В деревне Норинская Коношинского района Архангельской области в среду, 8 апреля, открылся первый в мире музей поэта Иосифа Бродского. Он создан стараниями местных журналистов — прежде всего сотрудников газеты «Коношский курьер», где в 1965-м Бродский опубликовал стихотворения «Осеннее» и «Тракторы на рассвете» (тогда издание называлось «Призыв»). Музей открыт в доме Пестеревых, в котором поэт отбывал ссылку с марта 1964-го по октябрь 1965 года по обвинению в тунеядстве. 

The Village попросил сотрудника газеты и одного из инициаторов создания музея рассказать, как удалось довести дело до конца и что про музей Бродского думают местные жители. 

   

Инициатор создания первого в мире музея Бродского Антон Чеплагин — о его открытии. Изображение № 1.

Антон Чеплагин

журналист газеты «Коношский курьер»

Инициаторами создания музея стали журналисты, общественники, волонтёры. Мы работали всем коллективом: Любовь Николаевна Чеплагина (главный редактор «Коношского курьера». — Прим. ред.) — наш двигатель и вдохновитель. Мы долго не могли выкупить дом: не было средств, и хозяйка не шла на контакт. Журналисты обратились к губернатору, нашли спонсора, выкупили дом. В 2013 году дом законсервировали, и в таком состоянии он пережил зиму, а год спустя начались работы. Сруб полностью разобрали по брёвнам, сохранив маркировку каждого бревна. Все сгнившие брёвна заменили на привезённые из Вологодской области — того же времени, но в хорошем состоянии. Потом дом собрали заново, он на 70 % сохранил прежний облик.  

Как рассказывал Михаил Мейлах (друг Бродского, который навещал его в ссылке и помогал создавать экспозицию. — Прим. ред.), он очень доволен тем, что получилось, потому что обычно при реставрации деревянного дома теряется до 50 % строения. Часть экспозиции нашли при разборке дома, другие вещи собирали, разместив в нашей газете обращение к местным жителям. В доме стоит тот же самый диван (Михаил Мейлах говорит, что спал на нём), тот же стол, та же кровать. Потолок обклеен газетами того времени. Очевидцы, которые знали Бродского, принесли посуду, из которой ел и пил Бродский. Марья Михайловна Забалуева принесла графинчик и пару стопок, газету того времени. 

Вчера состоялось торжественное открытие, пришло много народу, поэтому запустить всех одним потоком мы не смогли, пришлось разделить людей на несколько групп. Разрезания ленточки не было, открытие музея мы провели по древнерусскому обычаю — с песнями, плясками; коллективы сочинили частушки про музей с пожеланиями, чтобы он развивался. Губернатор Орлов запускал кошку, а один из инвесторов Владимир Фёдорович Буторин запускал петуха. Петух был очень красивым и ходил по дому в течение всей церемонии.

Разрезания ленточки не было, открытие музея мы провели по древнерусскому обычаю — с песнями, плясками; коллективы сочинили частушки про музей с пожеланиями, чтобы он развивался

 

Мы не ожидали, что пойдёт такой поток людей: из Архангельска приехали преподаватели со студентами, коношане нанимали свой собственный автобус для школьников. Когда школьники приехали, не могли отойти от Михаила Мильчика (друг поэта, председатель Фонда создания литературного музея Иосифа Бродского в Санкт-Петербурге. — Прим. ред.). Приезжали ветераны, которые знали Бродского и делились своими воспоминаниями. 

Отзывы о музее положительные. Я общался с мужчиной, он говорит: «Я, честно говоря, поэзией Бродского не увлекаюсь, но приехал посмотреть, как это всё выглядит». Ему понравилось, как всё сделано: дом пахнет живым человеком, такое ощущение, что здесь кто-то живёт, и на музей не похоже. 

Когда Бродский уезжал из ссылки, он пообещал Таисии Пестеревой (хозяйке дома, в котором жил. — Прим. ред.) приехать осенью и выкопать картошку, но обстоятельства его жизни так сложились, что он уже не смог сюда вернуться. Журналисты решили продолжить эту традицию, и вот уже два года мы весной за Бродского сажаем картошку, а потом выкапываем её. Этим летом даже губернатор её окучивал. В сентябре был пресс-тур: мы выкопали эту картошку и запекли её с салом на костре.