Осенью 2010 года, когда в Москве еще только гадали, кто займет место уволенного Юрия Лужкова и стоит ли ждать перемен, The Village рассказал о десяти градоначальниках, нововведения которых кардинально преобразили город. Новая серия «Клуб мэров» посвящена тем, кто управляет мировыми столицами прямо сейчас, от кого зависит жизнь миллионов горожан и чей опыт, удачный или не очень, может пригодиться и в Москве. В первом материале — история лондонского градоначальника Бориса Джонсона, потомственного тори, бывшего журналиста и страстного любителя велосипедов.

 

Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 1.
 

БОРИС ДЖОНСОН


Возраст: 47 лет
Стаж: 4 года
Зарплата: £143 911 в год
(6 759 226 рублей) до уплаты налогов
Семья: женат на юристе Марине Уилер,
четверо детей
Любимая книга: «Илиада» Гомера
Песня, которую бы выбрал
для своих похорон:
 Rolling Stones – You Can't Always Get What You Want 
Велосипед: Marin Fairfax, Pinarello 

 

БИОГРАФИЯ

 

1964


— родился в Нью-Йорке в семье англичан, долгое время был гражданином США.

1983


— поступил в колледж Баллиол Оксфордского университета на факультет античной истории, культуры и литературы.

1997


— баллотировался на парламентских выборах в качестве кандидата-консерватора на севере Уэльса и проиграл.

1999


— стал редактором журнала Spectator.

2001


— участвовал в парламентских выборах в Оксфордшире и победил.

2005


— назначен министром высшего образования в теневом правительстве, которое формирует главная оппозиционная партия, чтобы следить за министрами действующими.

2008


— победил очень опытного и влиятельного лейбориста Кена Ливингстона, который два срока занимал пост мэра Лондона.

2009


— стал первым политиком, который сыграл камео в популярном британском сериале EastEnders.

2009


— спас женщину, на которую напали хулиганки. Правда, выяснилось, что спасенная голосовала за другого кандидата.

2012


— на выборах мэра выдвинул свою кандидатуру на второй срок.


ПОТОМСТВЕННЫЙ ЧУДАК

Жители Лондона так привыкли, что их мэр — эксцентричный блондин с вечно взъерошенной прической, который ездит на велосипеде, дарит проездной на метро королеве и снимает исторические фильмы, что, похоже, в мае они изберут Бориса Джонсона на второй срок. И даже простят ему самый страшный грех — он тори, представитель партии консерваторов.

Как говорила Бриджит Джонс, «лейбористская партия поддерживает принципы доброты и участия, интересы геев, матерей-одиночек и Нельсона Манделы, а противостоят ей орущие высокомерные мужчины — эти заводят интрижки со всеми, кто попадается на пути, трахаются направо и налево, ходят в ресторан Ritz в Париже, а потом ругают всех ведущих программы Today». Борис Джонсон — настоящий тори: папа у него дипломат, прадед — министр в Османской империи. Борис окончил Итон, в котором учились принцы Уильям и Гарри, потом Оксфорд вместе с премьер-министром Дэвидом Кэмероном.

Но есть в Джонсоне и что-то художественное, временами на него находят «поразительные моменты нестабильности», по выражению одного из его начальников. Во-первых, Джонсон очень похож на Страшилу Мудрого на посту правителя Изумрудного города. Во-вторых, он наследник образа милейшего чудака из английской литературы — от Вудхауза и Джерома К. Джерома до Диккенса. И этот дивный образ влияет на его профессиональную биографию.



ЖУРНАЛИСТИКА И ПАРТИЯ

После университета Борис целую неделю проработал в консалтинге, потом — стажером в газете The Times, откуда его уволили за придуманную цитату, которой он хотел приукрасить занудную статью о достижениях археологии. И всё-таки Джонсон задержался в журналистике, став брюссельским корреспондентом The Daily Telegraph, а потом редактором журнала Spectator.

Как герой Вудхауза Гасси Финкноттл, Джонсон постоянно попадает в самые идиотские ситуации: сначала он публикует редакционную статью, в которой обвиняет жителей Ливерпуля в наслаждении «статусом жертвы» после гибели в Ираке их земляка. В наказание за это его, уже депутата, лидеры консерваторов отправляют «на поедание ливерпульцам». Потом он умудряется поссориться с целой страной: в колонке в The Daily Telegraph в 2006 году Борис заявляет, что Папуа — Новая Гвинея известна «каннибализмом и убийствами вождей». Чтобы замять международный скандал, Джонсон пообещал «добавить эту страну в свой глобальный маршрут поездки за прощениями». Стоило ему чуть взобраться по партийной лестнице, как выяснилось, что у него есть любовница, существование которой он отрицал. Всё как описывала Бриджит Джонс.

