— Будьте добры, перекись водорода, вату, бинт, антисептик… И, девушка, девушка! Йод!

Харьков, утро субботы, 22 февраля. Город подёрнут туманной дымкой, некоторые птицы уже поют. Менеджер проектов крупной ИТ-компании Анна собирается на оппозиционный митинг и скупает в аптеке всё необходимое.

Накануне губернатор Харьковской области Михаил Добкин опубликовал в своём Twitter призыв ко всем неравнодушным чиновникам юго-востока Украины собраться в Харькове. Общественная организация «Украинский фронт», созданная по инициативе Добкина и мэра Харькова Геннадия Кернеса, собирается ни много ни мало взять ситуацию в стране в свои руки. По слухам, в Харьков прилетел и укрывается в местном гольф-клубе бывший премьер Николай Азаров. Также на съезде ждут президента Виктора Януковича, которому больше некуда отступать. Для изображения массовой поддержки народа в субботу на площадь перед дворцом спорта «Юбилейный» массово зовут бюджетников — разумеется, под угрозой увольнения отовсюду в случае неявки. От известного своими сепаратистскими высказываниями Михаила Добкина ожидают чего угодно, в том числе решения о федерализации Украины.

Вечером 21 февраля в сообществе харьковского Майдана появляется призыв прийти на альтернативный митинг за единую Украину. Вскоре встречу закрывают. Распространяется слух, что во время демонстрации власти готовят массовые провокации с применением огнестрельного оружия. Один из предполагаемых вариантов развития событий: под видом самообороны Майдана на мирных бюджетников нападут титушки и утопят площадь в крови. Дескать, чем больше человеческих жертв, тем больше аргументов за федерализацию. В группе «Евромайдан» появляется сообщение: «Рассчитайте свои силы. Участие в этом митинге — личный выбор каждого». Тем не менее утром 22-го всех снова зовут на харьковский Майдан.

После кровавого четверга в Киеве, когда на Майдане погибли десятки людей, обычно апатичный Харьков снова стал эмоциональным. Главной эмоцией тут оказался страх. Вечером 20 февраля в Верховной раде проголосовали за постановление об осуждении применения насилия, Янукович пытался вылететь хоть куда-нибудь, а в Харькове тем временем выстроились бесконечные очереди к банкоматам и кассам супермаркетов. В ночь на 21-е денег ни в одном банкомате уже не было, а полки магазинов опустели. На улицах заговорили о гражданской войне, вторжении бандеровцев. Тем временем Добкин по телевизору сообщал, что «харьковчане никогда ничего не боялись». Это оказалось правдой — все в одночасье перестали бояться.

Этот день побега: Гражданское противостояние в Харькове. Изображение № 1.

Итак, утро субботы. Одна из групп активистов харьковского Майдана собралась возле культовой чебуречной у метро «Маршала Жукова». У девушек-активистов по две гвоздики, «на смерть Партии регионов», которую массово покидают её члены. Девушки шутят, что собираются раздавать бюджетникам конфеты, как на похоронах. Поддерживают боевой дух, как могут, ждут своих. Пока не известно, сколько придёт людей. Каждый решает, идти или нет, на свой страх и риск.

— Не ********** [не надоедайте]! — просит новоприбывший активист Александр, — Меня и так Катя уже ******* [настойчиво попросила не идти]. — Жена Александра не хотела пускать мужа под пули. В том, что они будут, оппозиционеры практически не сомневались.

Выход со стороны чебуречной занят в основном представителями «Украинского фронта». Активистов тут почти нет. Безошибочно определив в толпе чужих, к девушкам подходит миловидная пенсионерка и громко объявляет:

— *** вам, а не отставка Януковича!

Активисты уходят к своим.

 

  

Несколько часов шахтёры покорно митингуют перед пустотой

  

 

У противоположного выхода из метро, через проспект, собираются фанаты харьковского «Металлиста». О своей готовности быть они сообщили ещё в ночь на 22 февраля. Присутствие ультрас вдохновляет многих «неопределившихся» оппозиционеров. Фанаты уже зарекомендовали себя с лучшей стороны, когда защищали харьковский Евромайдан во время шествия по проспекту Ленина, во время блокировки академии ВВ и во многих других переделках. В Харькове ультрас стали настоящей движущей силой революции.

