Майдан, присоединение Крыма и восстание на востоке Украины спровоцировали волну реакции в России. Кто-то поступает радикально: берёт ружьё и отправляется защищать собственные представления о патриотизме, кто-то отъезжает за рубеж. Большинство ограничивается обсуждениями. Мы сделали материал «Язык войны» для того, чтобы показать, каким грозным оружием в информационных войнах становятся слова.

 

Народные республики vs

террористические организации

Непризнанные самопровозглашённые республики ДНР и ЛНР возникли в апреле этого года в ходе массовых протестов на востоке Украины. Выступления были направлены против политики нового украинского правительства, в поддержку русского языка и федерализации. Отсюда и появилось первое определение этой стороны как «сторонников федерализации», утратившее свой смысл после проведения референдумов о самоопределении ДНР и ЛНР. 

Сторонники самопровозглашённых республик рассматривают киевское правительство как нелегитимную «хунту», а себя позиционируют как представителей Донецкой и Луганской областей, наделённых властью: «народный мэр», «народные республики», «народное ополчение». В то же время фактические механизмы их избрания неочевидны.

 

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 1.

«От имени народа Донецкой НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ может выступать исключительно Верховный совет республики. Наиболее важные государственные вопросы, связанные с развитием республики, её взаимоотношениями с другими государствами, выносятся на всенародное обсуждение или референдум».

— из Декларации о суверенитете ДНР, 7 апреля 2014 года

СИНОНИМЫ: сторонники федерализации, Новороссия, ДНР, ЛНР, они же — конфедеративный Союз Народных Республик

   

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 2.

«Две самопровозглашённые республики, так называемые Донецкая и Луганская — это две ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ, которые имеют чёткую иерархию, которые имеют финансирование, которые имеют каналы поставки оружия. Созданные для нападения на людей, для запугивания, совершения диверсий, терактов, избиения и убийства наших граждан».

— первый заместитель генерального прокурора Украины
Николай Голомша, 16 мая 2014 года

СИНОНИМЫ: «так называемые» республики, самопровозглашенные республики

 

 

Карательная операция vs АТО

И.о. президента Украины Александр Турчинов 7 апреля объявил о начале «антитеррористической операции в отношении лиц, захвативших административные здания в Луганской, Донецкой и Харьковской областях». А 17 мая Генеральная прокуратура Украины назвала сампровозглашённые республики террористическими организациями. Украинская пропаганда упирает на пророссийский статус «боевиков», в то время как российская пропаганда (в отличие от самой ДНР) регулярно подчёркивает, что киевские власти устраивают геноцид своего народа, тем самым отделяя себя от конфликта и указывая на его внутренний характер. По мнению украинской пропаганды, конфликт должен разрешить мирный план президента Порошенко.

В последнее время тон российской пропаганды стал менее резким, выражение «карательная операция» почти не используется. После того как репортёр программы «Вести» Игорь Корнелюк погиб под Луганском, телекомпания  «ВГТРК» сменила название его последнего сюжета с «В посёлке Счастье каратели вырезали почти всё местное население» на нейтральное «Сражение в посёлке Счастье: Снаряды бьют куда попало».

 

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 3.

«Я убеждён, что широкое и честное международное участие в разрешении украинского кризиса могло остановить эту трагедию и избавить национальную армию Украины от позора КАРАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ, но этот шанс уже упущен, а украинскому государству уже не смыть страшного пятна на его истории».

— Сергей Нарышкин, спикер Госдумы, 4 июля 2014 года

«Адресовать свои требования по поводу сотрудничества в расследовании трагедии господину Эбботу следовало бы не нам, а властям Украины, которые несут всю полноту ответственности за происходящее на территории этой страны. Ответственность придётся разделить и тем государствам, которые, несмотря на наши неоднократные предупреждения, фактически поощряют КАРАТЕЛЬНУЮ ОПЕРАЦИЮ Киева против собственных граждан на юго-востоке страны».

— Александр Лукашевич, представитель МИД России, 
в ответ на заявления австралийского премьер-министра 
Тони Эббота, 18 июля 2014 года

СИНОНИМЫ: геноцид

   

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 4.

«У меня нет информации, что АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ должна быть остановлена. Я поддерживаю её продолжение, но требую изменения её формата. Она должна быть более короткой и эффективной. Антитеррористическая операция не может и не должна продолжаться месяцами, она должна проходить за часы».

— Пётр Порошенко, на момент цитаты — 
кандидат в президенты Украины, 26 мая 2014 года

СИНОНИМЫ: российская агрессия, мирный план Порошенко

 

 

Сепаратисты vs ополченцы

В ходе конфликта в Донецкой и Луганской областях киевские власти используют риторику, сходную с российской периода второй чеченской кампании. Они последовательно называют сторонников самопровозглашённых республик пророссийскими террористами-сепаратистами и регулярно апеллируют к западным странам как арбитрам ситуации («цивилизованный мир» в противовес России, оказывающей агрессию в отношении Украины). В то же время сторонники непризнанных республик рассматривают свои действия как самооборону против «карательной операции».

