли» есть хорошее место   «Сирия». Те, кто любит пиво, могут зайти  в новый бар Top Hop. А ещё у нас недавно открылось  кафе Студии Артемия Лебедева.

Архитектура: советский модернизм и башня Сююмбике

НКЦ «Казань»

ТИМОФЕЙ ЗВЕРКО: НКЦ изначально был музеем Ленина, и с точки зрения архитектуры это очень крутой проект. Видимо, у нас, где всегда всё делают тяп-ляп, прониклись идеей Ленина и поэтому сделали отличный музей с прекрасными деталями вроде отделки из дуба. Там была диорама, как в Музее мадам Тюссо. Она изображала Ленина, спускающегося по ступенькам аудитории — когда он пошёл наперекор всему и сказал, что уходит из университета. И на меня, пионера из четвёртого класса, эта сцена производила неизгладимое впечатление. Ещё там стояла очень крутая экспозиция — наушники с текстом на нескольких языках, разные кнопочки. В моём советском детстве времён 1980-х это было чудо из чудес.

Театр Камала

ТИМОФЕЙ ЗВЕРКО: Это очень интересное здание, и особенно внутри. Но, к сожалению, как следует изучить его изнутри могут только актёры — для широкой публики доступно лишь фойе. Его немного испохабили во время косметических ремонтов, но в целом дух материальной культуры 1980-х там сохранился.

 Башня Сююмбике

ТИМОФЕЙ ЗВЕРКО: Башня Сююмбике — символ города и всего Татарстана. С ней связана казанская туристическая легенда — якобы когда Иван Грозный взял Казань, он захотел жениться на татарской царевне. Она согласилась, но с условием, что Грозный сможет за семь дней построить башню. В день возводили по одному ярусу и закончили в срок. И когда это произошло, царевна поднялась на самый верх, махнула платком и прыгнула вниз.

На самом деле башню соорудили уже после Ивана Грозного и никакая царица оттуда, конечно, не прыгала. Сююмбике, как и Пизанская башня, стоит под наклоном, и каждый житель Татарстана гордится, что вот и у нас есть своё падающее здание. Реставраторы говорят, что башню планировали построить в один уровень, поэтому о фундаменте особо не позаботились. Да и вообще, мол, Сююмбике построена на отхожем месте, то есть на говне. Много лет люди из Кремля ходили туда в туалет, и вдруг там возвели башню. Потом стали надстраивать по ярусу, чтобы было посимпатичнее, и башня покосилась. Я представляю себе мультик в перестроечном стиле — такую нелепицу в убыстрённом темпе — что вот на какашках башню построили, она скривилась, а туристы бегают и всё это фотографируют.

Куда выехать за город

Волга и озёра

АЛЕКСАНДР СКОБЕЕВ: Близ пляжа «Локомотив» можно выйти к Волге, там открывается классный вид на реку. Раньше в 30 километрах от Казани был студенческий лагерь КГУ «Кордон». До сих пор туда на машинах продолжают ездить студенты: сорок минут от города, и ты уже на чистом пляже, где можно искупаться и выпить. Там же находятся разные базы отдыха, старые пионерские лагеря, а ещё есть несколько озёр. Близ Горьковского шоссе есть Лебяжье озеро. Оно переходит в другое, а потом начинаются Дальние озёра. В лесу вокруг них проводят Сабантуй.

Свияжск

Анастасия Ярушкина: Этим местом казанцев пугали в детстве, потому что после революции там была колония, а потом — психиатрическая больница. Свияжск основал в 1551 году Иван Грозный, и до 2000 года это был остров. Сейчас к нему проложили дорогу. Лучше всего туда ехать в будни, когда народу не так много. Говорят, там очень хорошие музеи, можно заходить во все церкви и монастыри. В конце конного двора есть хороший недорогой ресторан, гостиница в Свияжске тоже есть. Правда, местных жителей там осталось мало, около 250 человек. У них можно купить козье молоко.