Теперь авторы, чьи дневники или сайты посещают более трёх тысяч пользователей в день, в случае получения уведомления Роскомнадзора, обязаны зарегистрироваться в специальном реестре. Блогосфера называет закон ещё одним шагом к тотальному контролю интернета. Многие вопросы по-прежнему остаются открытыми. Представители власти и юристы признают, что понять, как закон работает, можно будет только на практике. The Village выбрал основные факты, которые нужно о нём знать.

 

Закон стал реакцией на освещение блогерами терактов в Волгограде

Закон приняли в комплекте антитеррористических поправок, которые президент подписал 5 мая. Вместе с ним в силу вступили ограничения, наложенные на анонимные платежи и поправки о расширении полномочий ФСБ. Заместитель руководителя Роскомнадзора Максим Ксензов отмечал, что вопрос о регулировании высказываний в соцсетях обсуждался в правительстве давно, и в какой-то момент от закона о блогерах отказались. Но в конце декабря в Волгограде произошли теракты, в то время в социальных сетях появлялись сообщения о новых взрывах. Ни один из них не подтвердился. В правительстве решили, что блогеров нужно контролировать.

 

Авторов поправок нельзя назвать экспертами по интернету

Инициаторами выступили Алексей Митрофанов, Андрей Луговой и Вадим Деньгин. Всех трёх депутатов сложно назвать интернет-экспертами. Митрофанов до этого выступал с эпатажными предложениями (например, пускать в интернет только по паспорту), был соавтором книги о группе «Тату» и даже политического порнофильма «Юлия». Деньгин является членом комитета Госдумы по физической культуре, спорту и делам молодёжи. Луговой больше всего известен как обвиняемый в отравлении бывшего подполковника ФСБ Литвиненко. В последнее время он активно меняет интернет-среду: в 2012-м по его инициативе появилась возможность блокировать сайты за экстремизм без решения суда.

 

Законодательство и так позволяет привлечь блогера к ответственности

Интернет-эксперты сетуют на то, что закон о блогерах, как и другие в области интернета, недоработан. Формулировки о запрещённой информации настолько размыты, что могут применяться к любым сообщениям. Блогер не может «размещать недостоверную информацию», «допускать сокрытия общественно значимых сведений», «вмешиваться в частную жизнь граждан» и так далее. Алексею Навальному, который пишет о собственности представителей власти, могут предъявить обвинения сразу по нескольким пунктам. Помимо нового закона, остаются и другие, которые и так распространялись на блогеров. Например, популярный блогер Илья Варламов спорил в суде с писателем Эдуардом Багировым из-за поста в фейсбуке, опираясь на статью о клевете. 

 

Наказаны будут только площадки

Закон коснётся блогеров в наименьшей степени. Ответственность за его неисполнение понесут интернет-площадки, которые называют «организатором распространения информации». Именно их будут штрафовать или блокировать в случае, если блогеры не исполнят указаний Роскомнадзора.

Вопрос в том, что большинство блог-платформ зарегистрированы не в России. Юрист Ирина Гребнёва так объяснила The Village проблему: «Толкование у этой ситуации двоякое. С одной стороны, площадки, зарегистрированые за пределами РФ, живут по своим правилам и никаких обязанностей не несут. С другой — поскольку транслируют контент в Россию, законодатели могут подстраивать их работу под законы страны. Какой компрописс будет найден, покажет практика применения».

В период обсуждения закона LiveJournal начал отображать в профайлах всех блогеров и сообществ, количество подписчиков которых превышает 2,5 тысячи, не фактическое число пользователей, а значок «2 500 +». Однако Роскомнадзор всё равно должен будет получить точные данные о блогере — с помощью  внешних счётчиков или через запросы в сами площадки.

 

Новых счётчиков не будет

Собственной оценочной системы ведомство создавать пока не планирует. Вместо этого будет использовать существующие счётчики — Mail.ru, Rambler, Liveinternet или «Яндекс.Метрика». По заверениям представителей ведомства, компании выразили готовность доработать механизм под нужды этого закона. Ксензов попросил объяснять блогерам, чем будет полезен счётчик и зачем его использовать. В экспертной комиссии, призванной решать спорные вопросы по посещаемости, сейчас находятся представители всех перечисленных компаний, кроме «Яндекса».

 

Проверки будут проводиться по запросу

Очевидно, что отследить миллионы блогеров с посещаемостью более 3 тысяч человек Роскомнадзор не сможет. Только «Яндекс.Блоги» показывают 180 миллионов источников. Поэтому речь идёт о том, что Роскомнадзор будет работать выборочно — когда поступит распоряжение проверить конкретного блогера. Никаких заранее заготовленных списков, на кого будут обращать внимание, нет. Получается, блогеры будут нарушать закон, Роскомнадзор будет закрывать на это глаза, а реагировать только в случае необходимости. «Мы не ставили и не ставим себе целью организовать поголовную перепись всех популярных русскоязычных интернет-пользователей», — говорит Ксензов.

