Ушло в печать: Книга «Дизайн вещей будущего». Изображение № 1.

Дональд Артур Норман

77 лет. Американский учёный, специалист в области промышленного дизайна, бывший вице-президент Apple, преподаватель Калифорнийского университета и Корейского института науки и технологии. Один из идеологов клиентоориентированного дизайна, когда на каждом этапе проектирования любой вещи дизайнер должен учитывать потребности и желания потребителя. Автор знаменитой книги «Дизайн привычных вещей».

 

 

Глава 7. Будущее привычных вещей

«Что, если предметы вокруг нас вдруг оживут? Что, если они смогут ощущать наше присутствие, объект нашего внимания, наши действия и реагировать на это соответствующей информацией, рекомендациями и действиями?» Как вам это понравится? Профессор Пэтти Маэс из Массачусетского технологического института надеется, что понравится. Она занимается разработкой именно таких устройств. «Например, — рассказывает Маэс, — мы создаём технологии, благодаря которым книга, которую вы держите в руках, сообщит, какие отрывки будут вам особенно интересны... а фотография бабушки на стене будет рассказывать, как у неё дела, всякий раз, как вы на неё посмотрите»...

Умные технологии способны радовать нас, облегчать нашу жизнь и делать её более безопасной. Вот бы только они работали идеально, вот бы только нам научиться ими пользоваться!

Давным-давно, в другом столетии и в тридевятом царстве я писал о людях, которые не могут совладать с микроволновой печью, установить таймер на бытовых приборах, включить или выключить нужную конфорку и даже открыть или закрыть дверь. Это были далёкие 1980-е, тридевятое царство звалось Англией, а те, о ком шла речь, были самыми обычными людьми, взрослыми и детьми, малообразованными и высокоучеными. Свою книгу, которая первоначально называлась «Психология привычных вещей», а затем «Дизайн привычных вещей», я начал с цитаты, в которой говорилось о видном учёном и бизнесмене, основателе и главе крупной компьютерной фирмы. Он признавался, что не знает, как подогреть чашку кофе в микроволновке на офисной кухне.

Мы вступаем в новую эпоху, когда привычные вещи становятся всё умнее. Это происходит в разных областях, но особенно быстро — в автомобилестроении. Однако то, что сегодня происходит с автомобилями, завтра будет происходить на кухне, в ванной и гостиной. Автопроизводители разных стран разработали программу «Умный автомобиль», чтобы максимально автоматизировать вождение и тем самым повысить уровень комфорта и безопасности людей. Недалёк тот день, когда в нашу жизнь войдут полностью самоуправляемые автомобили, частично самоуправляемые есть уже сейчас.

 

 

Машины станут более общительными, они смогут разговаривать не только
с владельцами, но и друг с другом

 

 

«Интеллектуальные агенты», «умные дома», «интеллектуальные среды» — так называются различные исследовательские проекты, над которыми сегодня работают многие университеты и научные лаборатории. Они предусматривают создание систем, выбирающих для вас музыку, регулирующих освещение в комнатах (по яркости и цвету) — в общем, модифицирующих среду обитания, отчасти ради нашего удовольствия и комфорта, отчасти по экологическим соображениям, связанным, например, с энергопотреблением. Другие программы следят за тем, что мы едим, чем занимаемся и даже с кем мы общаемся.

В условиях рыночной экономики потребителям постоянно предлагают новые услуги — не потому, что на них есть спрос, а потому, что компаниям нужно увеличивать объёмы продаж. Я беседовал с дизайнерами мобильных телефонов и бытовых приборов, с операторами сетей сотовой связи. «В нашей стране мобильный телефон уже есть у каждого, — сказали мне в Южной Корее, — поэтому нам надо думать о дополнительных услугах: чтобы телефон мог сообщать вам, есть ли поблизости ваши друзья, чтобы с его помощью можно было оплачивать счета, чтобы он мог удостоверить вашу личность и сообщить расписание работы транспорта». Одним словом, речь идёт о телефонах, чувствующих ваше настроение и дающих вам рекомендации.