Нейтральное определение «сепаратисты» стало устоявшимся в западной прессе. Однако, по словам военных экспертов, вооруженные силы самопровозглашённых ЛНР и ДНР не являются регулярной и профессиональной армией, и поэтому самоназвание «ополченцы» также оказывается адекватным и нейтральным.

 

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 5.

«Есть доказательства того, что самолёт был сбит ракетой «земля-воздух», выпущенной с территории, которая контролируется пророссийскими СЕПАРАТИСТАМИ. Мы знаем, что это не первый случай, когда в восточной Украине сбивают самолёты. За последние недели пророссийские сепаратисты сбили украинский транспортный самолёт и украинский вертолёт, а также взяли на себя ответственность за сбитый украинский штурмовик. Более того, мы знаем, что сепаратистам оказывается поддержка со стороны России, в том числе в виде обучения и вооружением».

— Барак Обама, президент США, 18 июля 2014 года

«Мы будем наступать и будем освобождать нашу землю. Непродление  режима прекращения огня — это наш ответ ТЕРРОРИСТАМ, БОЕВИКАМ, МАРОДЁРАМ, всем тем, кто издевается над мирным населением, кто парализует работу экономики региона, кто срывает выплаты зарплат, пенсий, стипендий, кто подрывает железную дорогу, разрушает водопроводы, кто лишил людей нормальной мирной жизни».

— Пётр Порошенко, президент Украины, 1 июля 2014 года

СИНОНИМЫ: террористы, боевики, наемники, мородеры, ватники, колорады с аквафрешами, даунбасы

  

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 6.

«Наступает время, когда России необходимо, наконец, принять окончательное решение: поддержит ли она по-настоящему русских Донбасса, или „сдаст“ их окончательно и бесповоротно. На всё остальное время уже упущено. Три месяца бездействия позволили противнику нарастить силы и создать боеспособную армию. По крайней мере, достаточно боеспособную, чтобы уничтожать танками и артиллерией малочисленные и полубезоружные ОТРЯДЫ ОПОЛЧЕНЦЕВ».

— Игорь Стрелков, министр обороны самопровозглашённой 
ДНР, 21 июля 2014 года

СИНОНИМЫ: повстанцы, отряды самообороны

 

 

Украинская армия vs укры, укропы

Укры, укропы — презрительное название украинской стороны сторонниками самопровозглашённых республик. «Укр» может использоваться как приставка в составе слова для придания негативного смысла: например, «укро-СМИ» — украинское медиа, имеющее ярко выраженную антироссийскую и антиповстанческую позицию. 

Ополченцы самопровозглашённых республик активно используют национально-патриотическую риторику в адрес своих противников, сравнивая их с фашистами, а весь конфликт на востоке Украины — с событиями Великой Отечественной войны (отсюда ответное прозвище «колорады» — по цвету георгиевской ленты). Спасение местного населения от «бандерофашистов» заявляется основным мотивом действий ополченцев и главным аргументом пророссийской пропаганды.

 

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 7.

«Дорогая УКРАИНСКАЯ АРМИЯ, дорогие украинские Вооруженные силы, Национальная гвардия, с днём рождения! Потому что операция в Славянске, операция в Дружковке, операция на Донбассе — это рождение настоящей украинской армии».

— Пётр Порошенко, президент Украины, 
8 июля 2014 года

Синонимы: патриоты

  

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 8.

«Вчера противник перерезал последнюю основную трассу, связывавшую Донецк с Луганском и, соответственно, с Россией. Опорные пункты противника расположены теперь в посёлках Белое и Весёлая Тарасовка. Сейчас УКРЫ поспешно закапывают в землю несколько десятков танков и БМП, чтобы исключить возможность прорыва обороны. Сейчас снова начнётся в комментах на всех ресурсах: «Игорь Иваныч загрустил» — с намёком, что всё «не так уж плохо». Всё очень плохо!!!»

— Игорь Стрелков, министр обороны 
самопровозглашённой ДНР, 19 июля

«ХУНТА ловко создаёт впечатление своей «слабости» и «готовности к переговорам», реально же наращивание военной мощи ведётся непрерывно… И воевать они собираются «до победного конца», чтобы, победив ополчение, с опытной и победоносной армией отвоевать Крым».

— Игорь Стрелков, министр обороны 
самопровозглашённой ДНР, 19 июля

Синонимы: хунта, бандеровцы, фашисты, нацисты, бандерофашисты, оккупанты, нацгады, каратели, майдауны

 

 

Катастрофа — провокация

 vs террористический акт

Ополченцы самопровозглашённых республик и официальные украинские власти винят друг друга в катастрофе «Боинга» под Донецком и используют противоположные версии произошедшего как очередное оружие в информационной войне.

 

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 9.

«Вчерашняя ужасная трагедия вносит коррективы в нашу жизнь. Доигрались россияне. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, за которое в Гааге нужно сидеть под Международным трибуналом. Там места много, всех можно разместить».

