Константин Яблоцкий о победе России на «гей-олимпиаде». Изображение № 1.

Константин Яблоцкий

президент Федерации ЛГБТ-спорта России

В мире подобные соревнования проводятся уже больше тридцати лет. Когда в 1982 году в Сан-Франциско проходили первые гей-игры, организаторы так и назвали их — гей-олимпиадой. Потом была судебная тяжба с МОК, которую организаторы игр, естественно, проиграли, — и сейчас эти соревнования, проходящие раз в четыре года, называются просто «гей-игры». В этом году они пройдут в США, туда поедет наша делегация из 30 человек, а то, что было в Москве сейчас, — это первые Российские открытые игры.

Прошлые гей-игры проходили в Кёльне в 2010-м — как раз благодаря им образовалась наша федерация. Мы были воодушевлены атмосферой радости, добра и толерантности и решили продолжить это движение в России. Так как я был единственным из россиян, кто выиграл тогда золото (в фигурном катании), меня преследовали журналисты. Обстановка вокруг геев тогда в России была более спокойная, я сделал coming out на телевидении, зарегистрировал с друзьями федерацию — и моя жизнь полностью изменилась. Вместо того чтобы быть учёным — а я кандидат химических наук, — я стал гей-активистом в области спорта.

В только что закончившихся первых Российских открытых играх участвовали США, Канада, Великобритания, Франция, Германия, Нидерланды и Россия. К нам приезжали четырёхкратный олимпийский чемпион по прыжкам в воду Грег Луганис и министр спорта Нидерландов. Благодаря им, собственно, мероприятия и не сорвались: всё же кидать дымовые шашки в таких людей — это был бы дипломатический скандал. Игры ведь только называются открытыми: чтобы не допустить туда несовершеннолетних (в соответствии с нашими законами), а также из соображений безопасности (чтобы не пришли какие-то гомофобы) они проходили за закрытыми дверями, непублично. Попасть туда можно было только по регистрации, к тому же мы наняли охранную компанию. Открытыми игры были в том смысле, что мы были открыты для диалога с властями.

 

Официально командного
зачёта не существует,
соревнование направлено
в первую очередь на консолидацию
ЛГБТ-сообщества и празднование

 

Триста из трёхсот тридцати спортсменов были из России, треть из них — из регионов: Самары, Новосибирска, Краснодара, Красноярска. Соревновались в восьми видах спорта: фигурное катание, бальные танцы, баскетбол, бадминтон, теннис и настольный теннис, волейбол, футбол. Планировалось плавание, но, к сожалению, не состоялось. Официально командного зачёта не существует, соревнование направлено в первую очередь на консолидацию ЛГБТ-сообщества и празднование, так скажем, толерантности. Россия получила больше медалей, чем другие страны, но такой цели не ставилось. Во-первых, это мероприятие социальной направленности, во-вторых, это непрофессиональный спорт. Сюда можно прийти в любом возрасте и спортивной форме — и тебя примут. В игровых видах спорта у нас бывают смешанные команды — мальчики с девочками; в фигурном катании и танцах можно выступать и в однополых парах.

Помимо спортивной программы, была просветительская. Гостям представили проект «Дети-404» нижнетагильской журналистки Елены Климовой. В результате игр мы сделали два важных вывода: позитивный и негативный. Позитивный — это что в сознании людей в ЛГБТ-сообществе уже произошли необратимые изменения: люди не готовы уходить в подполье. Когда в пятницу была заброшена дымовая шашка на баскетбольное соревнование, мы были вынуждены признать, что всё-таки не можем гарантировать участникам игр безопасность, но никто не уехал. Негативный момент — и это грубейшее нарушение нашего права на спорт, закреплённого в Олимпийской хартии, — игры начались с того, что нам внезапно отказали все площадки, а ФМС прочёсывала хостелы в поисках наших гостей.