В гардеробе библиотеки Маяковского в восемь вечера непривычно оживлённо: парни в клетчатых рубашках говорят о геях, женщина лет 50 рассказывает о районе Ульяновка, который с недавних пор курирует депутат Виталий Валентинович Милонов. Собственно, все пришли послушать именно его. Встречу с одиозным вдохновителем антигей-закона организовали в рамках проекта «Открытая библиотека», где видные городские и культурные деятели отвечают на вопросы горожан. Прийти может любой, задать вопрос — тоже. И, судя по количеству человек в зале, стульев сегодня на всех не хватит: вопросов к Милонову у населения достаточно.

В одном углу — бюст Маяковского, в другом — сам депутат. Виталий Милонов с благоговейной улыбкой слушает выступление петербургской группы «Гопота», авторов интернет-хита «Милонов». Парни поют нежными голосами на советский манер про мракобесие, геев и местного героя, припевая: «Мило-о-о-оно-о-о-ов борется с геями!» Провокация не сработала: встреча начинается благостно. Милонов сразу предупреждает, что про гомосексуалистов он говорить не хочет и с гораздо большим удовольствием обсудит реактор и советский лунный трактор. Однако начало получается многообещающее: «Хорошо, что вечер проходит не в каком-то содомском месте вроде клуба». По залу прокатывается первая волна смешков, складывается ощущение, что многие пришли сюда как раз за порцией отменного стендапа. 

Руководитель проекта «Открытая библиотека» предлагает посмотреть видеообращение писателя Стивена Фрая, который всего несколько часов назад встречался с Милоновым ради интервью для будущего документального фильма о геях всего мира. Депутат соглашается, не забыв упомянуть: «Надеюсь, он не будет выступать голым». На экране широко улыбающий Фрай вещает, что надо быть добрыми, терпимыми, помнить об истории своей страны, и подмечает: «Депутат ваш вроде образованный, но всё-таки дурак». Милонов напряжённо смотрит запись. «Комментировать речь этого актёра не по-русски. Он сюда не ради России приехал, а ради денег! У него контракт с BBC». Разоблачения, конечно, не получилось: то, что документалка Out There снимается по заказу британcкого телевидения, никто и не скрывал.

 

 

 Разоблачения не получилось:
то, что документалка снимается
по заказу британцев,
никто не скрывал

 

 

«Да один день жизни библиотеки гораздо интереснее, чем приезд десяти Стивенов Фраев! Я по крайней мере изучал древнеанглийскую литературу, а он и современную русскую не читал!» Аргумент явно исчерпывающий: публика снова в комедийной ажитации. Сбоку кто-то ёмко замечает: «Интересно, а Милонов в курсе, что Фрай, ко всему прочему, ещё и известный писатель?» Но депутату явно достаточно того, что Фрай гей. Об этом он напоминает публике с завидной регулярностью. 

К противной для себя теме гомосексуализма Милонов тоже постоянно возвращается, козыряя всё новыми определениями: мракобесы, содомиты, секта и даже покемоны. Пришедшие и хотели бы послушать про что-то, кроме геев и православия, но не получается. Чудотворным образом ответы на любые вопросы сводятся к православным канонам. Даже когда речь заходит о Фарфоровском кладбище, которое вот-вот должны снести: Милонов, в чьём районе находится проблемная зона, заверил, что сделал всё что смог, остаётся молиться.

«Хочется какого-то фреша»: Как Виталий Милонов встретился с горожанами. Изображение № 2.

Первый вопрос задают организаторы из «Открытой библиотеки»: «Что же такое пропаганда гомосексуализма и где её можно встретить?» Не думая ни секунды, Милонов сразу указывает на очаг разврата — телепередачу «вонючего» канала MTV «Каникулы в Мексике». «Если есть какой-то вирус, я его искореняю — клептоманов, которые тырят вещи в „Галерее“, или гомосексуализм». Публика силится нащупать логическую связь, но не выходит, а депутат продолжает приводить новые примеры пропаганды. Поминает секс-просвещение, которое можно считать «коварным планом коммерческих организаций». По данным депутата, аж 85 % населения категорически против сексуального образования в школах. Ссылка на исследование, конечно, отсутствует.

Дама лет 60 в строгом синем костюме не выдерживает накала аргументов и восклицает: «Мы что, в театре?» По количеству иносказаний встреча и правда не отстаёт от пьес Шекспира, но аналогии у Виталия Милонова слишком авторские. Пропаганду гомосексуализма спикер приравнивает к убийству, концлагерям или хождению без трусов по Невскому. И вот раздаётся вопрос: «Не указывают ли гомофобские настроения сторонников Милонова на их латентную гомосексуальность?» Тут надо отметить, что депутата об этом часто спрашивают, так что ответ стандартный: «Если ты не ешь борщ, это ещё не значит, что ты борщ».

