За последние месяцы в России произошло сразу несколько знаковых пожаров. В конце января сгорела библиотека Института научной информации по общественным наукам. На прошлой неделе трагедия в торговом центре в Казани унесла жизни как минимум 17 человек. Вечером в воскресенье от огня пострадала колокольня Новодевичьего монастыря. Многие увидели в такой эпидемии пожаров тенденцию. The Village выяснил у пожарных и страховщиков, есть ли у всех этих происшествий общие причины и стоит ли нам опасаться новых трагедий.

Владимир Фульга

начальник отдела в УПСС ГУ МЧС России по городу Москве

Крупные пожары происходят регулярно. Увеличения их количества и крупности нет. Просто иногда горят объекты, на которые никто не обращает внимания, а иногда колокольня Новодевичьего. Хотя сам пожар довольно обычный: строительные леса горят регулярно. Стройки вообще пожароопасны.

Все эти громкие пожары объединяет только человеческий фактор. К сожалению, люди не могут уследить за всем, поэтому пожары были, есть и, к сожалению, будут.

 

Максим Шарапов

начальник пожарной части № 12 в Москве

Я не могу сказать, почему в последнее время произошло много громких пожаров. Нет какой-то закономерности и общих причин. Повышенной изношенности инфраструктуры не наблюдается. Недосмотр при проверке зданий я тоже исключаю. Это просто стечение обстоятельств.

 

ВЛАДИСЛАВ ЩЕГРИКОВИЧ

начальник отдела организации деятельности по информированию населения МЧС России

Ничего общего между пожарами нет.

 

Денис Себенцов

советник председателя центрального совета Всероссийского добровольного пожарного общества

После этого пожара соответствующие ветви власти и общество должны сделать правильные выводы. А не идти на показательные меры, как когда сгорела «Хромая лошадь». Тогда власти просто дали указание прошерстить и закрыть все клубы. Это можно сделать элементарно: в России нет ни одного здания, которое бы на 100 % отвечало всем требованиям пожарной безопасности.

До 2009 года было 2,5 тысячи нормативных документов, которые в совокупности составляли 150 тысяч разных требований по пожарной безопасности. Многие из них противоречили друг другу. Потом МЧС и правительство написали 123-й ФЗ. Он должен был свести воедино все своды правил. Но поскольку закон обратной силы не имеет, все старые здания этому ФЗ не подчиняются.

Ситуация с коррупцией в сфере пожарного надзора меняется и в лучшую, и в худшую сторону. С одной стороны, министерство очищается от недобросовестных сотрудников. С другой — принятие Градостроительного кодекса в 2008 году дало почву для распространения коррупции. Раньше проект строительства нужно было согласовать в Госпожнадзоре. Его же представитель инспектировал во время возведения на предмет отступления от проектных решений, а потом следил и за эксплуатацией объекта. Теперь эти три этапа находятся под контролем разных ведомств. Проект утверждает Мосэкспертиза. Ход строительства инспектирует отдел по пожарной безопасности комитета по строительному надзору. У них очень мало людей, на все стройки Москвы их не хватает. Госпожнадзор появляется только на третьем этапе — эксплуатации объекта. Зачастую получается так, что его сотрудники приходят на объект и говорят: «У вас несоответствие», — хотя оно было заложено ещё на этапе проектирования из-за разного подхода. Часто это приводит к тому, что вопрос решают «неофициально». Если бы на проверках предприятий присутствовал независимый специалист, начать беседу с инспектором Госпожнадзора о том, чтобы замять инцидент, было бы сложнее.

 

Александр Старостин

исполнительный директор группы компаний «Пожарный центр»

Как горело раньше, так и горит. Просто СМИ стали больше внимания на это обращать. Возможно, проблема ещё в том, что у значимых объектов недостаточное финансирование. Я часто сталкиваюсь с тем, что в старых зданиях системы либо устаревшие, либо недостаточно обновлённые. Плюс сами здания с годами моложе не становятся. Там устаревшая электропроводка, коммуникации, подвижка самих конструкций, которая приводит к повреждению энергетических сетей. Ещё одна причина — проверяющие органы у нас сильно ужаты в полномочиях. Инспектора Госпожнадзора могут посещать объект не раньше, чем через три года после его ввода в эксплуатацию.

 

Валентин Благовещенский

пресс-секретарь «АльфаСтрахование»

Основных причин, которые приводят к возгоранию на объектах культурного значения и памятниках архитектуры, не так много. Чаще всего пожары возникают в результате коротких замыканий электропроводки, нарушений правил пожарной безопасности, умышленных поджогов. В таком узком сегменте, как страхование памятников культуры и объектов культурного значения, по портфелю одного страховщика крайне сложно судить о том, какой фактор чаще остальных приводит к возгоранию таких объектов. Статистика не будет релевантной и независимой от случайных событий из-за низкой частоты страховых случаев по портфелю.