Автопроизводители давно уже поняли, что машину можно подавать как модную вещь, которую нужно регулярно менять, чтобы не отстать от последних веяний. Так же действуют и производители мобильных телефонов. Часы вообще продаются не как техника, а как ювелирные изделия. На дверцах холодильников сегодня появились цветные дисплеи (рядом с устройством для изготовления льда и подачи воды). На них отображается информация, которая, по мнению дизайнеров, будет вам полезна. В будущем на упаковках продуктов питания появятся цифровые метки, и холодильник будет знать, что находится у него внутри, что вы туда положили или оттуда достали. Он также будет в курсе срока годности продуктов, вашего веса и диеты. И будет постоянно давать советы.

Машины станут более общительными, они смогут разговаривать не только с владельцами, но и друг с другом. Одна фирма, занимающаяся видеопрокатом, уже анализирует фильмы, которые вы смотрите, сравнивает вашу оценку с оценкой ваших друзей и высылает вам по электронной почте список рекомендуемых фильмов, которые вы ещё не видели. Возможно, когда-нибудь холодильник начнёт давать вам советы, сравнивая своё содержимое с содержимым холодильников ваших соседей. Аудио- и видеосистемы будут анализировать музыкальные предпочтения, а телевизор — брать на заметку передачи, которые смотрят ваши соседи. И однажды он сообщит: «Ваши друзья сейчас смотрят „Двенадцать обезьян“. Я тоже включил этот фильм, и, хотя он уже идёт, вы можете посмотреть его с начала».

 

 

«У нас не хватает тарелок
для гостей, я позволил себе допечатать несколько штук»

 

 

Одновременно с повышением уровня интеллекта наших машин, расширением их возможностей, в том числе коммуникационных, происходит настоящая революция в сфере разработки новых материалов. Вам нужен лёгкий, необычайно прочный и долговечный прибор, который можно вживить в человеческое тело без ущерба для организма? Пожалуйста, скоро будет. Нужны экологически чистые материалы, легко поддающиеся переработке или разлагающиеся без остатка в биологической среде? Нет проблем. Хотите гибкости? Хотите, чтобы ткань могла показывать картинки? И это возможно. Новые методы демонстрации и взаимодействия с живописными и музыкальными произведениями, изображениями и звуками столь разнообразны, что их трудно перечислить. Сенсорные системы позволяют улавливать движение, идентифицировать людей и предметы. Новые дисплеи дают возможность проецировать тексты и изображения практически на любую поверхность. Какие-то изделия из новых материалов микроскопически малы (нанотехнологии), какие-то огромны (мосты, корабли). Материалы могут быть биологическими, металлическими, керамическими, пластмассовыми, органическими. Меняется сам смысл понятия «материал».

С помощью новых материалов можно изготавливать различные предметы не выходя из дому. Сегодняшние факсы и принтеры воспроизводят на бумаге двухмерные тексты и изображения. Однако уже в недалёком будущем они научатся делать трёхмерные копии. Ваш ребёнок слепил из глины красивую фигурку, которую вы хотите показать его бабушке и дедушке? Поместите её в трёхмерный факс — и она будет воссоздана у них дома. Сломалась петля на дверце кухонного шкафа? Закажите новую — вам вышлют её по факсу. Вы сможете и сами создавать вещи: нарисуйте их на экране вашего компьютера — и они преобразуются в реальные предметы.

Сегодня устройства для трёхмерной печати есть лишь в лабораториях корпораций и университетов, но их стоимость снижается, а качество повышается, и уже нетрудно представить, что в будущем трёхмерный принтер появится в каждом доме. Отметим, что эти технологии не требуют реального объекта для копирования — достаточно рисунка, если он точно передаёт форму и размер предмета. Скоро с помощью графической программы можно будет сделать такой рисунок на домашнем компьютере, а затем нажать на кнопку — и принтер выдаст вам настоящий, материальный предмет. Вы сможете изготовить всё, что смогли нарисовать. И в один прекрасный день дом скажет вам: «У нас не хватает тарелок для гостей, я позволил себе допечатать несколько штук. Не волнуйтесь, они ничем не отличаются от прежних».

 

Технологии меняются, а люди?

