Владимир Путин пригрозил еще большим сокращением дипмиссии США в России. На пресс-конференции саммита БРИКС в китайском Сямэне президент заявил, что штат могут урезать еще на 155 человек. После предыдущего сокращения персонала дипслужбы США перестали проводить собеседования на туристические визы в регионах, обязав всех приезжать за этим в Москву. Также госдепартамент США потребовал закрыть российское генконсульство в Сан-Франциско, в его здании прошел обыск.

The Village уже рассказывал, какие сложности теперь ждут желающих получить американскую визу и можно ли это сделать за пределами страны. На этот раз мы поговорили с американистом Иваном Куриллой о том, что означают новые угрозы Путина и станут ли очереди за визами еще длиннее.


Иван Курилла

американист, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

Развивается спираль взаимной дипломатической войны. Это такая, как сказал Александр Баунов, межведомственная война, которая портит атмосферу в российско-американских отношениях в целом. Каждая сторона хочет оставить за собой последнее слово, последний шаг. Началось это очень давно, не вчера, даже не с высылки дипломатов. Вопрос в том, как остановить это и — что важно в дипломатии — сохранить лицо. Единственное, на что можно надеяться: если президент Путин сказал, что можно так сделать, то высока вероятность, что так делать не будут. Если бы такой план действительно собирались привести в действие, то просто объявили бы о высылке. А если президент сказал об этом как о возможном решении, то это может означать, что от такого решения все-таки воздержатся. Это было бы мудро.

Очереди за визами могут стать еще длиннее. Трудно сказать, кого тогда будут дальше сокращать. Предыдущий удар нанесли по визовым отделам и по отделам культуры — их сократили до минимума. Некоторые подразделения в американских консульствах и посольствах закрыли совсем. Конечно, не будут сокращать или сократят в минимальной степени тех, кто занимается чисто дипломатической работой и поддерживает американских граждан, находящихся в России. Эти подразделения будут сохранять до последнего. А тех, кто работает с российскими гражданами, могут сократить, если такая необходимость возникнет. Это печально.



Обложка: Антон Новодережкин/ТАСС