— Арсений Яценюк, премьер-министр Украины, 
18 июля 2014 года

«Это не „инцидент“, это не „катастрофа“, это ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ. Сегодняшняя трагедия ещё раз доказывает, что терроризм — не локальная, а глобальная проблема. Российская агрессия против Украины — не только наша проблема, но и угроза европейской и глобальной безопасности».

— Пётр Порошенко, президент Украины, 18 июля 2014 года

Синонимы: террористический акт, международное преступление

  

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 10.

«Падение пассажирского самолёта — не что иное, как ПРОВОКАЦИЯ УКРАИНСКИХ ВОЕННЫХ. У ополчения нет средств ПВО, которые могли бы поразить транспортный самолёт на магистральной высоте».

— Александр Бородай, премьер-министр самопровозглашённой 
ДНР, 17 июля 2014 года

Синонимы: украинская провокация

 

Комментарии экспертов

   

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 11.

Елена Кара-Мурза

доцент факультета журналистики МГУ, 
член Гильдии лингвистов-экспертов

Пропаганда номинациями, безусловно, действенна. Во-первых, сегодня большое количество людей придерживается той же точки зрения, что распространяют преимущественно государственные СМИ. Во-вторых, существуют добровольцы, которые поехали защищать, как говорится, «русских» от «фашистов». Они принимают эту номинацию за правду и верят в то, что едут защищать русских людей. Действенность переименований наблюдается в самом драматическом ключе.

Словообразовательные игры ориентированы на то, чтобы создать пренебрежительный образ противника. С помощью слов создаётся образ врага из народной общности, которая совсем недавно воспринималась как близкая. 

Чтобы сделать из жителей Украины нашего врага, применяются номинации, которые для нас исторически или идеологически являются самыми страшными: «фашисты», «бендеровцы**» и так далее. Кроме того, наблюдается словообразовательная активность, когда этноним «украинцы» обрабатывается разными способами, например сокращением до «укры» или трансформацией до «укропы» (прошу прощения, что использую эти номинации). Общий корень «укр» вписывается в русское слово «укроп», которое вдруг начинает приобретать пренебрежительный оттенок.

У наших народов неоднозначная история взаимоотношений, включая Переяславскую раду 1654 года, поэтому у нас, к сожалению, давняя традиция взаимных обзываний, которая сегодня активизировалась. Украинцы давно называют нас широким понятием «москали», а также «кацапы» («цап» — по-украински «козёл», и «как цап» — значит «как козёл»), русские называют украинцев «хохлами» по наиболее яркому образу причёски. Теперь появились «колорады» — русские, критикующие украинцев.

Разного рода механизмы номинаций используются в целях создания врага, против которого не только не страшно, но даже нужно поднять оружие. Кто же пойдёт воевать против украинцев? Даже против «хохла» воевать русские не пойдут. Зато против фашистов пойдут. Когда противник демонизируется, называется уничижительными именами и встраивается в систему страшных, пугающих, грозных, трагических координат, то это работает».

   

Язык войны: Какие слова стали оружием в информационной войне. Изображение № 12.

Марина Королёва

журналист радиостанции «Эхо Москвы», 
ведущая программы «Говорим по-русски»

Слова сильнейшим образом влияют на сознание и мировоззрение. Функционирование языка и функционирование сознания вообще трудно разделить. Те, кто работал в пропаганде, всегда отлично это знали, поэтому занимались активным формированием мировоззрения, и слова (лексика, фразеология) тут были главным оружием.

Дмитрий Киселёв, например, в своей воскресной итоговой программе последовательно работает по «ключевым словам». Он не просто вбрасывает их в своей речи, они даже высвечиваются за его спиной в виде этаких плакатиков: «карательная операция», «хунта Порошенко»…

Формирование картины мира в действии, так сказать. Скажи «ополченцы» и ты увидишь едва ли не благородных рыцарей, добровольцев, бессребреников. Скажи «боевики» — и это другая картинка: люди в военной форме без опознавательных знаков, с оружием, которое непонятно откуда взялось.

Существует два варианта появления современных неологизмов. Первый — «народное словообразование», когда кто-то сказал, второй и третий подхватили, а дальше слово распространяется как вирус. Интернет вообще и социальные сети в частности — питательная среда для подобного распространения, раньше это происходило только в устной речи. Но не исключен и второй вариант — намеренный вброс подобных слов в те же социальные сети. Но какой бы ни был источник и способы распространения, они отвратительны, эти слова. Эффективны ли? Ну да, как эффективно всякое оскорбление. К счастью для языка, они нежизнеспособны

Текст: Юрий Болотов, Злата Онуфриева

Иллюстрация: Наталья Осипова

 ** Эксперт намеренно использует искажённое наименование сторонников Степана Бандеры, ведь именно так — «бендеровцы» — произносят дикторы российского телевидения и радио. Пример: Дмитрий Киселёв: «Крыму бендеровская революция не нужна».