АННА ГИЛЁВА

директор публичных программ сайта о современных знаниях «Теории и практики», шеф-продюсер Moscow FemFest

Начиная готовить Moscow FemFest, мы рассчитывали на диалог. Мы готовились обсуждать вопросы, которые, уверены, являются крайне важными для каждой (и каждого!), кто готов видеть в человеке прежде всего человека. И только потом — женщину, мужчину и так далее. События последней недели показали, что мы недооценили сторонников радикального подхода. В публичном поле атака была мощной, на нее приходится отвечать. Итак.

Про приватизацию феминистской повестки

Наш фестиваль — о феминизме и уникальности каждого человека. У нас в мыслях и задачах не было претендовать на монополию в этом вопросе — более того, мы не знали, что, оказывается, темы феминизма, уникальности каждого человека, свободы выбора кем-то уже приватизированы и мы не имеем права об этом говорить. Отказ в праве на высказывание и контроль за его «правильностью» кажутся нам диковатыми, особенно когда это исходит от людей, которые борются за это право для себя, отказывая в нем другим. Мы, наверное, не сдали экзамен на право говорить об этих вещах? А где, кстати, сдают этот экзамен?

Мы все это время активно и вживую (а не в форме статей) разговариваем со всеми участниками и участницами фемдвижения и в том числе с представителями его радикальной части. Например, куратор программы Ирина Изотова в прошлую пятницу провела личную встречу с критиками фестиваля, на которую пришли чуть больше десяти человек. Мы активно отвечаем на письма и сообщения, направленные лично нам, и находимся в прямом диалоге со всеми, кто к нему готов. Например, Белла Рапопорт и Дарья Серенко, критики фестиваля, поставившие свою подпись под обращением на Colta.ru, уже согласились принять участие в программе и высказать свою позицию на нашей площадке — мы рады этому.

Про отсутствие политической повестки

Нас обвиняют в отсутствии политической позиции. Но мы не задумывали политический ивент — иначе, предполагая возможные политические заявления, нам нужно было согласовывать этот вопрос с властями, как того требует законодательство. Мы не отказываем в праве другим людям делать и согласовывать политические события, но это не наша специализация и это не входит в наши основные компетенции. Мы про просвещение, и ниже я еще скажу об этом.

Мы не хотим делать ивент, на котором звучат призывы к насилию над кем бы то ни было, и мы не считаем феминистским событие, на котором кто-то объявляется господствующей группой, а кто-то изгоняется. Если это у наших оппонентов называется отсутствием политических взглядов, то пусть будет так.

По поводу «гламуризации повестки»

Что касается «гламуризации повестки», то мы хотели позвать не только тех, кто пишет стихи о насилии, но и тех, кто ездит на работу в метро в час пик, работает в офисах, взаимодействует с боссами, отстаивает свое достоинство, содержит семью. Кто из них ведет более «расслабленную борьбу» за права женщин? Для нас это вопрос, и мы хотели бы, чтобы на фестивале он прозвучал. И вообще, что считается реальной, а что «гламурной» борьбой?

Более того: на наш взгляд, утверждение наших оппонентов, что существует «правильный» и «неправильный» феминизм, кажется нам абсурдным. Это равносильно утверждению, что существуют правильные и неправильные женщины или правильные и неправильные люди. Такого деления на нашем ивенте не будет, мы, извините, не фашисты. Именно поэтому мы начнем фестиваль с дискуссии под названием «Бывает ли правильный и неправильный феминизм», куда мы пригласили всех наших критиков.

Про отсутствие острых тем

Когда нас обвиняют в отсутствии острых тем в программе, для нас это выглядит нелепо. Видимо, критики фестиваля не прочитали программу, критикам это порой свойственно, а в ней есть — и изначально были — следующие темы:

— трансгендерность и квир

— домашнее и сексуальное насилие

— сексизм

— проблема неприятия феминизма в российском обществе.

Позднее мы добавили тему женской бедности. А также не менее острой мы считаем тему гендерного просвещения, за что отвечает как весь ивент, так и полемика вокруг него.

Про отсутствие среди спикеров активистов, для которых это дело жизни

Активисты в программе (на наш взгляд, вполне убедительный состав):

— Сергей Витяев, РФО «ОНА»

— Сева Мар, активистка в области феминизма, квир и психического здоровья

— Алла Митрофанова, участница Киберфеминистского интернационала, инициатор образовательной программы «Феминистская среда»

— Соня Пигалова, участница инициативы «Союз Выздоравливающих», неформального образовательного проекта «Диалоги в пространстве», организатор фестиваля и курса по феминизму и квир-теории «Поверхность пола»

— Евгений Шорыгин, руководитель Нижегородской инициативной квир-группы Q

— Дарья Серенко, арт-активистка, создательница акции #тихийпикет

— Белла Рапопорт, журналист, активистка

Про то, как надо делать фестивали

Мы делаем фестиваль, опираясь на здравый смысл и гуманизм, свой опыт работы с темами и спикерами, ответственность перед площадкой и публикой. Фестиваль ограничен временем, поэтому что мы не можем сделать так, чтобы спикеров был миллион. А также не хотим делать из фестиваля мейл-фри территорию (это же не Саудовская Аравия наоборот, правда?). Мы признательны представителям радфема за расширение наших представлений о том, как нужно делать мероприятия. Простите, но идея делать мероприятия исходя из принципа, что нашими союзниками не могут быть мужчины, что мужчины могут только готовить еду и подсчитывать голоса, но сами не имеют права голоса, кажется нам абсурдной. Мы не отказываем радикальным феминисткам в праве проводить подобные мероприятия, но свое мероприятие будем делать с уважением и к мужчинам, и к женщинам — с уважением к личности вне зависимости от пола, расы и сексуальной ориентации.

Про наш слишком мирный подход

Функцию фестиваля мы видим в просвещении, популяризации знания про феминизм и вовлечении самых разных людей в дискуссию. Наша задача — не отталкивать людей суждением о том, что существует правильный или неправильный феминизм, а привлечь к обсуждению гендерной проблематики максимально широкую аудиторию: не только тусовку, но и тех, кто не живет в фейсбуке. И вот эти прекрасные коллективные жалобы только убеждают и меня, и мою команду, что разговор о феминизме мы совершенно правильно начали не с веган- или урбан-феминизма, а с разговора о базовых вещах: что человек (мужчина/женщина/другое) человеку не враг, что нам всем, независимо от пола, хорошо бы научиться слышать друг друга, что утверждение собственного права начинается с уважения к праву другого, ну и так далее. Право, даже как-то неловко произносить эти очевидные вещи. Забавно, что в каком-то смысле фестиваль про феминизм стал для всех нас экзаменом на гуманизм.