В последнее время в Москве обсуждают строительство быстровозводимых храмов в шаговой доступности: верующих много и церквей не хватает. Храмы строят действительно быстро, вот только будут выглядеть они, все двести, очень однообразно и скучно. В Польше тоже был момент массового строительства новых храмов. Но сама архитектура польских и русских храмов сильно разнится. Хотя у Польской католической и Русской православной церкви в последнее время похожие цели — они даже сотрудничают в некоторых областях: борьба с «либеральной угрозой», против геев и тому подобное, — архитектура храмов и подход к их строительству очень разные. Эти различия объясняются несовпадением религий, социальных и политических условий и истории.

Массовый приход: Куба Снопек о типовых храмах в Москве и польском опыте. Изображение № 1.

Для меня история современной польской религиозной архитектуры начинается с 1960-х. Несмотря на то, что существует несколько примеров интересных церквей, построенных раньше, основная волна строительства модернистских и постмодернистских храмов началась именно после 1960-х. Так получилось из-за совпадения нескольких факторов.

Во-первых, это решения, принятые во время Второго Ватиканского собора. В течение 1962−1965 годов кардиналы встречались в Ватикане и дискутировали о том, как наладить взаимоотношения между Римско-католической церковью и меняющимся современным миром. Одним из принятых решений стало введение политики «аджорнаменто» — приведения в соответствие с требованиями современности, модернизации. Для религиозной архитектуры это означало отмену всех существовавших ранее правил и канонов. Иными словами, после 1965 года архитектор получал полную свободу в оформлении церкви, ему не приходилось подчиняться никаким установленным правилам.

Во-вторых, Польская католическая церковь в то время находилась в постоянном конфликте с коммунистическим строем. Конфликт возник приблизительно в 1966 году, когда в стране отмечали два праздника в одном — 1 000 лет польскому государству и 1 000 лет польской церкви. Последняя хотела в честь праздника строить церкви, а государство не хотело этого допускать. В итоге в конце 60-х в Кракове была нелегально построена гигантская церковь Arka Pana (Ковчег завета), что вызвало ужас у правительства — вариант снести не рассматривался, поэтому компартия решила закрыть на это глаза и сделать вид, что ничего не произошло. Тактика притворяться, что церкви не строятся и проблемы не существует, привела к строительству всё новых и новых церквей. С 1960-х и вплоть до демократических изменений в 1989-м было построено около трёх тысяч странных храмов, что для небольшой Польши цифра огромная.

 

  

Величайший пример синтеза находится внутри — в молельне лежит камень с Луны, полученный от экипажа «Аполлона-11»

  

 

В ситуации полного отсутствия контроля со стороны правительства и полной свободы, предоставленной Ватиканом, архитектурой храма занимались в равной степени два человека — инвестор, то есть священнослужитель и паства, и собственно архитектор. На архитекторов того времени огромное влияние оказывал героический модернизм, который процветал по всему миру: это было время строительства новых городов, таких как Бразилиа и Чандигарх, обширной жилищной программы Хрущёва, монументальных общественных зданий из Западной Европы. Таким образом, архитекторы пытались создать авангардистские, современные, монументальные объекты. Священнослужитель, напротив, мыслил консервативно — в большинстве случаев он внедрял в оформление некие архетипические элементы, использовал традиционные материалы и формы. Поэтому все церкви радикально отличались друг от друга, а их архитектура была результатом дискуссии этих двух сторон.

В зависимости от характера и силы аргументов одной из них церковь приобретала или модернистские, или более традиционные очертания. И тем не менее в каждом отдельном случае её архитектура была абсолютно уникальной — так получилось, что в стране с едиными архитектурными стандартами (как и в СССР) церковь была единственным объектом, строительство которого подразумевало полную творческую свободу.

Вот несколько примеров этого великого разнообразия и компромиссов. Вышеупомянутая церковь Arka Pana — это фантастический пример прогрессивной архитектуры, дополненной тем не менее некоторыми традиционными символическими элементами. Вся церковь вдохновлена галереей Ле Корбюзье в Роншампе, но у всех элементов есть своё символическое значение. Крыша напоминает Ноев ковчег. У церкви семь входов, символизирующих семь святых причастий. Семь ступеней, ведущих к алтарю, символизируют семь даров Святого Духа. Но величайший пример синтеза современного и традиционного находится внутри — в молельне лежит камень с Луны, полученный от экипажа «Аполлона-11».

Массовый приход: Куба Снопек о типовых храмах в Москве и польском опыте. Изображение № 4.

В то же время существует пример куда более приземлённых проблем из Западной Польши: один из архитекторов захотел спроектировать крест таким образом, чтобы он был неотъемлемой частью фасада. Всё здание должны были сконструировать вокруг этого огромного креста в стене. И хотя священнослужитель, в принципе, мог одобрить подобные вольности, это было неприемлемо. Крест, согласно его взглядам, всегда должен располагаться на самом верху храма.

 

  

Как и в случае с любым зданием, здесь есть шедевры,
а есть нелепое уродство

  

 

Несмотря на то, что сейчас в Польше нет ни компартии, ни архитектурного диктата, ситуация со строительством церквей мало изменилась — архитектура до сих пор остаётся крайне разнообразной. Как и в случае с любым зданием, здесь есть шедевры, а есть нелепое уродство. Из-за недостаточного временного интервала эту архитектуру невозможно оценить. И тем не менее это очень интересно как явление в силу своего бесконечного разнообразия, особенно в мире с уже созданными и продиктованными нам стандартами.

По-моему, польский опыт стоит сопоставить с «Программой-200» РПЦ и задаться вопросом: а как лучше? Да, творческая свобода в Польше позволила родиться на свет множеству уродливых зданий, но также она дала некоторым архитекторам возможность создать настоящие шедевры. Конвейерное клепание такой возможности точно не оставляет. Только представьте, как могли бы выглядеть православные церкви в Братееве или Гольянове — спальных районах с невероятно скучной типовой застройкой, — если бы занимались ими выдающиеся архитекторы, обладающие к тому же творческой свободой.

 Фотографии: arkapana.pl, Wikipedia, Woodlet/Flickr