Душа в теле: Сергей Евдокимов об украинском ТВ и национальном характере. Изображение № 1.

Текст

Сергей евдокимов

Первое потрясение со мной случилось ещё в Москве, за пару лет до моего переезда в Киев, когда во время съёмок одного из научно-популярных фильмов, который мы делали на НТВ с Павлом Лобковым, выяснилось, что с точки зрения генетики (точнее, геногеографии) Украина действительно «це не Россия» и «москали» (то есть северные русские) генетически более близки к немцам, нежели к украинцам, относящимся к семье южнославянских народов (кстати, и знаменитое украинское гэканье скорее отсюда, жители Западной Украины так не разговаривают).

В общем-то этот на первый взгляд неочевидный научный факт и предопределяет базовые различия русской и украинской телеаудитории. Первое ключевое отличие — примат категорий жизни, южной витальности над категориями смерти. Это про Россию принято говорить, что здесь не живут, а выживают. Это в русском языке столько пословиц и поговорок о смерти, самая красноречивая из которых, конечно, «бойся жить, а умереть не бойся». И это только в России мог появиться такой канал, как НТВ, который возвёл смерть и насилие в эстетическую категорию (я, чего скрывать, сам к этому причастен, так что нет смысла обвинять меня в русофобии и отсутствии патриотизма). Нет здесь и такого канала, как ТВ-3, и вообще очень плохо идёт мистика с её апологетикой фатализма и предрешённости. (И почему-то шансона — видимо, потому, что на территории Украины не было ГУЛАГов и зэков этапировали в основном в РСФСР.)

 

В Украине востребовано все, что так или иначе связано с категориями жизни, роста, урожая

 

Напротив, на Украине как стране аграрной и традиционалистской востребовано всё, что так или иначе связано с категориями жизни, роста, урожая — недаром её ещё с советских времён называли всесоюзной житницей. И, конечно, с продолжением рода, семьи. В брак украинцы вступают в среднем на два-три года раньше, чем русские (около 22−23 лет), и смысл любых отношений в конечном итоге сводится к рождению детей и обустройству семейного очага. Главным событием в жизни является свадьба, на которую не жалеют усилий и средств, зачастую в долг. Всё это находит непосредственное отражение в особенностях национального телепрограммирования.

Такого количества рейтинговых семейных реалити я в России не видел. «Меняю жинку» (шоу, в котором мужья меняются жёнами), «Хата на тата» (шоу, в котором мать семейства оставляет отца семейства, что называется, на хозяйство, а сама уезжает отдыхать), «Дорогая, мы убиваем наших детей» (шоу, в котором детей отдают на перевоспитание) — всё это суперрейтинговые программы украинского телевидения, успех которых сопоставим разве что с успехом российского «Голоса» или «Один в один». Не говоря уже о том, что такие хиты семейного телепросмотра канала «Россия», как «Сваты» и «Доярка из Хацапетовки», вообще-то были сняты на Украине. (Для справки: самый рейтинговый сериал 2013 года в России — «Нюхач» — также made in Ukraine, как и скетчи «Большой разницы» и хит «Пятницы» программа «Орёл и решка».)

Михаил Поплавский, ректор Киевского национального университета культуры и искусств, исполняет песню «Сало»

Второе базовое отличие заключается в том, что Украина в большей степени «сельская» цивилизация и экспортный образ украинской культуры создан на основе именно деревенской культуры с её салом, горилкой, шароварами, гопаком и дивчинами в цветочных венках. (Кстати, совет экспата: самым лучшим считается так называемое «генеральское» сало — с двумя прожилками мяса, а с современной украинской кухней лучше всего знакомиться в ресторане «Канапа», принадлежащем ресторатору Дмитрию Борисову и лидеру «Воплей Видоплясова» Олегу Скрипке.) Все эти национальные символы, приправленные патриотической риторикой, обильно представлены на телеэкране, что с непривычки может даже вызвать лёгкий стресс — в России бы у либеральной интеллигенции это сразу вызвало подозрения в национализме, а тут — в порядке вещей.

Для сельской цивилизации также крайне важно понятие территории, своей земли — края, краины (страна по-украински). Даже в названии страны заложен этот почвенный принцип. По этой причине украинское государство устроено скорее горизонтально, нежели вертикально, поскольку ещё со времён Киевской Руси воспринимается больше как собрание земель — сейчас областей, — нежели как выстроенная вверх властная вертикаль.

 

Это сложно представить в России, где каждый друг другу враг
и сам за себя, но здесь все
болеют друг за друга

 

Деревенские мотивы, кстати, при желании можно увидеть и в деревянных частоколах Евромайдана с его самостийным огородом (на днях здесь поспел первый урожай — лук с редиской), и в манере предприимчивых киевлян достраивать квартиры всякими мансардами, верхними этажами и пристройками — московская БТИ от таких архитектурных вольностей пришла бы в шок.

С известной долей обобщения можно сказать, что в украинской ментальности до сих пор сильны мотивы общинности — здесь все друг другу родственники, бесконечные сваты, крестники и свояки. Отсюда знаменитая украинская эмпатия, сочувствие и сопереживание другим, которыми проникнуто всё национальное телевидение. Это сложно представить в России, где каждый друг другу враг и сам за себя, но здесь все болеют друг за друга — именно поэтому украинские аналоги глобальных форматов («Минута славы/Украина мае талант», «Мастер-шеф», The Biggest Loser) получаются такими искренними и эмоциональными. Наиболее заметна эта разница на примере формата «Х-фактор», который в русской версии («Фактор А») превратился в историю про встраивание в эстрадную вертикаль, на вершине которой восседает властелин эстрады Алла Борисовна Пугачёва, а в украинской — в историю незалежней Сьюзан Бойл, выбившейся как та самая доярка из Хацапетовки в люди.

Фрагмент шоу «Україна має талант»

Ещё один важный нюанс: Украина — очень женская страна. Неслучайно здесь родилось так много сильных женских образов, от Юлии Тимошенко и Валентины Матвиенко (она, как известно, родилась в Шепетовке Хмельницкой области) до Верки Сердючки и Femen. Как любят шутить в Киеве, принципиальное отличие россиянок от украинок заключается в том, что женщина в России одевается ради мужчины, на Украине — чтобы вызвать зависть у подруг. В общем-то в этом и заключается главная черта украинского национального характера — поступать вопреки. Хотя в этом отношении и Россия, и Украина готовы составить друг другу сильную конкуренцию.