Экономист — о том, почему правоохранители опаснее нарушителей. Изображение № 1. 

Вадим Новиков

антимонопольный экономист

Пару дней назад в Воронеже закончился суд над четырьмя родственниками, работавшими в своём собственном кафе «Очаг». Семью привёл в суд маковый аналог «нулевого промилле». В кафе продавали булочки с маком, а до поры до времени и сам пищевой мак. В маке же были примеси соломки: советский «обязательный» ГОСТ 1976 года их позволял, однако «добровольный» российский 2006 года — нет. По этому ГОСТу в маке не должно быть никаких примесей. Вот почему, по версии следствия, Александра, Евгению и Марию Полухиных, а также Нину Чурсину следовало считать торговцами наркотиков.

Обстоятельства этого дела позволяли разумным людям сомневаться и в правоте следствия, и в объяснениях обвиняемых («нужно ли держать в кафе четыре тонны мака?»). Однако там, где простой человек может оставаться при своих сомнениях, суд должен их разрешить в ту или иную пользу. Судья Татьяна Лебедева разрешила их в пользу обвинителей: каждый из членов семьи получил более восьми лет тюремного срока.

Мы не знаем наверняка, испытывала ли сама судья сомнения, которые посещали многих следивших за процессом. Однако более-менее очевидно, что система правоприменения в принципе настроена так, что у беспристрастных людей — увы, я не в первую очередь о судьях — эти сомнения постоянно возникают. Правоохранители привыкли действовать в серой, неочевидной зоне закона, где, кажется, проводят масштабное исследование: сколь малых признаков преступления хватает, чтобы считать его таковым? Сколь малую вероятность можно зачесть за определённость?

Максима Блэкстона «пусть лучше десять виновных ускользнут, чем один невиновный пострадает» перевернулась: можно жечь напалмом, лишь бы никто из виновных не ушёл. Трактуя любые сомнения в пользу обвинения, засчитывая по своей нужде человека с пятью волосинами то в лысые, то в шевелюристые, правоохранители сами превратились в источник опасности для благополучия граждан, которое они, по идее, призваны охранять. Органам, которые готовы ориентироваться на нулевое промилле везде, пора предложить примерить его на себя: какой примеси опасности для общества от их работы достаточно, чтобы считать её целиком нежелательной?