Если честно, я с самого начала чемпионата мира не верил в итоговую победу сборной Бразилии. Да, у нас хорошая команда, но это не сборная чемпионов. Я понимал, что у нас нет хорошего девятого номера, такого, каким были, скажем, Роналдо или Ромарио. У нас был Неймар, но он один ничего не может сделать. А перед финалом его ещё и травмировали.

Но даже самые большие пессимисты не могли представить себе такой трагедии. Счет 1:7 — это что-то невероятное, неописуемое, страшное. Игру я наблюдал на пляже Рио-де-Жанейро, неподалёку от официальной фан-зоны. Сегодня сообщили, что при официальной вместимости в 20 тысяч человек в ней на момент полуфинала находилось более 25 тысяч болельщиков — все болели за Бразилию. Мы были готовы к ничьей в основное время, к серии пенальти, даже к проигрышу в один или два мяча, но никак не к такому разгрому.

Поэтому по окончании матча толпа просто замерла. Мы не знали, как реагировать, злиться не было сил. Может быть, должна была присутствовать истерика. Но это явление краткосрочное — выплеск эмоций. Он у нас случился, как только на 29-й минуте счёт стал 5:0. Все вдруг начали много пить, веселиться, смеяться над нашими футболистами. Я даже поменялся с каким-то немцем футболкой — надел форму мюнхенской «Баварии». После матча уже не было тех эмоций.

Я читал о каких-то беспорядках на улицах, о стрельбе недалеко от Копакабаны, о каком-то ограблении. Но я был там и ничего подобного не видел, не слышал. Вообще сложно было отличить выстрелы от взрывов фейерверков. Бразильцы любят при каждом голе сборной выпускать в воздух фейерверки. В этом матче они так и остались неизрасходованными. До финального свистка. В конце все, у кого они были, начали поджигать их и запускать. Возможно, какой-то особо пугливый турист принял эти хлопки за звуки выстрелов. Потом пошёл ливень, и все разбежались по домам. Дождь был очень вовремя.

Я не думаю, что сегодня или завтра что-то ещё может произойти. Никто не будет нападать на команду, никто не будет стрелять в них, бросаться помидорами или чем там принято… Мы понимаем, что для них это такая же трагедия, как и для нас. Наверное, даже больше. Мы видели плачущего Давида Луиса. Многие плакали вместе с ним.

Злость вызывает только тренер — Сколари. Его время прошло. Он — динозавр. У него в команде слишком много любимчиков. И один из них — Фред. Поэтому его все и освистывали на матче. В фан-зоне тоже свистели, когда он получал мяч. Но мы понимаем, что игрок ни при чём: лучше он играть не может. Мы просто хотели показать тренеру, чтобы он убрал его с поля и больше не делал такой неправильный выбор. Но мы же не колумбийцы, не аргентинцы, чтобы избивать или убивать футболистов и тренеров. Сейчас все уже проспались, чуть успокоились. И даже если у кого-то была злость, она сменилась горем. Но со временем станет легче. Мы пережили 1950 год, когда в решающем матче на «Маракане» при 200 тысячах болельщиков мы проиграли Уругваю. Переживём и это. Переживём, приедем в Россию и станем чемпионами в 2018 году — это точно!

После этого оставалось в полуфинале болеть за сборную Аргентины. Я хотел, чтобы она выиграла и вышла в финал. Бразильские фанаты в большинстве своём ненавидят Аргентину и аргентинцев. Они — наши враги. Но при всём при этом я скорее отношусь к ним как к своим братьям. Вы должны понимать, у вас есть страны из бывшего СССР, у вас должно быть такое же братство.

Была и ещё одна причина желать Аргентине победы в матче с Голландией. Я не хотел, чтобы Аргентина играла с Бразилией за третье место. В этом случае неприятностей, столкновений фанатов и травмированных фанатов было не избежать ни при каких обстоятельствах. Даже если мы не будем нападать на аргентинцев, они сделают это сами. Они просто сумасшедшие. А в Бразилию приехали самые отчаянные: они спят на пляже, у них нет денег ни на билет на стадион, ни на игру. Они просто приехали сюда потусоваться, поболеть за сборную, подраться. Если бы они проиграли нам, была бы драка просто из-за обиды, если бы выиграли — стали бы издеваться над бразильцами и кто-то не выдержал бы и сорвался. Поэтому, ради безопасности, лучше было болеть за Аргентину. Но, кстати, и победа Аргентины в финале может принести небольшие неприятности, но со счастливыми аргентинцами полиции будет справиться куда легче, чем с разгневанными.