В воскресенье, 13 ноября, в Петербурге, рядом с благотворительным магазином «Спасибо!» на Васильевском острове открылся первый в России общественный холодильник, в который, по мысли организаторов, каждый желающий мог положить ненужную еду (или беспрепятственно ее забрать). Проект проработал ровно день (о том, как это было, можно прочитать в репортаже Гринпис). В понедельник, 14 ноября, холодильник опечатал Роспотребнадзор, пояснив: «Мы приветствуем благотворительность, но все же данный случай касается не вещей для бедных, а продуктов питания. При всем уважении к организаторам акции, если произойдет отравление и кто-то пострадает, то те же петербуржцы спросят с нас». Во вторник, 15 ноября, организаторы отказались от идеи и убрали холодильник, заявив, что «проект не совместим с законодательством РФ». Теперь они «ищут другие формы проведения фудшеринга в офлайн».

Подобные общественные холодильники есть в Чехии, Испании, Германии, Польше и других странах. Почему у европейцев получается, а у нас нет? Об этом мы поговорили с основателем проекта «Фудшеринг. Отдам даром еду» Александрой Лёгкой.


Александра Лёгкая

основатель проекта «Фудшеринг. Отдам даром еду»

Насколько мне известно, в европейских странах общественные холодильники тоже работают по системе «от человека к человеку» — так же, как хотели организовать мы. Там власти не препятствуют работе подобных проектов. У нас же, к сожалению, не пошло

«Спасибо!» — единственная команда в городе, которая согласилась попробовать с нами проект общественного холодильника. Они предоставили свое крыльцо. Всю подготовку мы вели вместе: печатали наклейки, распространяли анонсы. Это полностью совместный проект. С чиновниками мы ничего не согласовывали. Нам приходило это в голову, но мы, наверное, понадеялись на хороший опыт в западных странах.

Прямо на открытие принесли довольно много продуктов — конфеты, фрукты и прочее. Открылся холодильник в 12:00 в воскресенье, а в понедельник около 13:30 его опечатал Роспотребнадзор. Даже после этого люди приходили за едой и приносили еду. Насколько я знаю, приходят и сегодня. Еду просто оставляют на улице — через несколько минут ее уже кто-то забирает.

У нас не было никаких ограничений: принести и забрать еду мог кто угодно. Конечно, за продуктами пришли много бабушек и дедушек. Кстати, изначально была идея, чтобы холодильником пользовались люди, которые не могут получать еду через нашу группу «ВКонтакте». При этом многие бабушки сказали, что они и сами готовы приносить продукты. 

Я была готова ко всему: и к тому, что холодильник украдут, и к тому, что он сломается. Что придут полиция и надзорные органы. Конечно, визит Роспотребнадзора меня расстроил, но не могу сказать, что я была в шоке, не ожидала. Я старалась морально подготовиться к любому исходу.

В Роспотребнадзоре нам сказали, что в России такой проект — в формате общественного холодильника — невозможен. Можно организовать тележку, с которой кормят всех желающих, какую-то общественную столовую. Но не формат, при котором продукты может принести любой желающий. Получается, у каждого добровольца должны быть соответствующие документы: вы положили в холодильник пирожки или варенье — предъявите сертификаты (из чего сделано это варенье, как его готовили, хранили и перевозили).

Поскольку наш проект сугубо некоммерческий, никак не монетизируется, мы не сможем организовать что-то глобальное вроде столовой. Пока мы, к сожалению, не придумали, как сделать офлайн-проект фудшеринга, чтобы это было законно и так же просто, как с общественным холодильником.

Мне очень понравилось, что люди хорошо отреагировали на этот холодильник. Мне кажется, это намного важнее того, что случилось после. Если бы даже власти разрешили его поставить, но люди не поняли бы идеи и были против — это намного хуже. Получается, нам просто надо найти подходящую форму, а люди к такому проекту готовы, и пожилые, и молодые.