Сооснователь движения «Партизанинг», художник Антон Make Польский вместе с товарищем накануне, 25 сентября, проплыли на самодельном плоту в акваторию (внутренний «ковш») острова Новая Голландия. «Мы наблюдали за бурной реакцией публики по обеим сторонам канала и хаотическим движением растерявшихся блюстителей порядка», — написал позже художник. А одна из организаторов акции Ольга Полякова рассказала, что диапазон реакции в адрес акционистов был от «Это кто? Пьяные!» и «Идиоты!» до «Вау, как вы это сделали?» и «Чем вам помочь?». Сами художники выкрикивали с плота реплики о «культурном урбанизме» и «пивасе и квасе».

Новую Голландию, вновь открывшуюся для посещений в конце августа, нечасто критикуют в публичном поле. Одно из из немногих исключений — колонка социолога Анны Желниной в РБК. Акция Антона Польского — тоже критическая: по его словам, она «не злая, а сатирическая». Интересно, что ранее художник проводил опрос на тему «Что делать с Петербургом» — горожане среди прочего называли Новую Голландию «отличным примером обустройства городского пространства».

The Village спросил у художника, почему Новая Голландия стала объектом его критики.


Антон Make Польский

художник, сооснователь движения «Партизанинг» 

Я участвую в фестивале паблик-арта «Арт-проспект». Мой проект состоит из трех лекций в общественном транспорте города. Две акции я сделал в рамках фестиваля, а третью, на плоту, — по собственной инициативе. Мне помогали друзья из «Кубометра» (шестикомнатная квартира — общественное пространство в Коломне. — Прим. ред.), а также участник «Арт-проспекта» из Колумбии Фелипе Кастельбланко (он тоже хотел строить плот, но его идею отвергли организаторы фестиваля). Все три проекта посвящены критике культурных институций и музеев города, которые часто работают на укрепление иерархий в искусстве и обществе. Объектами критики стали три организации: музейный монстр Эрмитаж, выхолощенная Новая Голландия и пространство «Пальма», открывшееся в здании легендарной «Четверти».

Первые две акции прошли в автобусе №22, где я выступал в роли гида по неправильным достопримечательностям города, и в электричке до Старого Петергофа, где под видом несанкционированной торговли контрафактной продукцией из Эрмитажа я провел лекцию о так называемом искусстве аутсайдеров и аукцион, вызвавший невероятно живую реакцию пассажиров.

Одной из подоплек нашей интервенции в пространство Новой Голландии стало то, что за десять дней до открытия она отказала в размещении всех объектов «Арт-проспекта» на своей территории. Причина — эти объекты недостаточно «вау». Это смехотворное объяснение стало мемом среди художников и организаторов. Однако кураторы «Арт-проспекта» очень не хотели портить отношения и поэтому попросили меня не делать плот или по крайней мере не реализовывать его в рамках фестиваля. В результате наша акция не согласована не только с городскими властями или Новой Голландией, но и с «Арт-проспектом».

Основная критика деятельности Новой Голландии состоит в ее очевидной колониальности. Начать с того, что деятельность московского «Гаража» направлена напрямую на колонизацию местного культурного контекста и создание иерархий, где за образец берутся признанные классики (часто уже умершие) западного современного искусства, местные же художники и публика выступают в качестве аборигенов, которых необходимо образовывать до некоего уровня. В результате этой работы было воспитано поколение художников, работающих в заданном дискурсивном поле. Теперь именно этим художникам и музыкантам, «уже проверенным в Москве», поручено колонизировать Петербург.

Новая Голландия создана исключительно для потребления, здесь как нигде чувствуется классовая элитарность, надменность и снобизм (наиболее открыто и четко это сформулировано в рецензии «Афиши»: «Со своим квасом и пивасом нельзя»).

Безусловно, Петербургу не хватает приятных парков и публичных пространств, но логика «это лучше, чем ничего» или «это как в Европе» меня не устраивает. Новые культурные институции и пространства должны быть построены по принципу инклюзивности, то есть открытости ко всем. Они должны становиться местом, где посетители могут проявить себя, а не съесть бургер и поглазеть на красивое, но лишенное критического и социального потенциала искусство. Они должны быть направлены на развитие местной художественной среды, с уважением и интересом относиться к ее особенностям. К сожалению, в головах у очень многих деятелей, работающих в области образования или, например, паблик-арта, существует установка на какую-то опеку, передачу знания, приобщению к высокому, правильному, прогрессивному искусству (это общемировая проблема). Мой опыт показывает, что эта схема не работает слишком часто.

Другая важная тема, затронутая акцией, касается права на водные пространства Петербурга. Сегодня многочисленные каналы города не принадлежат обычным жителям, вид с них открыт только для туристов и немногих обеспеченных горожан. Этой акцией мы символически возвращаем воду себе и жителям. Это похоже на ранние акции велосипедистов, осмелившихся выехать на улицы, оккупированные автомобилями.

Тем не менее нужно отметить, что детская площадка в форме корабля в Новой Голландии очень классная. Пожалуй, для меня это единственная причина прийти на остров еще раз: привести туда своего сына.


обложка: Ольга Полякова