Вчера в России стартовала правительственная программа «Глобальное образование»: государство пообещало оплатить учёбу в иностранном вузе, если выпускник потом три года отработает в России. Правда, похоже, правительство не понимает, что нуждается в талантливых студентах гораздо больше, чем они в нём.

Идея отправлять россиян на заграничную учёбу не нова: впервые так поступил ещё Борис Годунов четыреста лет назад, а Пётр Первый и вовсе поставил этот процесс на поток. Традицию возродил другой правитель-реформатор: в 2010 году президент Дмитрий Медведев предложил создать механизм, по которому государству было бы выгодно спонсировать обучение своих граждан в заграничных вузах. В отличие от многих других поручений президента, это было доведено до конца. Разработкой «Глобального образования» занялось Агентство стратегических инициатив (АСИ) — правительственная НКО, попечительский совет которой возглавляет Владимир Путин. На выполнение программы выделены 4,5 миллиарда рублей, вполне заметная для российского бюджета сумма.

Эти деньги предполагается потратить на обучение трёх тысяч человек с 2014 по 2016 год. Для участия в «Глобальном образовании» необходимо сначала поступить в зарубежный вуз и только потом подавать заявку на получение гранта. Важно понимать, что программа рассчитана на магистратуру и аспирантуру, то есть участвовать в ней могут только обладатели диплома бакалавра. Гуманитарии тоже могут не беспокоиться: сейчас стране нужны инженеры, технологи, медики и менеджеры, которых в АСИ деликатно называют «управленцы в социальной сфере». Среди приоритетных направлений программы упоминаются авиа-, судо- и автомобилестроение, атом, космос и даже нанотехнологии, мода на которые вроде бы уже прошла. Впрочем, окончательный список необходимых государству специальностей ещё не составлен.

 

  

Те, кто откажутся от работы, обязаны вернуть деньги в казну
и дополнительно заплатить штраф в 200 % от полученного гранта

  

 

Вузы тоже подойдут не абы какие — только самые лучшие, входящие в топ-300 трёх мировых образовательных рейтингов. Их перечень тоже ещё не готов — интересующимся предлагают ориентироваться на министерский список из 201 иностранного вуза, чьи дипломы автоматически признаются в России. Зато с деньгами полная ясность: участник программы может претендовать на 1,5 миллиона рублей в год. Эту сумму можно потратить на оплату учёбы, медицинскую страховку, языковые курсы, общежитие, книги, еду — разумеется, предоставляя подробную отчётность. Причём те, кто уже учится за границей, тоже могут присоединиться к программе и получить деньги.

Дальше пряники заканчиваются и начинаются обязательные условия. Конечно, не такие жёсткие, как в Казахстане, где студент должен оставить в залог государству квартиру. Но долг родине придётся вернуть с процентами: после окончания учёбы надо вернуться в Россию и три года работать по специальности (у казахов трудовая повинность длится пять лет). Те, кто откажутся от работы, обязаны вернуть деньги в казну и дополнительно заплатить штраф в 200 % от полученного гранта. «Вместо одного, оставшегося за границей, мы подготовим сразу троих», — объясняют в агентстве. АСИ обещает помочь с трудоустройством, утверждая, что работодателями станут российские госкомпании и высокотехнологичный бизнес. Их списка, как вы догадались, тоже пока нет.

Программа получилась откровенно сырой: непонятно, где и на кого можно учиться, перспективы трудоустройства тоже туманные. Не госпроект, а уравнение с тремя неизвестными. Очевидно, что к весне их найти не удастся, но это не значит, что следующий учебный год в лучших вузах мира начнётся без россиян. Тот, кто действительно хочет учиться, справится с этой задачей и без помощи родного правительства: ему поможет чужое.

«Во Франции и Германии много образовательных программ. Если человек не способен зацепиться за одну из них, то, вероятно, он слишком глуп для того, чтобы государство вкладывало деньги в его образование», — считает Анатолий Кострыгин, который оканчивает магистратуру в École Polytechnique, самом престижном инженерном вузе Франции. По его словам, Франция платит магистрам стипендию — около тысячи евро в месяц — и предоставляет социальные льготы. Прожить можно без особых проблем, хотя кутить не получится. Русских в École Polytechnique много, и, по словам Анатолия, возвращаться для работы в госкорпорации почти никто не собирается. «Мало кто готов на три года становиться рабом за копейки, даже в качестве платы за европейское образование, — говорит Анатолий. — Люди учились в научных вузах, потом получили прикладную специальность — для Франции у них очень крутое резюме. На выходе из университета им сразу предлагают контракт с зарплатой порядка 40−50 тысяч евро в год. Учитывая европейскую стабильность, выбор сделать легко». Впрочем, сам Анатолий говорит, что с удовольствием вернётся в Россию, если найдёт интересную ему задачу.

С этим условием могут возникнуть неожиданные проблемы, особенно у «социальных управленцев», которые привыкли к зарубежным стандартам. «Наши государственные компании — это сплошная коррупция и обман, я вряд ли согласилась бы на такое предложение», — откровенно говорит Дарья Черкашина из Сайменского университета в Финляндии. Она учится по специальности «международный бизнес» и считает, что интереснее и полезнее работать на частную компанию, владельцы которой рискуют своими деньгами, а не государственными.

 

  

вакансий в Москве
не будет принципиально, участникам программы придётся выбирать между Сибирью, Уралом
и Дальним Востоком

  

 

Выпускник факультета физики и нанотехнологий СПбГУ Михаил Евтихиев сейчас учится в магистратуре израильского Института Вейцмана. «Как и любой другой магистрант, я получаю стипендию порядка 1 500 долларов в месяц, — говорит он. — Без какого-либо обязательного трудоустройства и других подобных условий. У меня обычные обязательства студента: ходить на лекции и сдавать экзамены». В США, рассказывает Михаил, топ-университеты тоже платят физикам стипендию — около 2 тысяч долларов. Её надо отрабатывать, но на деле нагрузка не так велика: например, аспиранта могут попросить проверить тетради бакалавров. «Глобальное образование» молодого физика не заинтересовало: «Выглядит несерьёзно, особенно по сравнению с условиями, на которых дают стипендии зарубежные вузы».

Конечно, надо понимать, что добиться заграничной стипендии может не каждый студент. В АСИ не скрывают, что программа нацелена прежде всего на жителей российских регионов — организаторы собираются даже вводить квоты, если москвичей и питерцев будет слишком много. Другой искусственный барьер — вакансий в Москве не будет принципиально, участникам программы придётся выбирать между Сибирью, Уралом и Дальним Востоком. Так что «Глобальное образование» найдёт свою аудиторию, пусть и не в этом году.

Вот только государственные задачи программы всё равно не будут выполнены. В АСИ и Минобрнауки ожидают, что выпускники «Глобального образования» станут «агентами перемен»: обучат коллег зарубежным технологиям, будут работать без взяток и в итоге чуть ли не запустят модернизацию. Но такие задачи не под силу даже трём тысячам прогрессоров из лучших западных вузов. Чтобы изменения стали необратимыми, Россия должна ежегодно отправлять учиться за рубеж десятки тысяч студентов, как делает Китай уже больше тридцати лет. Их возвращения на родину надо добиваться не штрафами, а с помощью высокой зарплаты и удобной ипотеки — я даже не говорю о реальных политических переменах. Без этого не окно в Европу получится, а так, форточка.