 

Популярным блогерам на закон «пох...»

Чтобы облегчить работу ведомства, Роскомнадзор предлагает зарегистрироваться в реестре блогеров самостоятельно. Судя по комментариям популярных блогеров, никто из них этого делать не собирается. Антон Носик написал: «Я не собираюсь получать никаких сертификатов, лицензий, удостоверений, свидетельств и прочей херотени. Просто не вижу ни одной причины на свете это делать. Моё право высказывать публичное своё мнение в интернете чёрным по белому записано в статье 29 действующей Конституции РФ, и ни о каком предварительном лицензировании для обладателей права открыть рот там не сказано. Если правительству РФ угодно составлять какие-то реестры людей и юрлиц, имеющих аккаунты в соцсетях и на блогхостингах, то я не могу ему ни запретить, ни помешать их составлять, если уж им там совсем делать нечего. Но участвовать в этих мартышкиных трудах не вижу причин. Достаточно того, что они и так уже оплачены из моего кармана как российского налогоплательщика». Другой популярный блогер Самсон Шоладеми сообщил The Village, что ему на этот закон «пох…» и что такую глупость «серьёзно комментировать не хочется».

 

Убедительных преимуществ для блогеров создать не вышло

Некоторые интернет-деятели пытаются найти хотя бы один плюс от закона. На странице «Я — блогер», разработанной РАЭК, большое внимание уделили правам блогера — теперь он сможет размещать рекламу легально и накапливать «личную сетевую популярность». Обещают даже собрать базу агентств, которые будут покупать рекламу у проверенных блогеров. Но все, кто хотел размещать рекламу, делали это и без усилий со стороны государства.

Другие аргументы высказал замруководителя ФГУП «ГРЧЦ» (подчиняется Роскомнадзору) Алексей Жмаев на конференции «Я — блогер». По его словам, регистрация в реестре означает, во-первых, признание со стороны государства социальной значимости блогера. Во-вторых — регистрация в реестре будет означать, что он как минимум не бот. Понятно, что такие преимущества выглядят сомнительно. Максим Ксензов добавил, что думать, чем будет закон полезен, и не нужно. Он проходит в пакете антитеррористических поправок и нацелен на сохранение безопасности, а не на поддержку блогеров. 

 

Зато им дадут QR-код

После получения уведомления, блогеру необходимо в течение десяти дней опубликовать у себя на странице фамилию, имя, отчество и контактные данные для взаимодействия c органами. Роскомнадзор готов предоставить QR-код, который избавит блогера от необходимости указывать сведения о себе. 

 

И значок

Ещё Роскомнадзор готов предоставить значок «Я — блогер» каждому, кто запишется в реестр. «Мы рассчитываем, что знак „Я — блогер“ появится на значительном количестве популярных персональных интернет-страниц и станет своеобразным „знаком качества“ для того информационного продукта, который производят топ-блогеры», — говорил Ксензов.

 

   

Что нужно знать про закон «О блогерах». Изображение № 1.

Вадим Ампелонский

представитель Роскомнадзора

Сейчас идёт доработка софта, который предложили разработчики, и мы готовим собственную техническую инфраструктуру для работы системы.

Штат сотрудников за счёт этого закона не расширился, ответственные люди появились за счёт внутреннего перераспределения труда. Кажется, заниматься мониторингом будут семь человек.

Никакого расстрельного списка мы не готовим. Нас и этот закон демонизируют. Говорят, мы выявим три десятка блогеров и «расстреляем». 

Прямой ответственности для блогера за нарушение этого конкретного закона не предусмотрено, она ложится на площадку. Если блогер будет размещать информацию про суицид, порнографию и прочее, он может быть заблокирован по другим законам.

Всё многообразие правоприменения сейчас сложно описать, мы будем исходить из практики, которая будет складываться. Пока пытаемся теоретизировать с отраслью и блогерами, но только практика покажет, как на самом деле будет применяться этот закон. 

Доступ к реестру будут иметь только блогеры, которые туда занесены. Но по закону информация должна быть опубликована на странице самого блогера, так что о его попадании в реестр можно будет узнать.

Cейчас у нас есть прямые контакты с зарубежными площадками. Мы ценим, что представители Twitter приехали в Россию, они нас услышали и открыли статистику посещаемости. Хотя настораживает, что 12 аккаунтов, про которые мы вели речь, до сих пор не удалены. Будем смотреть, как будут реагировать конкретно на этот закон.