На днях создатель проекта «Дети-404» Лена Климова написала о том, что завкафедрой клинической психологии Санкт-Петербургской государственной педиатрической медицинской академии Дмитрия Исаева уволили из вуза. Это произошло после того, как ряд граждан обратились с жалобами на психиатра к руководству академии и в городскую прокуратуру. Причина недовольства Исаевым описана в одной из групп «ВКонтакте»: ныне расформированная комиссия, которую он возглавлял, занималась помощью трансгендерам, что не могло не возмутить поборников традиционных ценностей. В комментарии The Village Дмитрий Исаев прояснил нюансы своего увольнения и рассказал, что будет делать дальше. 

   

Психиатр Дмитрий Исаев — о том, как гомофобы добились его увольнения из вуза. Изображение № 1.

Дмитрий Исаев

психиатр, психотерапевт, сексолог

Моё увольнение произошло по обоюдному согласию с руководством Санкт-Петербургской государственной педиатрической медицинской академии, которому совсем не интересно иметь постоянные звонки с жалобами. У нас состоялся разговор. В итоге я увольняюсь по собственному желанию.

Ряду организаций очень не нравилось, что я работаю в государственном учреждении, что у нас работает комиссия, которая занимается решением проблем трансгендеров. В результате давления этих организаций руководство решило, что им лучше со мной расстаться. 

Я не знаком с организаторами кампании против меня, но знаю, что они регулярно занимаются травлей. Они выбирают жертв и на фоне негативных по отношению к ЛГБТ настроений в обществе пытаются провоцировать силовые структуры на проверку нарушений закона о пропаганде гомосексуальности, бисексуальности и транссексуальности среди несовершеннолетних. Помощь ЛГБТ якобы противоречит взглядам, как теперь любят говорить, традиционным. Организаторы называют себя по-разному: патриоты, православные, гомофобы. Имя конкретного организатора никогда не звучит, но действуют они слаженно: собирают разного рода материал, а потом предлагают всем, кому нравится подобная идея, писать жалобы. Кампанию против меня начали в начале июня — и добились желаемого. 

Жалобы на меня направляли также в прокуратуру. Я посещал прокуратуру, где тоже давал объяснения: сказал ровно то же, что вам сейчас. Поскольку речь шла о том, что я увольняюсь, в прокуратуре решили, что никаких особых разбирательств не требуется. 

Что я буду делать дальше? Это тот самый вопрос, над которым приходится сейчас думать. Всё это как гром среди ясного неба. Я не знаю.