С начала весны на философском факультете СПбГУ не стихают скандалы: студенты жалуются на увольнение преподавателей, сами преподаватели молчат, а администрация университета утверждает, что никаких проблем нет. Выпускница Института философии СПбГУ, выступающая от лица его студентов, Полина Сойреф рассказала The Village, что заставляет её выносить спор за пределы стен университета. 

   

Почему с философского факультета СПбГУ уходят преподаватели?. Изображение № 1.

Полина Сойреф

выпускница Института философии СПбГУ 

Начиная с марта на факультете происходят не очень хорошие вещи: преподавателей увольняют, студенты стоят с пикетами и собирают подписи под петициями. Всё так или иначе касается научной сферы (и — отчасти — связано с сокращениями и общими проблемами бюрократизации образования).
Новый руководитель нашей кафедры онтологии и теории познания А. В. Дьяков отстранил от преподавания базового кафедрального курса прежнего заведующего Б. И. Липского, который этот курс разрабатывал и читал около 20 лет. В масштабах факультета это неслыханное событие, которым возмущены все, в первую очередь студенты. 

Дьякова выбрали в конце прошлого года. Он из Курска, фармацевт по базовому образованию, был назначен сначала на полставки на должность профессора (без прохождения конкурса, просто приказом начальства) и — в конце ноября 2014-го — выбран новым заведующим кафедры (кафедра голосовала за другого кандидата, к её мнению не прислушались). Затем, уже в марте, выбран по конкурсу как профессор. Тогда Учёный совет Университета проголосовал с результатом 94 за и 56 против, хотя в случае безальтернативных выборов обычно голосуют единогласно.

Это часть истории последней пары лет, когда на факультете сменились все патриархи-заведующие. Руководство факультета, конечно, говорит, что это обновление, смена на более молодых и перспективных, однако изнутри это выглядит как смена руководителей со своим мнением на тех, кто лоялен к руководству.

Нагрузку распределяет в первую очередь заведующий кафедрой. И то, что Липский отстранён от преподавания своего курса, выглядит как личное предпочтение одного человека. Распределение нагрузки на 2015–2016 год таково, что несколько сильных преподавателей кафедры, которые всё то время, что я училась, читали на факультете, сейчас лишены факультетской нагрузки. Такое положение дел воспринимается их коллегами как унизительное.

10 марта Дьяков сказал, что на кафедре есть несколько человек, которые якобы плетут интриги (совет был публичный, транслировался в Сеть, это все слышали, сейчас на факультете есть запись). Теперь именно эти несколько человек, по случайному совпадению, лишены нагрузки на факультете.
Наконец, из-за того, что Дьяков сводит личные счёты с преподавателями, страдают ещё и студенты, что совсем нехорошо.

История началась с увольнения нескольких преподавателей — Лощевского, Романовой, Исакова. У Исакова — после всей нашей бурной активности с петициями и пикетами — приняли документы на кафедру культурологии, он сейчас старший преподаватель, хотя до этого 20 лет был доцентом. Ещё была Н. М. Савченкова, которую уволили примерно в то же время. Она переводилась на основное место работы в Смольный (Институт свободных искусств и наук), для этого формально надо было на нашем факультете написать заявление об увольнении, потом — о приёме на работу на полставки. Заявление об увольнении приняли, второе — нет, хотя мы собрали более 100 подписей студентов и преподавателей, в том числе из других вузов, за то, чтобы её оставили: она один из лучших специалистов по психоанализу в городе. Конечно, нам обещали, что она по-прежнему будет приходить и вести свой курс, но это обещание пока ничем не подкреплено, а руководство в какой-то момент сказало, что один такой курс обходится факультету в 240 тысяч рублей и это слишком много. Сам декан, С. И. Дудник, назвал поведение преподавателей, инициироваших сбор подписей, безнравственным. 

Чего конкретно хотят добиться студенты на данном этапе? Глобально — чтобы руководство факультета считалось с мнением преподавателей и студентов

Общая тенденция — зачем-то заменяются наши хорошие преподаватели, которые занимаются научной работой, которых любят студенты, на преподавателей со стороны, которые иногда превосходят по численным показателям (количество статей и так далее). Однако мы — не физики, у нас суть не в количестве, а в качестве. Поэтому тут тоже подозревается стремление сделать состав преподавателей более лояльным.

Последняя громкая история — с О. А. Власовой, женой А. В. Дьякова.
Претенденты на место, которое в итоге заняла она, читали публичные лекции. Лекция О. А. Власовой был слабой и по мнению студентов, и по мнению преподавателей, поэтому её назначение не одобряли ни те ни другие, кафедра голосовала за другого кандидата, однако руководство всё же рекомендовало Большому совету Университета назначить её. На этом совете 26 июня выступали наши преподаватели, выступала я от лица студентов — мы добились того, что голоса распределились примерно поровну, за каждого кандидата против больше, чем за, поэтому, видимо, осенью будет новый конкурс.

Позицию факультета насчёт уволенных разъясняет С. И. Дудник. Например, вот тут. Формально всё чисто. 

Чего конкретно хотят добиться студенты на данном этапе? Глобально — чтобы руководство факультета считалось с мнением преподавателей (учитывало результаты голосования кафедры, например) и студентов. Непонятно, как это реализовывать чисто технически, но сейчас наш декан (директор Института философии СПбГУ) отказался даже провести встречу со студентами и ответить на их вопросы (согласился общаться только со студсоветом, который также лоялен).

Локально — конкретно на нашей кафедре — пересмотреть распределение нагрузки преподавателей. Наша кафедра — одна и основных, курсы — фундаментальные, базовые, наряду с курсами по истории философии. Поэтому сокращение числа наших преподавателей на факультете — это наша локальная катастрофа.

Если резюмировать, то именно с появлением А. В. Дьякова кафедра лишилась двух докторов наук — Н. М. Савченковой и С. С. Гусева, Б. И. Липский не читает собственный курс по онтологии, ещё три преподавателя — в «академической ссылке», как назвала это одна из коллег.