В научных кругах азбучной истиной считается следующий тезис: технологии меняются, а человек — нет. Биологический вид под названием homo sapiens меняется крайне медленно, в процессе естественной эволюции. Более того, даже поведение отдельного человека меняется медленно, и этот природный консерватизм несколько амортизирует воздействие технического прогресса. Если в науке и технике изменения происходят очень быстро, каждый год или даже каждый месяц, то поведенческие и культурные стереотипы людей меняются десятилетиями, а биологические изменения занимают тысячи лет.

А если изменения в технологической сфере влияют не только на материальные объекты, но и на нас самих? Что происходит, когда мы имплантируем бионические устройства или занимаемся генетической модификацией? Мы уже пользуемся очками и контактными линзами, слуховыми аппаратами, а вскоре в нашу жизнь войдут приборы, возвращающие зрение слепым. С помощью хирургической операции человек может обрести даже более острое зрение, чем это предусмотрено биологической нормой. Импланты и биотехнические устройства, помогающие обычным людям в обычной жизни, из научно-фантастических мечтаний превращаются в реальность. Лекарственные препараты и хирургические вмешательства помогают спортсменам повысить свои физические способности. Наверно, недалёк тот день, когда мы сможем усовершенствовать и наш мозг.

Но человеческий мозг меняется даже без генной инженерии, волшебной биомедицины и хирургии — просто в результате получаемого опыта. Известно, к примеру, что мозг лондонских таксистов, известных отличным знанием города, отличается от мозга обычных людей увеличенным гиппокампом, который развивается за счёт многолетней тренировки памяти. Впрочем, лондонскими таксистами дело не ограничивается.

У многих специалистов наблюдается увеличение областей головного мозга, которые отвечают за сферу их деятельности. Опыт действительно меняет наш мозг. Факты говорят о том, что продолжительный контакт с технологиями, например многочасовые упражнения на музыкальном инструменте или набор кнопок на клавиатуре мобильного телефона и иных портативных устройствах, способен воздействовать на мозг.

 

 

 Возникнут конфликты между теми, кто подвергся изменениям,
и теми, кто им сопротивляется

 

 

Может быть, у детей, растущих в век новых технологий, мозг меняется? Мне много лет задавали этот вопрос, и много лет я отвечал: мозг развивается под действием законов биологии, наш опыт никак не влияет на эволюцию. Что ж, я был прав в том смысле, что биологически он не меняется, при рождении мозг современного человека почти не отличается от мозга людей, родившихся тысячи лет назад. Но в то же время я ошибался. Опыт, особенно продолжительный, с ранних лет всё же меняет мозг.

Физические упражнения укрепляют мышцы, умственная деятельность совершенствует функционирование определённых отделов мозга. Изменения мозга, связанные с учёбой и практикой, не наследуются, как не передаётся от родителей к детям увеличенная мышечная масса. Тем не менее, поскольку дети всё раньше вступают в контакт с техникой, это не может не отразиться на их реакции, мышлении и поведении. Уже в раннем возрасте их мозг будет меняться, чтобы усвоить эти новые навыки.

Но это далеко не все возможные изменения. Биотехнологии, порой в сочетании с имплантируемыми устройствами, улучшающими восприятие, память и даже увеличивающими физическую силу, медленно, но неизбежно входят в нашу жизнь. Будущие поколения, возможно, не удовлетворятся чистой биологией. Возникнут конфликты между теми, кто подвергся изменениям, и теми, кто им сопротивляется. Научная фантастика превратится в научный факт.

По мере нашего продвижения вперёд возникает необходимость определить воздействие всех этих перемен на человека и общество. И здесь на первый план выступают дизайнеры, поскольку именно они воплощают идеи в жизнь. И сегодня они как никогда должны понимать социальные последствия своих действий.

 

Как нам соответствовать
нашим технологиям

Наука находит,
промышленность внедряет,
человек приспосабливается.

Девиз Всемирной выставки
в Чикаго в 1933 году

Человек предлагает,
наука изучает,
техника приспосабливается.

Антропоцентричный девиз XXI века

В книге «Вещи, делающие нас умнее» я говорю о том, что вопреки девизу Всемирной выставки 1933 года не мы должны приспосабливаться к технологиям, а технологии к нам. Но эту книгу я написал в 1993 году, и с тех пор моё мнение изменилось. Конечно, я бы предпочёл, чтобы машины адаптировались к людям. Но в конечном счёте оказывается, что для этого их возможности слишком ограниченны. Мы, люди, более гибкие и легче приспосабливаемся. Они косные и, в отличие от нас, не способны меняться. Мы либо принимаем технику такой, как она есть, либо обходимся без неё.