К 11 утра, за час до начала митинга «Украинского фронта», у гостиницы «Турист» собрались около тысячи представителей оппозиции. Много украинских флагов, традиционные пароль и отзыв «Слава Украине!» — «Героям слава!» и «Банду геть!». Поют гимн. Участники митинга партии власти, ссутулившись и опустив взгляды, с трудом протискиваются по узенькому коридору из оппозиционеров. Некоторые группы активистов кричат бюджетникам «рабы!», «быдло!», «чемодан-вокзал-россия!». Те отвечают: «Провокаторы!», «Бандерштат!» Одна из более гуманно настроенных активистов одёргивает своих: «Что вы, людям помощь нужна, просвещение!» И обращается к спешащим на площадь людям с георгиевскими ленточками: «Переходите на нашу сторону, мы вас освободим». 

Через полчаса после начала стихийного митинга приходит милиция. Несколько десятков правоохранителей выстраиваются цепью, чтобы обеспечить проход. Также митинг то ли охраняет, то ли сторожит автобус «Беркута» у гостиницы. 

Участников Евромайдана тем временем уже больше тысячи. Страх понемногу отступает. Харьков просыпается. Выходит солнце.

Этот день побега: Гражданское противостояние в Харькове. Изображение № 3.

К 12 на площади у дворца спорта уже многочисленный митинг «Украинского фронта». Сам съезд ещё не начался. Проспект Маршала Жукова полностью перекрыт огромной сценой, она служит дебаркадером между площадью перед дворцом, где идёт митинг, и небольшим свободным пространством за сценой, куда могут подойти активисты. Дорога к самому дворцу спорта для них уже закрыта: по обе стороны от сцены стоит народ с георгиевскими лентами.

За сценой активисты Евромайдана ездят на велосипедах с украинскими флагами. Женщина с флажком «Украинский фронт» нервно переругивается с активистом в зелёной каске. От взаимных упрёков и разговоров о ВВП переходят к убитым 20 февраля.

— Нужно быть абсолютно гранитным человеком, чтобы после такого количества смертей внутри ничего не ёкнуло, — говорит активист.

— Сами виноваты, их никто воевать со снайперами не просил.

Парень тут же разворачивается и уходит прочь.

Перед сценой уже со стороны властного митинга в авангарде стоят несколько сотен мужчин в шахтёрских касках. Со сцены поёт Высоцкий. «Хоть немного ещё постою на краю», — разносится над толпой. Шахтёры держат плакаты с лозунгами в поддержку Януковича, «против фашистского беспредела» и «Донбасс не встанет на колени». Люди уже очень долго находятся перед огромной и совсем пустой сценой, на заднике которой изображена огромная георгиевская лента. Многих привезли на митинг из других областей рано утром. Несколько часов шахтёры покорно митингуют перед пустотой. «Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! — хрипит Высоцкий. — Вы тугую не слушайте плеть!»

 

  

 На бульваре Юрьева, именуемом в народе Бродвей, ещё двадцать лет назад воровали кошельки, а теперь шествие сознательных харьковчан выражает протест против власти

  

 

Народу на перекрытом проспекте между кинотеатром «Киев» и дворцом спорта очень много. Площадь у дворца также наводнена людьми. В толпе почти нет политических разговоров. Митингующие стоят небольшие группами и обсуждают бытовую жизнь. Кто-то беспокоится, что нет весенней одежды, кто-то обсуждает свадьбу кума. Те, кого привезли на автобусах из восточных регионов, Донецка, Луганска, по-видимому, просто не понимают, что происходит, так как в доступных им СМИ ещё до недавнего времени всё было хорошо. 

У дворца спорта работает полевая кухня: раздают чай. Охотников мало. Все, кто хотел согреться, уже переместились за фонтан и скалодром с торца дворца спорта. У них с собой было. За самим дворцом — авто чиновников. Охраны почти нет. Только пять милиционеров курят на лавке чуть поодаль. Обстановка спокойная и немного растерянная: мало кто понимает, что происходит на самом деле.

