Московская сеть клубов по интересам «Циферблат», где с посетителей берут плату только за проведённое время, открыла филиал в Лондоне — это уже десятое по счёту заведение и второй после Киева зарубежный филиал. The Village поговорил с создателем «Циферблата» Иваном Митиным об особенностях аудитории каждого филиала, принципах работы, трудностях и о том, чем отличаются лондонские пенсионеры от московских.

 

  

Комментарий: Иван Митин об открытии «Циферблата» в Лондоне. Изображение № 1.

Иван Митин

Создатель сети «Циферблат»

У нас есть определённый принцип, по которому мы открываем новые «Циферблаты». Он заключается в том, что мы ориентируемся на живых людей, которые участвуют в открытии точки. Уникальность каждого «Циферблата» зависит именно от них: как будет выглядеть пространство, какая у него будет аудитория.

У нас нет жёстких рамок и униформ для сотрудников, есть лишь общая эстетическая концепция, главное — чтобы человек, решивший с нами сотрудничать, был близок нам по духу. В остальном наши партнёры вольны проявлять себя так, как хотят. В результате получается, что каждый «Циферблат» — олицетворение той личности, которая его открыла. Также многое зависит от помещения и от того, как люди чувствуют себя в нём. Одно дело, когда есть одна большая шумная комната, где все друг друга видят, а совсем другое — огромная двухэтажная квартира с множеством комнат, в каждой из которых сидит своя компания.

Что приятно, так это разнообразие гостей: все они очень разные. Во всех «Циферблатах» бывают и студенты, и клерки, и школьники. Нам это очень нравится. Нельзя сказать, что в Москве одни студенты, в Киеве — пенсионеры, а в Нижнем Новгороде — любители спорта. Уклон в творческую сторону, open-minded, конечно, всегда есть. По лично моим впечатлениям, в Киеве к нам больше ходят фрилансеры и молодые предприниматели. В Москве, на «Пушкинскую», чаще приходят студенты, выпускники гуманитарных факультетов и те, кто в народе называется хипстерами, — это результат того, что курирует этот «Циферблат» девушка-искусствовед.

Что касается Лондона, то тут публика постарше, поспокойнее. Позавчера к нам впервые пришли школьницы, до этого они вообще не появлялись. С утра приходит много людей с компьютерами, все сидят, работают, а ближе к вечеру подтягиваются компании. В целом средний возраст выше, чем в Москве. Приходят и пожилые люди. При этом они не выглядят здесь вне контекста. В Лондоне же совершенно другие пенсионеры, про них нельзя сказать, что они «выросли в совке» — такое только у нас. Здесь же может прийти 60-летний дедушка, который в молодости визжал на концерте Beatles, и скучный консервативный 20-летний клерк. Насколько прибыльным станет «Циферблат» в Лондоне, пока рано говорить. Из-за праздников мы до сих пор работаем по принципу free donations.

Проблем с открытием, как правило, не бывает. Было, конечно, пару неприятных случаев, но тогда мы просто закрывали место. Например, в московском «Циферблате» на Рождественке были проблемы с соседями: им не нравились наши гости, и они выкидывали пакеты с водой на них с пятого этажа. А с помещением на Солянке тоже были проблемы с арендой, поэтому «Циферблат» переехал. Из тех, что сейчас живы и здравствуют, самым проблемным является «Циферблат» в Нижнем Новгороде. Мы первоначально сняли помещение у каких-то мутных арендодателей, которые по идее не могли его сдавать, но потом мы переехали в другое место. Любой переезд не проходит безболезненно: новое помещение — это всегда новый «Циферблат». Уж слишком всё завязано на месте. Даже если перевести тех же людей в другое помещение. Для меня до сих пор остаётся загадкой, за что каждый гость любит «Циферблат». Мне кажется, если убрать даже вазочку с цветами, то можно потерять одного посетителя. Каждый привязывается к месту по своей причине. Это слишком тонкая психологическая вещь, поэтому лучше просто делать классный «Циферблат», а там уже каждый полюбит его за то, что хочет.