Несмотря на обострение ситуации, законы, существенно ограничивающие гражданские свободы, были подписаны президентом. Всё чаще обсуждается возможность введения чрезвычайного положения в Украине. Тем временем радикально настроенные активисты не сдают позиций — столкновения с «Беркутом» продолжаются. The Village поговорил с участниками, сторонниками и противниками «Евромайдана» о том, когда и чем может завершиться это противостояние.

 

  

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 1.

МАКСИМ ЯКОВЕР

основатель креативного пространства «Часопыс»

Основную свою задачу Майдан уже выполнил. 10-15 % населения, которые занимались бизнесом и творческой деятельностью, начали думать, что нужно сделать, чтобы у власти были те люди, которые будут заниматься развитием страны. Майдан обозначил определённую политическую нишу, нишу думающих людей.

Считаю, что само по себе хождение на Майдан ничего не даёт, для эффективности нужно правильное распределение обязанностей. Условно, борьба должна вестись по нескольким направлениям: кто-то должен генерировать смыслы, кто-то — заниматься штабом.

Ответ на вопрос, что должно случиться, чтобы люди разошлись с чувством выполненного долга, меняется каждые полчаса. 29 ноября властям было достаточно объяснить, почему они не подписали Соглашение об ассоциации с ЕС, показать аналитику и рассказать о дальнейших планах. 1 декабря нужно было наказать тех, кто виноват в разгоне студентов. Сейчас оппозиционные политики завысили планку и поставили требования, которые, на мой взгляд, невозможно выполнить: перевыборы, смена правительства.

Меня волнует то, что люди в разных частях Украины не слышат друг друга. Я считаю, что на данном этапе необходимо нарисовать картинку будущего для востока, юга, запада страны, определить общую стратегию. Её отсутствие позволяет политиком манипулировать общественным сознанием.

На данный момент нет такого сценария развития в интересах народа. Активно думающие люди с правильными ценностями всё ещё не создали влиятельного движения, которое бы реализовывало политику, которая выгодна населению, а не политикам. В этой игре потерялись наши с вами интересы. Но знаю, что процесс сдвинулся с мертвой точки и над созданием таких политических проектов уже работают.

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 2.

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 7.

Олег Нобр

директор по развитию студии «Цветочные феи»

Функция Майдана — это надежда. Политического значения у Майдана нет, так как нет единого лидера и задекларированных целей, к которым он стремится.

Разойтись люди могут либо в случае роспуска правительства, либо если будут заявлены намерения о вступлении в ЕС. Исходя из сегодняшней ситуации, я сторонник того, что Майдан выгоден власти. Как показали последние социологические исследования, рейтинг Януковича перед новым годом вырос в южных и восточных областях. И пока Майдан будет играть на руку действующим структурам, он будет продолжать существовать.

В активности протестов есть цикличность: когда, казалось бы, всё затихает, появляется новый повод выйти на улицы. Мне жаль, что восприятие ситуации в Восточной и Южной Украине очень отличается. Многие воспринимают Майдан как группу проплаченных придурков. Тем, кто стоит на Майдане, нужно понимать, что они в меньшинстве. Нужно осознавать, что небольшая группа людей претендует на достаточно серьёзные изменения в стране. Я хожу на Майдан, но стараюсь смотреть на вещи реалистично: мы одна страна и обязаны считаться с большинством.

Меня беспокоит то, что люди на Майдане не хотят замечать, что они в меньшинстве. Те, кто поддерживают протесты, считают людей, которые не разделяют их взгляды, глупее. И наоборот. Это снобизм, который ни к чему не приведёт. 

  

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 8.

Александр Акименко

основатель проекта «Платформа»

Майдан — это тыл для всех людей, которые борются за свои права. Пока стоит Майдан, есть прикрытие со спины. Для меня это скорее символ; люди собираются, чтобы вдохновить остальных на борьбу.

Я не сторонник силовых действий. Как по мне, захват зданий или прорывание куда-либо — это не метод решения таких серьёзных вопросов. Действенный метод — это формирование временного правительства. 

Чтобы люди разошлись с чувством выполненного долга, должен поменяться политический строй, должна быть восстановлена Конституция. Система должна быть репрезентована новыми лицами, достойными занять управленческие посты не из-за политического рейтинга, а благодаря опыту и компетенции.

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 9.

Я не берусь предсказывать события. Мне верится в победу мирного движения, хотя есть много радикалов и провокаторов. Не верю, что Майдан свернётся, как лагерь в поддержку Тимошенко. Там люди вышли за личность, и оппозиция заменила их на дежурных. На «Евромайдан» вышли из безысходности, людям нечего терять. Может смениться форма протеста, но не контекст.

Я занимаюсь образовательным проектом и вижу много отличных начинаний моих друзей и коллег. Меня волнует, что в парадигме, в которой существует власть, мы оказываемся лишними. Для креатива нужно вдохновение, а запреты и ущемления к нему не приводят. В концлагере пиар не нужен.

  

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 13.