Вдруг площадь оглушает голос Михаила Добкина. На больших экранах по обе стороны от сцены начинается трансляция съезда. Губернатор Харьковской области представляет гостей съезда, часто путает фамилии и должности и в итоге сознаётся: «Извините, волнуюсь!» Оказывается, никого из высших государственных деятелей на съезде нет. Янукович не прилетел. Зато есть чиновники из Воронежа и Брянска.

Этот день побега: Гражданское противостояние в Харькове. Изображение № 6.

— ** твою [Позвольте!], вы чего сами не на сцене?! — разносится в толпе. Люди недоумевают, почему съезд проходит во дворце, а не перед ними. Добкин анонсирует присутствие 3 500 депутатов районных и городских советов и принимается рассказывать о ситуации в стране.

По версии Добкина, под Киевом идут бои с вооружёнными повстанцами. «От Полтавы до Ивано-Франковска», — очерчивает область противостояния Михаил Маркович. И тут же выдвигает свой ультиматум, звучащий как капитуляция: «Я хочу передать горячим головам, которые стоят тут недалеко. Пусть подождут. Чуть-чуть!»

В это время евромайдановцев у «Туриста» уже несколько тысяч. Они отправляются маршем к дворцу спорта по улицам и переулкам микрорайона. Шествие выходит на бульвар Юрьева, который перпендикулярно упирается в проспект Маршала Жукова. Люди всё прибывают.

— Есть уже десять тысяч? — кто-то интересуется у представителя самообороны.

— Не знаю, но все самые приличные уже здесь!

Не верится, чтобы приличных не набралось десять тысяч. Действительно, на этот раз вышли, кажется, вообще все. В десятитысячной толпе бояться пуль нечего. На бульваре Юрьева, именуемом в народе Бродвей, ещё двадцать лет назад забирали деньги и воровали кошельки, а теперь шествие сознательных харьковчан выражает протест против власти, которая их обворовывает.

Обойдя провластный митинг через дворы, оппозиционеры выходят к катку, примыкающему к дворцу спорта, с противоположной стороны от сцены, метрах в пятистах от неё. Милиция выстраивается кордоном, чтобы отделить протестующих друг от друга. Украинские флаги реют на фоне олимпийского девиза «Выше. Быстрее. Сильнее», выложенного мозаикой на дворце.

 

  

С побегом харьковских городских властей и провалом съезда имени Михаила Добкина рухнул последний форпост власти

  

 

Видавшие виды пенсионеры с георгиевскими ленточками скорее от скуки бросаются на милицейский кордон с криками: «Фашисты! Бендеры! Расстрелять!» На лицах людей помоложе явное недоумение. Никто из бюджетников не верит, что в этом городе столько свободных людей. «Не нужно, не кричите, — появляются рассудительные головы в толпе, — они нас не трогают, и мы их не будем. Просто их взгляды не такие, как у нас. Время рассудит».

К оцеплению со стороны митинга подходит молодой парень, долгим немигающим взглядом обводит толпу и вкрадчиво, с дрожью в голосе, говорит приятелю:

— А их ***** [очень много]!

— И самая большая проблема в том, что они из Харькова…

К трём часам дня съезд во дворце спорта кончился, а к людям так никто и не вышел. В толпе недовольное бурчание. Люди начинают расходиться.

Приезжие ждут команды возвращаться в автобусы. Кто-то идёт искать наливайку. Никто не понимает, ради чего всё затевалось.

Из Киева поступают новости, что одного из лидеров «Батькивщины», бывшего руководителя СБУ Александра Турчинова выбрали председателем Верховной рады. Министром внутренних дел стал долгие годы гонимый нынешним руководством Харькова и области Арсен Аваков. По всей видимости, харьковские гроссмейстеры решают, что их будут бить, и в спешном порядке убегают из дворца спорта.