Однако тезис о том, что люди должны приспосабливаться к машинам, таит определённую опасность. Некоторые дизайнеры и инженеры могут вырвать эту рекомендацию из контекста и решить, что она развязывает им руки, позволяя делать что угодно и как угодно и руководствоваться исключительно соображениями эффективности продукта, его простоты в разработке и производстве. Но моё утверждение не индульгенция для плохого дизайна. К нему приспосабливаться мы уж точно не должны.

 

 

машины останутся машинами. Они по-прежнему будут ригидными, косными и требовательными

 

 

Нам нужен самый совершенный дизайн, ориентированный на человека, его интересы и его деятельность, дизайн, который соответствует правилам, изложенным в этой книге. Однако и в идеальном варианте, когда лучшие дизайнеры делают свою работу наилучшим образом, машины останутся машинами. Они по-прежнему будут ригидными, косными и требовательными. Ведь возможности их сенсоров небеспредельны, а способности отличаются от наших. Кроме того, нельзя забывать о главной проблеме — отсутствии общей основы.

Кто бы мог подумать, что нам придётся объясняться с машинами? Увы, это так, нравится нам это или нет. Мы должны объяснить автомобилю, что хотим повернуть налево. Придёт день, когда нужно будет сказать пылесосу: в гостиной уберись, пожалуйста, позже. Возможно, нам придётся сообщать кухне, что мы проголодались и хотели бы пообедать прямо сейчас, а аудиоплееру — что собираемся на пробежку, так что пусть подберёт соответствующую музыку.

Хорошо, если машины знают о наших намерениях, а мы о том, что намерены делать они. Но поскольку интеллект машин крайне ограничен, эта задача ложится на нас. В конечном счёте такая адаптация пойдёт на пользу всем — как пандусы в домах и офисах, которые полезны не только инвалидам.

Необходимо помнить, что адаптация к технологиям — явление отнюдь не новое. Любые, даже самые древние приспособления меняли наше поведение. В XIX веке мы мостили дороги для телег и экипажей, в XX веке, когда на смену газу пришло электричество, мы делали в домах проводку и прокладывали трубы, потому что туалеты и ванные стали располагаться внутри, а потом проводили кабели для телефонной связи, телевизора и интернета. И в XXI веке нам тоже придётся приспосабливать дома к нашей новой технике.

 

 

«Перевод денег отклонён,
у вас уже достаточно обуви», — скажет это полезное устройство

 

 

Кстати, в 2000-е многие страны столкнулись с проблемой старения населения. И скоро люди обнаружат, что им надо переделывать свои дома для удобства престарелых родственников, да и своего собственного тоже. Возможно, придётся строить лифты, пандусы, заменять круглые дверные ручки и краны рычажными, увеличивать дверные проёмы под инвалидную коляску. Придётся переставлять выключатели и розетки, чтобы облегчить к ним доступ, а ещё менять высоту раковин, рабочих и обеденных столов. Как это ни парадоксально, именно такие изменения облегчат жизнь технике, которую мы купим, чтобы облегчить жизнь старикам. Почему? Да потому что машины, как и пожилые люди, не очень подвижны, не слишком ловки и неважно видят.

Наступит ли день, когда мы столкнёмся с конфликтом искусственных интеллектов: холодильник предложит вам поесть, а весы заявят, что этого делать не следует? Магазин будет соблазнять вас новыми покупками, а «личный советник», встроенный в мобильный телефон, откажется тратить деньги? Даже ваш телевизор и мобильный телефон могут объединиться против вас. Но мы не утратим возможности сопротивляться. Допустим, ваш будущий «персональный помощник», живущий в том же телевизоре или телефоне, увидев, что вам пытаются продать ещё одну пару ботинок, попытается вас остановить. «Перевод денег отклонён, у вас уже достаточно обуви», — скажет это полезное устройство. Но другое, не менее полезное, возразит: «Вам нужны новые ботинки для официального банкета на будущей неделе».