Александр Ройтбурд

художник

Мирный Майдан стоит по инерции — он рассчитан на государство, в котором пытаются блюсти демократию. Такой Майдан — это отчаяние. Хорошо, но мало. Формат должен учитывать изменения, когда политический режим переходит в диктатуру. Я регулярно хожу на Майдан и буду продолжать, если будет куда идти.

Чтобы люди разошлись с чувством выполненного долга, режим должен быть демонтирован, а затем должны быть проведены идеальные демократические выборы.

Не могу делать никаких прогнозов о том, как дальше будут развиваться события. Пессимистический сценарий — это становление репрессивной страны с отсутствием гражданской свободы и будущего. Оптимистический — падение режима в ближайшие дни. Не хотелось бы, чтобы проливалась кровь и чтобы всё закончилось ничем.

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 14.

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 18.

МАША ДРАГИНА

поэт

После событий, которые произошли в воскресенье на Грушевского, мы не можем распустить Майдан. Риторика о том, что Майдан — это символ самоуважения, уже в прошлом. Баррикады стали настоящими.

Я хожу на Майдан с самого начала 21 ноября и продолжаю ходить. Он показал, каким может быть новое государство, в котором нужна люстрация, законные методы смены правительства, восстановление порядка. 

Думаю, после недавних событий люди уже не вернутся домой с чувством выполненного долга. Теперь никто не уснёт, народ будет готов мобилизироваться в любую минуту. Даже после смены власти люди не разойдутся просто так: они должны будут убедиться, что в правительстве те, кому можно доверять.

Пессимистичный сценарий дальнейшего развития событий уже, к сожалению, реализовывается. Чтобы его предотвратить, нужно стоять до конца. Я больше верю в оптимистичный: чувствую, что победа скоро, и это приятное волнение.

  

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 19.

Татьяна Монтян

адвокат, общественный активист

Майдан — это истерические люди, которые не понимают, что их собрание никаких проблем не решит. Им нужно было расходиться по домам максимум 3 декабря после провала голосования об отставке Азарова и начать готовиться к выборам 2015 года. А они устроили клоунаду и допрыгались до безумных законов. В связи с событиями последних дней допрыгаются окончательно. Людям нужно понимать, что страна такая из-за того, что и они тоже её такой сделали.

Единственное, что меня волнует, — это то, что огромное количество людей, которые считались адекватными, отказываются открыть глаза на реальность. Бороться с этим можно только просвещением.

  

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 20.

СлаВа Балбек

руководитель дизайнерской мастерской 2B.group

Для меня Майдан — это машина времени. Мы бы могли ещё долго ждать 2015 года, но мы хотим его здесь и сейчас. Функция Майдана — привести эту машину в действие.

Майдан — это антибиотик для украинского народа. Лично мне он даёт чувство гордости за свою страну, а это чувство заразительное и передаётся воздушно-капельным в публичных местах. Он нужен для того, чтобы проснуться. 

Я хожу на Майдан обычно ночью, а не днём. Хотелось бы чаще: всего я дежурил раза четыре-пять, не считая воскресных вече. Но всегда оставался, так скажем, в отряде быстрого реагирования, на случай чего.

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 21.

Думаю, что люди ещё долго не разойдутся. Ясно, что Майдан не превратится в формальный лагерь типа палаточного городка в поддержку Тимошенко: либо его разнесут в клочья, либо он разнесёт.

В связи с событиями на Грушевского 19 января мне трудно предположить, чем всё закончится. А учитывая спонтанные и необъяснимые действия нашего правительства, мне даже трудно представить. Выигрышный сценарий развязки «Евромайдана» — срочные перевыборы членов парламента и президента Украины, пессимистичный — любой другой вариант развития событий. 

В нынешней ситуации меня больше всего волнует, что украинская власть играет не по правилам. Точнее, пишет правила под себя, в буквальном смысле слова.

  

Что дальше: Предприниматели, журналисты, блогеры — о перспективах «Евромайдана». Изображение № 24.

Барабошко Александр

киевский видеоблогер (ник — Крус Крус)

Фактически функция Майдана сегодняшнего дня — это реакция на законы, принятые на прошлой неделе. Майдан — это снежный ком: оппозиция ставит всё новые требования власти, а власть, в свою очередь, повышает ставки.

Сейчас у людей накопилась масса неудовлетворения, которую они реализовывают в уличных противостояниях. О глобальных, долгосрочных процессах никто не думает. Что даст захват Верховной рады? Оцепление КГГА? Не больше, чем галерею красивых фотографий на передовицах известных мировых изданий.

Меня волнует, что общество находится на стадии информационной войны, общественным сознанием манипулируют. Неясно, как размышляют политтехнологи, и я боюсь, что они будут придумывать всё новые поводы разогреть толпу.

Ситуация может измениться только в том случае, если многие начнут мыслить критически. Лично я хожу на Майдан, чтобы всё видеть своими глазами, а не читать шлак в интернете. Хочу понимать, сколько там находится людей, какие у них настроения, делаю для себя выводы.

  

 

Фотографии: Владислав Содель / «Коммерсантъ», Иван Богдан / Facebook