— Ну, что думаете по поводу происходящего? — спрашиваю соседа, седого коренастого Никиту Гавриловича.

— Россия возвращает себе Крым, — в его голосе звучит удовлетворение. — Да и вообще этому недогосударству «Украина» приходит конец.

— Не боитесь, что может начаться полномасштабная война? Те же татары явно не восторге от такого расклада.

— Нет, конечно. Татары могут барагозить, когда не чувствуют отпора, а ты попробуй против автомата выйди, — ухмыляется собеседник. — Да к тому же им Кадыров — так вроде этого чеченца зовут — всё объяснил: дружить с Россией выгодно, ты на Грозный посмотри.

Последние несколько дней Феодосию лихорадит. Новости из Киева, бегство Януковича, картинки из «Мегажирья», осуждение «регионалами» своего босса, жуткие слухи, идиотские решения нового парламентского большинства — всё это сильно деморализовало некоторых горожан. Собственно, со многими сыграла злую шутку жёсткая накачка от местных властей, которые практически поголовно представляли «Партию регионов»: они слишком долго называли всех недовольных властью фашистами и бандеровцами, стремящимися уничтожить русскую культуру. К тому же изрядно промывают мозги пропагандисты российского телевидения — Первый канал и Киселёва здесь смотрят.

 

Когда становится известно,
что пройдёт референдум,
многие горожане ликуют: мол,
наконец-то покажем хохлам,
что нам с ними не по пути

 

После сообщений о захвате неизвестными вооружёнными людьми зданий Совета министров и Верховного совета в Симферополе, а также поднятых над ними триколорах, каких только версий не звучало. Это могли сделать бандеровцы ради провокации. Это могли сделать кадыровцы, так как президент Чечни как раз собирался в Крым. Это могли быть бойцы недавно расформированного «Беркута». Наконец, российский спецназ. Когда к вечеру становится известно, что пройдёт референдум, на котором Крым решит свою судьбу, многие горожане ликуют: мол, наконец-то покажем хохлам, что нам с ними не по пути.

Подзащитные:
Чего хотят крымчане. Изображение № 1.

Вскоре в новостях сообщают о появлении на полуострове большого количества говорящих по-русски солдат, разъезжающих на бэтээрах и грузовиках без опознавательных знаков. «Наши пришли!» — говорят феодосийцы, и им становится спокойнее. Ведь пришли, чтобы защитить от «бандеры». Никто официально не заявляет о принадлежности солдат войскам РФ, но никто не сомневается: это россияне.

В субботу днём на центральной площади города проходит митинг, в котором участвуют несколько сот человек. Цель — заявить о поддержке референдума о статусе Крыма: его решили перенести с 25 мая на 30 марта. Настроение у людей приподнятое, решение в едином порыве поддерживают.

Но есть одна проблема. Дело в том, что, например, здесь, в Феодосии, в контексте последних событий нет единодушия. Почти половина населения — пенсионеры, многие из которых хотят жить в России. Даже не так — в Советском Союзе. Однако существуют и другие горожане: они помоложе, чаще бывают в интернете, более критично мыслят, но при этом не ходят на митинги, поэтому в городе альтернативная точка зрения, как правило, не звучит.

У таких горожан возникает много вопросов по поводу происходящего, но формулируют они их в Facebook, а не на улице. Такие же вопросы возникают у жителей других регионов Крыма. Можно ли считать легитимными решения крымского парламента о назначении новым премьером лидера «Русского единства» Аксенова и проведении референдума в отсутствие прессы, да ещё и в здании, захваченном какими-то автоматчиками? Нормально ли, что пост премьера достался представителю далеко не самой популярной партии (у «Русского единства» лишь три места в крымском парламенте из ста)? А не может ли быть так, что все эти события связаны только с желанием спикера крымского парламента Константинова удержаться у власти, ведь перспективы у него не радужные: его фирма «Консоль» накопила долги в сотни миллионов гривен?

Подзащитные:
Чего хотят крымчане. Изображение № 2.

Формулировка вопроса референдума — «Автономная Республика Крым обладает государственной самостоятельностью и входит в состав Украины на основе договоров и соглашений (да или нет)» — не смущает? Причиной решения о вводе войск на Украину стала просьба Аксенова оказать помощь «в обеспечении мира», а также заявление российского МИДа о боевиках, которые в ночь на 1 марта попытались захватить различные административные здания в Симферополе, в том числе главк МВД. А как же быть с таким фактом: милицейская пресс-служба выступила с официальным опровержением информации о попытке захвата? Это нормально, что Россия фактически начала интервенцию без объявления войны, ведь к моменту, когда Совет Федерации разрешил Путину ввести войска, российские солдаты уже контролировали практически все стратегические объекты Крыма?

 

Где хоть один бандеровец,
ведь именно от них
защищают крымчан?

 

В конце концов, как быть с будапештским договором 1994 года, которым Россия гарантировала территориальную целостность Украины в обмен на отказ от ядерного оружия? И главное — где хоть один бандеровец, ведь именно от них защищают крымчан?

Вопросов ещё десятки, но разве в них дело? В воскресенье утром феодосийцам стало ясно, что все происходящее — не игрушки. Не всем, потому что у многих сознание ставит блок: русский солдат не может быть агрессором. В городе дислоцируется батальон морской пехоты военно-морских сил Украины. Воинскую часть заблокировали пришлые солдаты и местные казаки, помогающие россиянам захватывать военные объекты. Они предъявили морпехам ультиматум: или вы складываете оружие, или будет штурм. Моряки заявили, что останутся верными присяге и готовы биться до конца.

Договориться получилось, штурма не было, но я отчётливо понимаю, что мы остановились в шаге от кровопролития: достаточно одной крупной провокации, чтобы Крым запылал…

Подзащитные:
Чего хотят крымчане. Изображение № 3.

Меня радует, что большинство крымчан хотят сохранить мир, сейчас демонстративно напрягают мускулы только казаки и сочувствующие им гоповатые молодые люди. Думаю, единственное, что нас может спасти, — спокойствие. В контексте разворачивающихся событий позиция крымских татар — не делать лишних движений и не паниковать — сейчас кажется особенно мудрой. Но я не уверен, что они смогут сдержать эмоции, если Россия попытается забрать себе Крым.

Стоит иметь в виду ещё вот что: почему-то принято считать, что все русские Украины хотят жить в Российской Федерации. Но это не так. Я — русский, родился и всю жизнь прожил в Крыму, но меня совсем не тянет в Россию, так как не очень устраивают взаимоотношения российского государства и российского гражданина. Когда, скажем, прилетаешь в Питер, встречающий друг поспешно обрывает с твоего рюкзака багажный талон: «чтобы не докапывались менты». Я не помню, когда в последний раз выходил с документами на улицу, и не хочу, чтобы такие порядки установили в моём доме. Я об этом никого не просил.

Если же речь идёт не о присоединении к России, а о независимости: честно говоря, очень напрягают лица опостылевших крымских политиканов, с которыми давно всё ясно: их интересует только власть, причём любой ценой. С такими правителями можно быть уверенным, что Крым ничего хорошего не ждёт, ведь они смогут творить что хотят, не боясь нагоняя от старших товарищей.

Фотографии: qwz/flickr.com