Даже будучи в так называемом теневом правительстве консерваторов, куда его взял однокашник Дэвид Кэмерон, Борис умудрялся идти вразрез с партийной линией. Но когда в 2008 году ситуация стала критической, он оказался незаменим. Лейборист Кен Ливингстон, отсидев в кресле мэра Лондона два срока, оставался крайне популярен и шел на третий. Всё это время Ливингстон дружил с Уго Чавесом, планируя закупать у него дешевый бензин для автобусов, летал к другу Фиделю на Кубу за государственный счет и ввел плату за въезд в центр. «Консервы», как говорят русскоязычные лондонцы, должны были противопоставить ему какую-то яркую, незаурядную фигуру — выбор пал на Бориса. Его к тому моменту все называли только по имени, благодаря участию в ток-шоу, автомобильным колонкам и неповторимому чувству юмора. Классический британский чудак против воинствующего социалиста. И это сработало.


Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 2.

На выборах мэра Джонсон опередил Кена Ливингстона на 140 тысяч голосов.

Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 3.

 

БОРИС НА ЦАРСТВЕ

Первым делом после избрания он отменил соглашение с Венесуэлой (по политическим соображениям) и запретил распивать алкоголь в метро, автобусах и трамваях. Потом пошел войной на раздутый штат сотрудников мэрии и метрополитена. С работниками метро отношения не сложились с самого начала: во-первых, за четыре года мэр так и не встретился с их профсоюзом, а во-вторых, когда в 2010 году они начали забастовку, фактически парализовав весь город, Джонсон не пошел на уступки, а выступил за ужесточение закона о проведении протестов. Сейчас он и вовсе решил ликвидировать работников метро: в его предвыборных планах — автоматизировать поезда подземки.

Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 4.

Другими своими достижениями сам Джонсон считает бесплатный проезд в общественном транспорте для людей старше 60 лет, строительство веток легкого метро на окраинах, снижение преступности на 11 %, тысячи посаженных деревьев. Но главная гордость и заслуга мэра Джонсона — внедрение в 2010 году системы проката велосипедов, «борис-байков», и вообще пропаганда велосипеда как главного средства передвижения по городу. Еще один успешный проект — разработка новых красных автобусов Routemaster, которые потребляют меньше топлива и более экологичны.


Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 7.Иностранный опыт: Система общественного велопроката в Лондоне

 Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 8.

На самом деле Джонсону выпала трудная задача — развивать город в условиях кризиса и урезанного бюджета и в то же время готовиться к Олимпиаде-2012. Поэтому мэр экономит как умеет: например, после того как главы и члены исполкома ФИФА отклонили заявку Великобритании в пользу России, он отказал им в бесплатном проживании в Лондоне во время Олимпиады. Кстати, сами Игры Борис обещал сделать едва ли не самыми эффективными в истории: все спортивные объекты после церемонии закрытия переделают под гражданские нужды.


Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 12.

Как Лондон готовится к Олимпиаде

Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 13.

 

КРИТИКА ДЖОНСОНА

Два события, в которых Борис Джонсон проявил себя не лучшим образом, — сильнейшие снегопады зимой 2009 года и уличные беспорядки в августе 2011-го. Хотя метеорологи предупреждали о снежной буре, Лондон был к ней совершенно не готов: автобусы сняли с маршрутов (зимняя резина в Великобритании — диковинка), 11 линий метрополитена не работали, а снегоуборочных машин в городе отродясь не было. Тогда Джонсон честно признался, что, действительно, «Лондон был к снегу не готов», а снегоуборочную технику покупать нет смысла, потому что такой снегопад здесь бывает раз в 18 лет. В августе прошлого года, пока несогласные граждане громили магазины, выносили телевизоры из разбитых витрин и поджигали дома, Джонсон отдыхал на своей вилле. Он не сразу прервал отпуск, да и по приезду толком сделать ничего не смог, а лишь светился перед телекамерами с метлой.


Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 15.

Прямая демократия: как жители Лондона боролись с уличными погромами

 Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 16.

Сейчас, во время избирательной кампании, Борису припоминают и то, что он снизил количество полицейских на улицах и расходы на содержание полиции в целом, а также увеличил разрешенную скорость движения по городу, из-за чего выросло количество аварий с участием велосипедистов. На эту критику Джонсон отвечает, что бюджет небольшой и на все социальные проекты денег не хватает, но количество полицейских всё-таки обещал увеличить.

Комментаторы не сомневаются, что Борис останется на посту, а в будущем ему прочат кресло главы Консервативной партии и даже премьер-министра. Правда, сам он заявил, что «не собирается занимать еще один большой пост в политике» — хотя, может, от Хайбери-Филдс, где живет нынешний мэр, до Даунинг-стрит, 10 просто неудобно добираться на велосипеде.


Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 17.

Выборы мэра Лондона пройдут
3 мая, главный соперник Джон-сона — снова Кен Ливингстон.

Клуб мэров: Борис Джонсон, Лондон. Изображение № 18.

 

ЦИТАТЫ

 

Голосуйте за консерваторов — и у вашей жены увеличится грудь, а у вас увеличится шанс на покупку BMW M3.

— о предвыборной кампании 2004 года.

 

Мне как-то дали кокаин, но я чихнул, так что в нос ничего не попало. Хотя это легко могла быть и сахарная пудра.

— на вопрос о наркотиках.

 

Лондон — один из самых толерантных городов мира и не толерантен к нетолерантности. Сравнение гомосексуализма с болезнью оскорбительно, и я не готов к тому, чтобы подобные заявления появились на лондонских автобусах.

— о запрете рекламы христианских организаций на автобусах.