4 октября фотожурналист и инженер Виктор Борисов опубликовал в своем блоге исследование воздуха в столичном метро и МЦК. Борисов провел в общественном транспорте семь часов, проехал более десяти станций и с помощью профессионального оборудования измерил два показателя: уровень углекислого газа и количество пыли в вагонах. The Village поговорил с автором о результатах анализа и узнал, каких линий метро лучше избегать.


Виктор Борисов

Я решил провести исследование, потому что давно заметил, что в новых вагонах метро очень душно, пахнет плесенью и потом, а на окнах появляется конденсат. Выводы моего анализа показали, что на Арбатско-Покровской и Кольцевой линиях, а также в МЦК норма углекислого газа превышена почти в два раза — то есть в вагонах очень душно. Нормативом считается 1 000 PPM (parts per million), а на деле оказывалось 1 700 и местами 2 000. Стоит отметить, что я проводил все замеры не в час пик.

Углекислый газ — это показатель качества воздуха: если его много, то воздух грязный. Избыток углекислого газа и недостаток кислорода плохо влияют на работу головного мозга и — главная проблема — способствуют распространению вирусов и бактерий. Если в вагоне находится один больной человек, то он с большой вероятностью заразит всех окружающих. Если в день вы проезжаете, например, одну станцию по Кольцевой, то вредное воздействие минимально. А если приходится ежедневно ехать минут 20–30 в душном вагоне, то могут появиться хронические заболевания и сильно ухудшится иммунитет.

Другой показатель, который я измерял, — это количество пыли в вагонах. Норматив метрополитена — 500 микрограммов на кубометр. Мои замеры показывали максимум 130 микрограммов, то есть все в пределах нормы. Но если посмотреть на международные нормативы, то у нас в метро пыли больше, чем должно быть, приблизительно в четыре раза.

Причина духоты — вагоны «Русич», которые ходят только на Арбатско-Покровской и Кольцевой линиях. Их стали использовать в начале 2000-х, и, насколько я знаю, они вообще не предназначены для метро. В этих вагонах установлены кондиционеры, но они не подают свежий воздух, они лишь гоняют его по кругу и просто охлаждают. Из-за того, что воздух пропускают много раз через один и тот же фильтр, появляется неприятный запах плесени. В метро ходят еще новейшие составы «Ока» и «Москва», но в них замеры некритические.

В «Русичах» не работает приточная вентиляция, то есть не поступает воздух извне. Либо вентиляцию не спроектировали вообще, либо она просто не включена. В старых вагонах приточная вентиляция установлена на крыше и воздух равномерно поступает в вагон. Единственный вариант бороться с духотой в «Русиче» — это открыть окно, но тогда возникает сквозняк.

Когда я проводил исследования, кто-то закрыл окно в вагоне, и после этого показатель углекислого газа увеличился. Еще одна проблема в том, что во многих новых вагонах с кондиционером окна не имеют ручек и их можно открыть только с помощью трехгранного ключа.

Что касается «Ласточек», которые ходят на МЦК, то воздух внутри них очень чистый, без пыли, но при этом в вагонах душно. В одном замере был еще терпимый уровень углекислого газа, а в другом уже нет. Я думаю, что в одном вагоне фильтр приточного воздуха был забит, а в другом нет. Мне кажется, обслуживающий персонал МЦК не умеет включать приточную вентиляцию и обслуживать ее.

Еще раз хочу сказать, что проблема не в количестве людей, а именно в подвижном составе. Ни на одной станции метро в час пик, когда все переполнено, нет проблем с вентиляцией. А в «Русичах» есть. К концу исследования, когда я провел семь часов в метро, у меня першило в горле и я чувствовал себя больным.



обложка: Анна Михеева