После мхатовской паузы Виталий Валентинович задаётся вопросом: «Вот почему эта ЛГБТ-тусовка вся такая шумная, с трещотками? Так это же всё чтобы заглушить крик души бессмертной, которая не хочет умирать. Они себя транквилизаторами и гормонами духовными закармливают, чтобы всё человеческое из себя вытравить, все эти пляски Валькирии». Зал уже на грани исступления, на всякий случай люди начинают гуглить, что такое неведомые «духовные гормоны». Моя соседка лет 60 не выдерживает: «В скором времени состоится выставка Марата Гельмана...» — но Милонов перебивает: «Ну, это мы ещё посмотрим!»

«По какому праву вы запрещаете мне, солидной православной женщине, смотреть на то, что я хочу?» — в зале раздаются крики «Браво!» и аплодисменты. Виталий Валентинович тем не менее не растерялся, посоветовал женщине сделать шапочку из фольги и съездить на Валаам исповедаться. «Хам!» — доносится из зала. Но Милонов невозмутим. Слово передают представителям центра «Ткачи», организаторам той самой конфликтной выставки Гельмана. 

«А вы из пространства „Ткачи“ или от хозяев пространства? И скажите, кто хозяин?!» — негодует Милонов, даже не выслушав вопрос. В ответ представитель кластера интересуется, собирается ли депутат отвечать за материальные издержки в случае отмены выставки. Но праведный депутатский гнев уже не остановить: «Нет, вы мне ответьте! Поэтому я и спрашиваю, кто вы — представители хозяев „Ткачей“ или хозяева хозяев „Ткачей“? Вы знаете, что это комбинация, а Гельман в ней — всего лишь пешка. Какое он имеет право выставляться в пост? Вы не пытайтесь нагнуть Россию, Россия ненагибаема!» Диалога так и не складывается, ответы бессмысленны — Виталий Валентинович желает владельцам пространства поругания их религиозных чувств и таинственно добавляет: «Православных оскорбить нельзя, Бог непоругаем». 

 

 

 Виталий Валентинович желает владельцам пространства поругания их религиозных чувств
и таинственно добавляет: «Православных оскорбрить нельзя, Бог непоругаем»

 

 

Коль скоро встреча проходит в библиотеке, одна из зрительниц вспоминает про платоническую любовь, Древнюю Грецию и античную литературу, которой был не чужд культ тела и однополые отношения. И вот это, конечно, зря вспомнили, потому что логические цепочки депутата снова стали едва уловимыми. «А нужно ли изымать из школьного курса рассказы о концлагерях? Ведь античная история повествует о том, как Римская империя разложилась изнутри, что гниль морального разложения уничтожила великую империю». Заканчивается тирада пикантным сравнением: гомосексуализм и представление о плоскости Земли — что-то из одной оперы.

Вечер исторических разоблачений и альтернативных теорий на этом не заканчивается. Задают вопрос про Чайковского и Оскара Уайльда. Милонову и здесь есть что возразить: ни того ни другого гомосексуалистом он не считает, допуская, что у великого композитора были «проблемы с внутренней самореализацией», а все люди имеют право на ошибку и несовершенство. Только надо заметить, что такое право предоставляется только нормальным людям — православным и гуманистам, а не всяким там покемонам. 

Один из работников библиотеки представляет Милонову простые выкладки: с тех пор, как был принят закон о запрете пропаганды гомосексуализма, количество запросов по данной теме в одной из российских поисковых систем увеличилось в разы. «Гомосексуализм, гомосексуализм видео, гомосексуализм фото — в 3 раза», — говорит молодой человек. «Хочется какого-то фреша, — отвечает Милонов, похоже он и сам наконец устал говорить на любимую тему. — Видите в чём дело. Вы возьмите другой запрос, предположим педофилия. Запрос, связанный с нелегальной миграцией. Эти темы с определённого времени тоже заметно увеличились. Если вирус существует в организме, у него есть инкубационный период. Моя функция — выявить этот вирус. А то появится у нас закон о гендерном равенстве, секс-просвет и ещё одна фабрика смерти „Ювента“».

Встреча заканчивается, некоторые покидают зал хватаясь за голову: количество конспиративных теорий, бессмысленных ответов и минимум конкретики сделали своё дело. Уже в гардеробе кто-то печально подмечает: «Но кое-что от чиновника он всё-таки сказал: „Даже если вы думаете, что мы плохие, вы тем самым нас закаляете, мы становимся ещё крепче и крепче“».

 

Фотографии: Vk.com/open_lib