К чёрному входу дворца подъезжает «лексус» Добкина. Пока Михаил Маркович спешит занять своё место на пассажирском сиденьи, охранники суетливо запихивают в открытый багажник нехитрый скарб вроде ящиков с минералкой. Когда Добкин садится в джип, водитель нажимает на газ, бутылки вываливаются из открытого багажника и рассыпаются по проезжей части. Один из охранников падает. «Лексус» останавливается, охранник бросает в багажник всё, что удалось собрать, прыгает в авто, и они уносятся в безвестность. Вскоре по Евромайдану распространяют новость, что Добкин и Кернес покинули Харьков и уже пересекли границу с Россией.

Этот день побега: Гражданское противостояние в Харькове. Изображение № 9.

— Что происходит? — спрашиваю у милиционера в бронежилете.

— Председатели власти сматываются, — после продолжительной паузы отвечает милиционер и снимает шлем. Его коллеги уже доедают большую пачку чипсов, купленную в соседнем киоске. Среди евромайдановцев воцаряется атмосфера неожиданной, но долгожданной победы.

Харьков, боявшийся долгие годы в фоновом режиме и окутанный животным страхом в последние несколько дней, в одночасье вдруг перестал бояться. Евромайдан ещё несколько раз спел гимн перед дворцом спорта и в сопровождении окончательно расслабившихся милиционеров отправился маршем через весь город.

От района Новых домов до центральной площади города — более десяти километров. Весь этот путь более десяти тысяч участников мирной демонстрации прошли, скандируя «слава Украине!» и распевая гимн. В какой-то момент колонна растянулась более чем на километр. В заводских районах «Турбоатома» и завода имени Малышева от головы шествия было не видно его конца. Когда люди перевалили через мост у велозавода, напротив руин «Серпа и молота», в литейном цеху которого начинал свою карьеру Эдуард Лимонов, в мегафон объявили новость. Верховная рада проголосовала за импичмент президенту. С побегом харьковских городских властей и провалом съезда имени Михаила Добкина рухнул последний форпост власти. Среди митингующих царила эйфория. Когда шли по центру, люди уже высовывались в окна и приветствовали шествие. Некоторые вывесили национальные флаги.

В Twitter на события в Харькове откликнулся лидер «Океана Эльзы» Святослав Вакарчук: «Харьков! Спасибо Вам за сегодня! Вы действительно первая украинская столица!»

К вечеру демонстрация добралась до памятника Ленину на площади Свободы. Активисты забрались на постамент и стали петь гимн. Кто-то пошутил: «Ленин, уйди сам!» Снос памятника Ленину представлялся необходимым композиционным венцом, кульминацией шествия. Однако несколько часов поиска специального оборудования успехом не увенчались. Демонстранты стали расходиться. Уже бесстрашные и уверенные в своей победе.

Этот день побега: Гражданское противостояние в Харькове. Изображение № 12.

Но остался один нюанс. Всё это время по пути в центр сначала параллельно с колонной, а потом в её хвосте с активистами маршировали представители «Украинского фронта» с георгиевскими лентами. Иногда они пытались что-то выкрикивать, но голос сотни хамовато настроенных титушек тонул в многотысячной толпе. Но когда митинг переместился на площадь, провокаторы попытались устроить беспорядки. Самооборонцы подавили возможные очаги противостояния, а поймавший эйфорию мирный народ быстро вернулся с небес на землю. Люди стали ломать деревянный забор, возведённый вокруг бутафорского городка Масленицы на площади, и вооружаться кольями, чтобы дать отпор провокаторам.

Ближе к полуночи, когда митингующие в основном разошлись, оставшиеся на площади активисты переместились к Областной государственной администрации. Тут империя нанесла ответный удар. Несколько чёрных джипов без номеров въехали на площадь и cделали попытку наезда на самооборонцев. Активисты заняли областную администрацию и забаррикадировались в ней. В это же время активисты «Украинского фронта» с георгиевскими ленточками возвели забор вокруг памятника Ленину, пребывая в полной уверенности, что его будут штурмовать.

И в этот момент стало очевидно, что противостояние в Харькове только начинается.

— Завтра либо сделаю педикюр, либо пойдём с палками на титушечий «Оплот», — говорит менеджер проектов крупной ИТ-компании Анна, покидая Майдан. — Посмотрим.

Мы уже привыкли каждое утро просыпаться в другой стране.    

Фотографии: Mediaport.uaUkrafoto.com